Две твердыни

Философы не любят слова «бог». Они всячески избегают его. Но в основании любого философского построения заложен вопрос: что является высшей реальностью? И каким путем рассуждения мы бы ни шли, какие эвфемизмы не использовали бы (будь то «первичное начало», «абсолютная сущность», и т.п.), все виды мировоззрений можно разделить на две категории: теизм (от греческого «теос», бог) и гуманизм (от латинского «humanus», человек).

В рамках теистического подхода Бог есть высшая реальность и абсолютная мера всего сущего. Предназначение определяется замыслом Творца. Истина и мораль абсолютны, поскольку отражают Его неизменную истинную и благую природу. Жизнь имеет установленную Создателем, а потому неотъемлемую ценность. Кредо этого подхода таково: «Возлюби Господа Бога своего всем сердцем своим, всей душею своей, всей крепостью своей, всем разумением своим, и ближнего своего, как самого себя» (От Луки 10:27).

Противостоит ему мировоззрение гуманизма, в котором высшей ценностью является человек. В этом случае человек служит относительной мерой чего-либо (ведь человек сам по себе не абсолютен, и потому абсолютной мерой быть не может).

В контексте гуманистического подхода, все в мире – порождение случайности. Предназначения не существует (откуда ему взяться, если нет Создателя?). Истина относительна (я уважаю твои заблуждения, ты уважаешь мои заблуждения, мы с тобой – уважаемые люди). Мораль ситуационна: то, что непозволительно по отношению ко мне, моей семье или моему народу, по отношению к другим вполне приемлемо. Наконец, человеческая жизнь не имеет собственных смысла ценности – в пищевой цепочке все относительно: порой человек ест зверя, порой – зверь человека.

Гуманизм – древнейшее мировоззрение на земле. Его кредо провозглашено еще в самом начале человеческой истории: вы сами будете, как боги, сами будете решать, что хорошо, а что плохо (Бытие 3:5).

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин