Голос совести

Что же такое совесть, эта интуитивная способность отличать добро от зла? Сама этимология этого слова (со-весть – «совокупная весть», «совместное ведение») указывает на всеобщность этого понятия. Нравственные принципы едины и для каждого человека в отдельности, и для совокупности людей, и для всего человечества в целом. Они отражают благой характер Бога. И если наши действия не соответствуют этим абсолютным принципам (а такое наблюдается постоянно), мы однозначно признаем: проблема не в принципах, а в нас самих.

Но, даже имея божественное происхождение, сама по себе совесть, тем не менее, быть абсолютным критерием не может. Отцы Церкви называли ее «голосом Божьим в душе человека», и это определение, на первый взгляд чисто образное, прекрасно показывает суть проблемы. Действие совести включает три составляющие – объективную («Божий голос»), фактическую (обстоятельства) и субъективную («душа человека»).

Вспомним, как пророк Нафан через притчу о богаче и овечке бедняка обличал царя Давида, когда тот соблазнил Вирсавию и убил ее мужа Урию Хеттеянина (2 Царств 12:1-13). Объективная составляющая совести, то самое «совместное ведение», выражена в словах Давида: «Достоин смерти человек, сделавший это». Фактическая составляющая оказывается для царя неожиданной: «И сказал Нафан Давиду: ты – тот человек». Вот здесь-то и проявляется субъективная составляющая: «И сказал Давид Нафану: согрешил я пред Господом».

Давид – человек по сердцу Божьему (1 Царств 13:14, Деяния 13:22). Согрешив как человек, он, обличаемый совестью, принимает Божью оценку своего поступка. Григорий Сковорода метко указывает на это свойство не утратившего связь с Богом человека: «Не я Бог и согрешаю, не я опять-таки бес и каюсь».

Однако, так бывает далеко не всегда. По причине греха совместность нравственного знания утрачивается. Писание говорит, что совесть падшего человека оскверняется (1 Коринфянам 8:7; Титу 1:15). Она может и вовсе быть сожженной (1 Тимофею 4:2). В этом случае субъективная составляющая совести вступает в конфликт с объективной: «И сказал Господь Бог Каину: где Авель, брат твой? Он сказал: не знаю; разве я сторож брату моему?» (Бытие 4:9). О таких говорят: «ни стыда, ни совести».

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин