Могут ли у пастора быть враги в церкви?

«Не обличай кощунника, чтобы он не возненавидел тебя» Прит. 9:8

«И, обмакнув кусок, подал Иуде Симонову Искариоту. И после сего куска вошёл в него сатана» Иоан. 13:26-27

Это случается довольно редко… Но всё же в жизни пастора иногда появляются люди, встреча с которыми заставляет его вздрагивать. Конвульсии мимических мускулов, учащённое сердцебиение и всплеск кортизола в крови сопровождают все контакты проповедника с этими экспертами в области духовного рэкета. Причина в том, что всю энергию своей веры, свой интеллект и одарённость эти необычные прихожане используют для воздействия на персону служителя. Давление осуществляется либо для «исправления пастора», либо с целью откровенного вредительства, либо во имя «восстановления справедливости и защиты обиженных и угнетаемых» церковным руководством христиан. Эти заговорщики избирают фигуру пастора в качестве мишени для своих изощрённых атак. Предлоги для войны могут быть разными, но итог один – возникает болезненная, разъедающая душу, убивающая мотивацию и чудовищно непродуктивная конфронтация, засасывающая в чёрную дыру церковной склоки всё новые жертвы.

Изощрённые убийцы помазания, уверовавшие в особую «очистительную» миссию, взвалившие на свои плечи непосильную ношу оздоровления «гниющей с головы» общины низвергнут любой авторитет и втопчут в грязь репутацию пастора ради «торжества евангельской правды». 

Речь не о свободомыслящих христианах, способных конструктивно и дозировано критиковать служителя с целью улучшения церковной деятельности. Я описываю довольно редкий тип антагониста - человека, который презрел идею церковного созидания и с маниакальным упорством сознательно причиняет боль церковнику, превращая его жизнь в мрачный хоррор. Дискредитация пастора – смысл его существования, его идея «х», его любимое параноидальное расстройство.

Часть из этих «обличителей клерикализма» отличается недюжинным интеллектом в сочетании с непомерными амбициями и прожжённым цинизмом. Они изобретательны в методологии, расчётливы и выдержанны, планируют свои действия тактически и наносят удары в самый эффектный момент. Сплюнутые ими обвинительные реплики, насыщенные болезнетворными духовными токсинами, отзываются многократным зловещим эхо в пространстве церковной жизни.

Другая часть разрушителей пребывает в плену бессознательного: ими движет смутное ощущение неприязни к проповеднику вкупе с кровожадным инстинктом хищника. Отсталость в мышлении и дефектная рефлексия качественно отличают их от первого типа. Они не смогут объяснить происхождение коварного демона, отпущенного из подвала их душ богоотступнической завистью и тщеславием. Нездоровое псевдомистическое наваждение и лжепророческие озарения - их излюбленная форма подачи месседжа. Особо буйно эти настроения реализуются в атмосфере сенситивно-мистического дурмана и сакраментального максимализма.

Вы возразите: «зачем сгущать краски и рисовать столь дикий гротеск? Разве возможно подобное поведение в евангельской церкви?» 

К сожалению, возможно. Зло обладает неистребимой способностью обнаруживать себя в совершенно неожиданных местах. 

«Злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но – сборище сатанинское» Отк. 2:9

Христиане в Смирне встретились со злословием именно со стороны наиболее религиозного и традиционного сообщества. «Александр медник много мне сделал зла… берегись его и ты, ибо он сильно противился нашим словам». В служении Павла сопротивление обрело характер обычного явления, нередко оно исходило из христианской среды, как в случае с пытавшимися его унизить коринфскими верующими. Так и Христа преследовали скрежетавшие зубами потомки Авраама.

Что необходимо предпринять пастору, оказавшемуся под прицелом? Как реагировать на несправедливое унижение и огульную критику? Какие средства защиты дарованы Богом служителям Иисуса Христа?

Продолжение читайте в книге «Пасторство наизнанку».

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Что нам делать с малыми церквями? и Церковь между тоталитарностью и ризомой (непрочитанный доклад)

Алексей Кобелев