Иными языками

 

Цели, стоящие пред Священным Писанием и наукой не одинаковы, и потому язык, которым они пользуются, различен. Как указывал Галилей, «Писание, дабы соответствовать пониманию простого люда, вынуждено описывать многие вещи так, что, если следовать буквальному значению слов, то сказанное окажется далеким от абсолютной истины». Это совершенно естественно. Ведь не так-то просто найти сегодня, скажем, астронома, не признающего вращения Земли. Тем не менее, все продолжают пользоваться понятием «восход» и «закат» при описании видимого движения светил.

Библейское повествование нередко прибегает к аллегориям, аналогиям, сравнениям, всевозможным фигурам речи – всему тому, что научный текст себе позволить не может. В то же время, наука предоставляет лишь текущий срез сиюминутных знаний об устройстве вселенной. Любая научная книжка, изданная пару сотен лет тому назад, читается, как будто написана наивным школьником. Библия же сообщает о происхождении, сущности и предназначении человека. Ее весть обращена к людям всех эпох и народов и не меняется с течением времени. Соответствует этой цели и образность ее языка.

Тем не менее, Библия описывает отношения, как между людьми, так и человека с Богом, в контексте творения, и потому в ней косвенным образом присутствуют отдельные сведения о свойствах мироздания. И всякий раз, какими бы наивными эти откровения ни казались поначалу, они предвосхищают открытия науки.

К примеру, в древности считалось, что звезды являются неподвижными светилами, и общее их количество составляет не более тысячи. Это были те звезды, что видны невооруженным глазом. Даже в средневековых каталогах их насчитывалось от 1022-х до 1056-и. Но, опять же, примерно 4000 лет назад Бог дает Аврааму обетование о множественном потомстве: «Умножая умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря» (Бытие 22:17). В нем косвенно утверждается, что звезд на небе – бессчетное количество, подобно песку на берегу моря. Лишь три с половиной тысячи лет спустя, когда Галилей стал использовать телескоп, точность этого сравнения была подтверждена: звезд на небе, действительно, не меряно.

Или Христос, говоря о Своем пришествии, указывал, что весть об этом событии одномоментно распространится по всей земле: «как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» (От Матфея 24:27). Но при этом в одних местах земли будет ночь, и люди будут спать в своих домах, в других же – будет день, и там будут трудиться: «будут двое на одной постели; …двое будут на поле» (От Луки 17:34,36). Согласитесь, античным жителям одновременность дня и ночи в различных местах земли была не столь очевидна, как нам сегодня.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин