Мир, который помещается в сердце. Интервью

Возможен ли мир во всём мире? Существуют ли эффективные дипломатические средства для предотвращения конфликтов? Как относиться к политике, к войне тем, кому не позволяет взяться за оружие вера? Особенности нашего времени не оставляют равнодушных к подобным проблемам.

На вопросы Мариет Фоснес отвечает Михаил Моргулис.

 

Михаил слова Христа «не думайте, что Я пришёл принести мир на Землю» толкуются в церквях неоднозначно. Как понимаете эти слова вы?

Для меня в них никакой двусмысленности нет. Приход Христа в мир означал начало нового этапа борьбы между Богом и дьяволом на Земле. Господь говорит о том, что невозможно примирить истину и ложь, мудрость и глупость,  добро и зло, нравственность и безнравственность, Бога и мамону. То есть приход Господа – это меч, который отделил одно от другого, дал человечеству новый импульс, новые понятия нравственности и этики.

Какие мысли и цели вдохновили вас на создание «Международного христианского моста» и «Духовной дипломатии» в то время как выбор служений велик? И как вам, иммигранту, да ещё из СССР, доверили такую ответственность в США?

Я живу в Америке давно, около 45 лет, поэтому трудно сказать, где я иммигрант – в России, на Украине или в США. Кроме того, Америка ведь страна иммигрантов, поэтому здесь обычно доверяют по способностям, а не по происхождению, родственным связям или принадлежности той или иной партии. В своё время я дал Богу обещание, что, если Он позволит мне служить на благо мира, я буду служить Ему и  благодарить Его за это везде, какие бы двери передо мной ни открылись. Такой возможностью стали «Международный христианский мост» и «Духовная дипломатия». Цель их – обмен духовными ценностями, заимствование того лучшего, что есть у каждого народа.

Вы начали музыкальные фестивали «Мосты любви», которые вызвали большой интерес. В чём была их цель? И почему, со временем, эти «музыкальные мосты» стали рушиться?

Если коротко, то основная идея этого фестиваля – строить мосты доверия и любви между странами, народами, церквями. К нам прилетали христианские певцы из разных стран. Начал это я с верующим бизнесменом Ильёй Бабенко. Но со временем я передал  проведение «Мостов» человеку, который  в силу культурной ограниченности не понимал глобальной задачи этого проекта. И замечательный фестиваль превратился в простой концертик, довольно  среднего уровня, и без всякой мысли. Так бывает в жизни. Нобелевский лауреат БорисПастернак справедливо писал: «Талант единственная новость, которая всегда нова».

А как вы почувствовали, что «Духовная дипломатия» - это ваше призвание?

Мы знаем, что каждый человек талантлив по-своему, хотя не каждый может свой талант осознавать. В какой-то момент я заметил за собой способность, о чём позднее написал в одной из книг, - вести дискуссии так, что собеседники или оппоненты не испытывали того раздражения, которое нередко в таких случаях имеет место. Устав «Духовной дипломатии» предполагает важное условие – видеть в каждом человеке не должность, а творенье  Божье. Когда мы относимся к людям как к творенью Бога, они это чувствуют и становятся более открытыми, более честными, человечными. Напомню, что основная концепция «Духовной дипломатии» - стремление останавливать любые конфликты в мире – политические, этнические, религиозные – не с помощью традиционных дипломатических методов, а с помощью идентичных духовных ценностей конфликтующих сторон, найти точки соприкосновения, которые помогут обеспечить мир. «Духовная дипломатия» – это новые способы достижения  мира, она призвана быть мостом любви и помощи между Востоком и Западом.

Сейчас много говорят о духовной свободе. Что, по-вашему, значит духовная свобода?

Надо сначала определить, что понимается под одним и тем же словом - «свобода». Например, о любви тоже говорят много, но для одних любовь – это десять минут физической близости, для других – это отношение на всю жизнь. Так же обстоит дело и со свободой. Для одних это значит делать всё, что хочется, для других это свобода жить, творить, созидать в свободном обществе, а для третьих это свобода во Христе. Вот это и есть духовная свобода. Духовная свобода позволяет понимать те вещи и явления, которые возможно понять только через призму божественного и никак иначе. Такая свобода предполагает не произвол, а способность принимать мудрые, взвешенные решения, соответствующие  величайшему, божественному стандарту Христа.

С началом российско-украинского конфликта в христианской среде обострились дискуссии о том, как верующему относиться к политике. Что отличает  гражданскую позицию христианина?

Христос по этому поводу сказал, что «Богу Богово, а кесарю кесарево». Недавно в одной славянской церкви в Америке я задал вопрос, хотели ли бы присутствующие, чтобы их дети жили в стране, где президент гей, а секретарь Госдепартамента лесбиянка? Большинство ответили, что не хотели бы. Но раз так, для этого нам нужно участвовать в жизни страны, а не сидеть в церкви и надеяться, что нашу волю исполнит кто-то другой. Не к этому призывал нас Господь, Он сказал, чтобы мы шли по всему миру и проповедовали Евангелие.  Проповедь Евангелия только в церкви – это подобие сектантства, а истинная вера в том, чтобы проповедовать прежде всего своим образом жизни, а не в том, чтобы немедленно поставить окружающих на колени в молитве покаяния.  Настоящее христианство – это не посещение церкви от скуки, одиночества или из меркантильных интересов, а стандарт жизни. Это значит, что мы можем заниматься политикой, бизнесом, наукой, литературой, искусством и быть при этом достойными христианами.  А это намного сложнее, чем только ходить в церковь. Кроме того, мы живём в такое время, когда мир летит в пропасть и от того, как будут поступать миллионы христиан, зависит дальнейшее существование человечества. Если христиане займут пассивную позицию, мир превратится в Содом и Гоморру, а с этим настанет конец цивилизации. Поэтому я за то, чтобы люди поступали не как запрограммированные роботы, а как сознательные творенья Божьи и участвовали в гражданских процессах своей страны. Тем более что христиане способны положительно влиять на моральный облик общества.

И всё же остаётся вопрос – как вести себя христианину, к примеру, на  Майдане, чтобы выразить свою гражданскую позицию?  Ведь должны его действия как-то отличаться от действий человека, далёкого от веры?

Человек верующий не будет бросать бутылки  с зажигательной смесью. Я несколько раз был на Майдане и слышал, как один пастор кричал, что Христос тоже вооружился бы «коктейлем Молотова», окажись он на Майдане.  Говорить такие вещи - это недопустимое кощунство, духовная глупость. Христиане могут выступать против существующей власти, быть в оппозиции, но методы борьбы христиан не должны быть теми методами, которые используют люди, не знающие Христа и его постулатов. Известно, что без единого самолёта, автомата и без «коктейля Молотова» Христос победил зло любовью. Кто-то возразит: легко сказать «побеждать любовью».  И, действительно, побеждать любовью гораздо трудней, чем просто об этом говорить. Побеждать любовью трудней, чем побеждать оружием. Но тот, кто считает себя христианином, не может позволить себе качеств, чуждых Христу. Например, я за Байдена не голосовал и с его политикой не согласен, но я не буду участвовать в антиправительственных действиях с применением силы, бить стёкла и так далее.  Если подытожить сказанное, то христианин должен иметь гражданскую позицию, но действовать только по христианским принципам.

Получается, что трагедия на Украине стала катализатором верности этим самым  христианским принципам, о которых вы говорите. Украинские верующие винят российских за то, что «не остановили своего Путина», россияне же считают, что должны повиноваться властям, да и не видят причин для неповиновения. Споры доходят до агрессии, до ненависти. А реальность такова, что истинную картину не разумеет никто из нас. В условиях информационной войны знать правду просто невозможно. Как относиться к происходящему в такой ситуации, на чьей стороне быть?

Вопрос очень сложный. Когда о войне узнаёшь не по историческим учебникам, а становишься её современником, она и воспринимается по-другому. Стран и территорий на земле много, и все мы являемся гражданами той или иной страны и имеем соответствующие обязательства. Но христиане – это граждане прежде всего Страны Небесной. И нам следует относиться к конфликтам с учётом этого. Как вы точно подметили, многим непонятно, что происходит сегодня и что будет завтра.  Я надеюсь, что в этом огне, в горниле испытаний предстоит возродиться вере в Бога. Возможно, что именно с Украины начнётся духовное  возрождение и пойдёт по всему миру, как когда-то подобное началось среди израильского народа, ничем не отличающегося от других народов. Может быть, Господь избрал Украину, как тогда Израиль, с тем, чтобы обновить веру, очистить её от языческой примеси. Если же говорить об агрессии и грубости – это вещи, недостойные звания верующего. Надо признать, что христианами называют себя миллионы, но являются ими не многие. Там, на Майдане, я призывал к покаянию и украинцев, и россиян, а в ответ слышал возгласы  «пусть каются москали», «пусть каются хохлы, жиды». Когда человек считает, что каяться должен кто угодно, только не он, то это не христианин, а пародия на христианина, который не имеет представления о христианской глубине и этике. К войне на Украине лично я отношусь как к событию, которое допустил Бог. Понимаю весь ужас происходящего, боль и страдания народа, но понимаю и то, что мы не должны отвечать злом на зло и ненавистью на ненависть. Верю, что близко то время, когда поток брани остановится с обеих сторон. Конфликты случаются и в семьях, но, что бы ни случилось, братья остаются родными по крови. Надеюсь, что очень скоро русские и украинцы осознают, что они близки и что, возможно, у них одна историческая судьба.

В чём особенности духовного дипломатического служения сегодня? Не принимают ли вашу деятельность как попытку усидеть на двух-трёх стульях?

Понимаете, я могу себе позволить не сидеть даже на одном стуле. То, что я делаю, не преследует цели стать богатым или известным. Ни одного правителя я ни о чём не просил для себя, всю жизнь  прошу только для других. Я знаю, что Бог желает людям мира, и вижу своё служение в исполнении этой Божьей воли. Но да, иногда бывает, что моего призвания не понимают, считают, что пытаюсь угодить политикам. Помню, как в Беларуси один  бывший пастор был возмущён тем, что я поздравил Александра Лукашенко с избранием на президентский пост. Пастор считал, что Лукашенко такого отношения не заслуживает.  Я тоже не считаю его ангелом, особенно сейчас, да и нет ангелов ни среди президентов, ни среди нас, но я стараюсь поступать согласно Христу – с уважением к правителям, к твореньям Божьим в целом. В основном же работа «Духовной дипломатии» приветствуется во всех странах. В конце концов, важно не то, как нас оценивают люди, а то, как нас оценивает Бог.  Особенности нашего служения сегодня в том, что приходится работать с людьми, которые к  христианству бывают равнодушны или даже враждебны. Тем не менее, ещё не было случая, когда руководители стран на наши просьбы и обращения не реагировали.  Мы стараемся помнить, что любая победа во имя Господа достигается не силой, а любовью и смирением.

Говорят, что протестантизму в России снова предстоят непростые времена. Что можно сделать сейчас, чтобы свобода вероисповедания осталась в повседневной жизни, а не только на бумаге?

Думаю, это процесс, который остановить сейчас невозможно, потому что Православная церковь в России давно стала министерством религий. Российское правительство знает, что церковь – это мощный посредник, который помогает вести диалог с народом. Таким образом, Православная церковь слилась с государством. Это смерть для церкви как инструмента Божьего. Как бы красиво ни цитировали иерархи слова из Библии, РПЦ превратилась в государственную систему. Протестантизм - самое социально активное течение и приносит обществу много пользы, а противостояние протестантизму – это лишь следствие политических отношений с Америкой. Притеснения протестантов объясняют народу как борьбу с иноземной религией, при этом ни слова о том, что Православие зародилось тоже не в России, а в Византии. Однако, чем протестантизм хуже католицизма или православия, не объяснит никто. Да, гонения  протестантов начались и, вероятно, будут продолжаться до улучшения отношений с Америкой. Несколько лет назад мне довелось дать интервью «Русскому радио» в Москве. Трое ребят были явно настроены против Америки. Они просто не знали этой страны. А на радио эфирное время ограничено и многого не объяснишь. Но я успел сказать, что Америка – это не только Белый дом или  Уолл-стрит, Трамп или Лас-Вегас.  Америка – это страна миллионов христиан, которые помогают всему миру. Жаль, что, подобно тому, как американцы не знают России, россияне не знают Америки. Что можно сделать в условиях гонений? Если протестантские верующие в России не оплыли духовным жиром, а такое тоже бывает, то опыт праотцов церкви советской эпохи может им напомнить, как себя вести. Сейчас как никогда важно прекратить споры и обличения между самими церквями, перестать превращать теологические расхождения в человеческие страсти. Церкви должны проявить единство – если не на уровне доктринальном, то на уровне общехристианском. Посмотрите, как разобщены протестанты, каждая церковь – чуть ли не отдельное «княжество» с культом пастора. Потому  протестантов и называют сектантами. Кроме того, российским протестантам не хватает людей образованных, способных говорить с кафедры серьёзные, обоснованные вещи, а не пользоваться эмоциями и внешним напором.

Америку то обвиняют во всех геополитических конфликтах, то считают её хранительницей христианских ценностей. Где же, на ваш взгляд, истина?

Америка по-прежнему является  мировым лидером -  так, вероятно, определено Богом. Хотя сейчас она переживает не самые лучшие дни, и дипломатические возможности этой страны, её влияние на мир в последние годы ослабевают. Здесь по-прежнему считают, что свобода в американском её понимании должна распространяться по всему миру. Россия как сильное государство пытается противостоять Америке, эта ситуация и есть основной стержень проблем. Лет 15 назад в переписке с бывшим госсекретарём  Бжезинским я изложил своё мнение, что рано или поздно США и Россия будут вынуждены плыть в одной лодке, а случится это, когда во весь рост встанет Китай. Сейчас мы подходим именно к этой развязке. Нынешний раздор между Америкой и Россией на руку Китаю, который ведёт успешную экономическую войну. Это понимают и в Кремле, и в Белом доме, но что-то изменить сейчас очень трудно. Надеюсь, что противостояние не затянется, что острые углы начнут сглаживаться, потому что другого выхода нет ни у США, ни у России, иначе перед лицом глобальной экономической войны и исламского экстремизма мир ожидает гибель. У меня была встреча с российским послом в США, я ему сказал то же самое.  Сказал об этом и в Госдепартаменте.

Теперь о христианских ценностях. Все информированные люди в мире знают, что Америка остаётся и  флагманом христианских идей, которые американские верующие несут во многие страны, людям всех континентов. Многие Америку ругают – мол, это их христианство, американское. Но это неправда, американские христиане предлагают миру общехристианские ценности, понятие живого Бога, а не абстрактного Бога, живущего на небесах. Они пытаются донести миру библейскую истину о том, что Христос – живой Бог, участвующий в нашей жизни.

В Америке масса внутренних проблем. Почему в таком случае она настолько озабочена свободой других стран, тем более что «освобождение» сопровождается кровопролитием?

Отчасти с вами согласен. Помните, в самом начале беседы мы говорили о том, что понятие свободы бывает разным?  Теоретически, американская свобода – вещь прекрасная. Но если вы начинаете объяснять законы высшей математики первоклассникам, много ли они поймут? Точно так же, когда вы приходите со своей свободой в Египет или Ливию, где главным законом остаётся шариат, получается разговор слепого с глухим. Я против навязывания своей свободы другим, потому что у народов должен быть свой путь. Да, народы могут страдать, ошибаться, но это их личный опыт. А приходить в страну со своей свободой, которая потом никогда не будет востребована, нельзя. Америка должна заниматься не только своими внутренними проблемами, а и участвовать в международной жизни. Но она не должна стремиться к абсолютному влиянию на другие страны. Об этом я писал госпоже Клинтон, что, кстати,  испортило наши с ней отношения.

Вернёмся к проблемам американской дипломатии. В  чём причины её ослабления?

В том, что в последнее время дипломатами в Америке чаще становятся не талантливые молодые люди, а дети политиков. А это, как вы понимаете, совсем не гарантирует качества. Как говорят,  часто природа на детях отдыхает. Обучение в политических и дипломатических школах стоит таких денег, что позволить себе это образование могут только дети очень богатых бизнесменов и политиков.

Вы встречались с лидерами многих стран. С кем из людей подобного ранга хотели бы встретиться в будущем?

С президентом Северной Кореи. Хотелось бы встретиться и с Владимиром Путиным, для меня он человек-загадка, но очевидно то, что  своеобразная духовность – важная составляющая его жизни.

Расскажите о вашей работе в детских домах. Что вас привело в эту сферу, не имеющей отношения к дипломатической деятельности?

В Беларуси мы помогаем  учреждениям для детей с психическими расстройствами, с ограниченными возможностями и детям с онкологическими заболеваниями. Работаем в детских домах Украины по всей территории. В детском доме Грузии находятся дети, семьи которых погибли в военных конфликтах. Средства на помощь детским домам приходится добывать с трудом, а в итоге нередко эти средства разворовываются на местах, и это не может не беспокоить нас. Мы с этим боремся и чаще всего успешно.

Несмотря на усилия ООН, международные конфликты в последнее десятилетие только участились. Страны-члены ООН нередко нарушают правила, принятые самой же организацией. Почему это происходит? ООН не справляется со своей миссией?

Абсолютно справедливое замечание. Да, современная структура ООН перестала быть эффективной. Она не является той силой, которая способна остановить кровавые конфликты. Она не является беспристрастным арбитром, каковой должна быть. Если жизнь продолжится, то было бы целесообразно создать при ООН постоянный международный контингент. Это должна быть потенциально сильная армия, способная гасить конфликты во всём мире. В последнее время в ООН стали вступать страны, для которых понятие «свобода», о которой мы с вами сегодня говорили, имеет совершенно другой смысл. Поэтому согласен с вами – механизм ООН устарел и требует немедленной реконструкции. Считаю, что сделать это должно новое, молодое, решительное поколение. Альтернатива – упразднение ООН, потому что функции её формальны и миссии своей она больше не выполняет. Например, в арабо-израильском конфликте ООН играет роль не справедливого арбитра, а ту роль, которую ей навязывает большинство. В этом смысле «Духовная дипломатия»  представляет собой реальное начало эффективной работы по реконструкции ООН, но ей нужно развиваться до глобальных масштабов,  чтобы филиалы её были во всех странах, чтобы действовала она по всему миру. Обеспечить мир можно только всем миром.

* * *

Михаил Моргулис —писатель, политолог, богослов, основатель концепции «Духовная дипломатия» при ООН  и благотворительной организации «Международный христианский мост».

Окончил Киевский государственный университет и  Норвичский университет штата Вермонт.

Автор 11 книг и многих политических и духовных  статей.

Много лет Михаил Моргулис работал внештатным экспертом по Восточной Европе с сенаторами Джесси Холмсом и Марком Хетфилдом. Консультировал окружение президента Джорджа Буша-младшего по вопросам, связанным с Украиной, Беларусью, Россией.

Основатель первого в мире издательства «Slavic Gospel Press», выпускавшего на русском языке труды западных писателей и богословов. Основатель журнала "Литературный курьер" и газеты " Литературное зарубежье".

Участвовал во встречах с президентами США Джимми Картером, Рональдом Рейганом, Джорджем Бушем, Биллом Клинтоном, Обамой и Трампом, а также с Михаилом Горбачёвым, Бенджамином Нетаньяху, Александром Лукашенко, Владимиром Жириновским, Леонидом Кравчуком, Виктором Януковичем, Аскаром Акаевым и другими.

В 1991 году был руководителем делегации лидеров христиан США, которая была официально принята в СССР. Встречи прошли в Верховном Совете СССР, Совете министров СССР, в КГБ и в Кремле, где делегацию принял президент СССР Михаил Горбачёв. Телепрограмма Михаила Моргулиса «Возвращение к Богу» была первой христианской телепрограммой на русском языке, транслируемой государственным телевидением СССР.

Награждён медалью «Праведник мира».

Обладатель первой литературной премии Союза писателей Украины, Второй американской премии журнала «New Review», Первой премии московского брендового журнала «Юность».

Живёт и работает в городе Норд Порт, Флорида, США.

Артур Топот

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Мы стоим у порога и Америка пробудилась. Трамп разбудил Америку!

Михаил Моргулис