Что такое братство?

Меня ошеломила библейская история про Урию Хетеянина. Мы так мало знаем об этом мужчине, но его фигура столь значительна благодаря проявлению самых выдающихся нравственных качеств.  Выступая антиподом растленного Давида, Урия обладает поистине сильным и цельным характером. В то время, как израильский самодержец воспользовался беспомощностью чужой одинокой женщины,  Урия отказался посетить собственную законную жену. Каким же должно быть самообладание мужчины, способного после длительной военной кампании унять разогретое алкоголем тело и отказаться от законного визита к молодой красавице, проживающей через дорогу от царского дома? Вслед за недоумением Давида последовал вопрос: «вот, ты пришёл с дороги: отчего же не пошёл ты в дом свой?».

Ответ Урии раскрывает потрясающей красоты внутренний мир и обнажает корневой аспект его мотивации: «ковчег и Израиль и Иуда находятся в шатрах… рабы господина моего пребывают в поле, а я пошёл бы в дом свой есть и пить и спать со своею женою! Клянусь… этого я не сделаю». Урия деятельно сопереживал и сочувствовал своим братьям, оставшимся на полях сражений. Телом в доме Давида, душой и сердцем с воинами Израиля. Задержанный в гламурном пространстве дворцовой роскоши, он стремился в другое место, туда, где кипят сражения, где рискуют своей жизнью товарищи, где слава добывается только честным трудом и ратным подвигом. Урия не забыл о своём призвании, не перестроился на новый лад, не отмахнулся от прошлого как от назойливого сновидения, его разум  не воспринял с наслаждением философию столичной жизни. 

«С глаз долой, из сердца вон», - так мыслят и чувствуют  многие люди, сменившие жизненную обстановку на более комфортную и респектабельную. Многие, но не Урия. При первой возможности он возвращается к тяжёлому воинскому делу, к соратникам, с которыми ощущает неподдельное, почти мистическое единство. Его совесть и система ценностей, его представление о справедливости и чести не позволяют ему почивать на лаврах в то самое время, когда его братья переживают давление и стресс. Именно на таком чувстве и строится подлинное БРАТСТВО.

Не структурные каркасы и юридическая принадлежность, и даже не теологическое содержание определяют качество братских  взаимоотношений и являются фундаментом  для соборности и всехристианского единства.

Но живое, щемящее душу, до содрогания пронзительное чувство духовного, почти кровного родства; чувство, напоминающее тонкую, почти физиологическую связь близнецов, даже на расстоянии реально переживающих всё происходящее друг с другом.

Это будто органическая эмпатия: страдает твой брат, а ты содрогаешься и не можешь дышать.

Отношения дружбы и верности, настроенные настолько тонко, в наши дни встречаются всё реже. Мы принесли их в жертву идее развития, которое воспринимается как замена старых жизненных декораций новыми, более технологичными и дорогостоящими. Причём вместе со старыми декорациями в пыльный чулан отправляются и отношения с некогда близкими, но теперь «бесполезными» для нас людьми.

«Непродуктивные отношения» прекращаются под давлением  «целесообразности». В коммерциализованном христианстве запутанного в сетях и исповедующего культ успеха постмодерна остаётся всё меньше места для традиционных ценностей. В обществе безжалостной прагматики не модно помнить о родителях, общаться с людьми «не своего круга», тратить жизнь на тех, которых «только могила исправит». В таком обществе каждый стремится занять верхнее положение в «пищевой цепочке» и удобно расположиться на вершине социальной пирамиды.

Надеюсь, это не про нас. Изо всех сил хочу верить, что к современным евангельским церквями не подходит этот холодный трафарет, что мы действительно способны к бескорыстной жертве, искреннему братолюбию и всё ещё способны к «напрасной трате».

Справедливости ради следует заметить, что живое  чувство братского единения не возникает на пустом месте, оно не появляется лишь из необходимости. 

Чувство внутренней связи с другим человеком невозможно настроить искусственно.

Это чувство вызревает на совместном поприще, в полях сражений, в командной работе. когда вместе «съедены пуды соли». Настоящие братья - это люди, которые всерьёз и бескорыстно интересуются нами. Это люди, ради которых и мы способны отказаться от благополучия и привилегий, как это сделал Урия.  Уверен, у каждого из нас есть такие братья. Нам остаётся лишь дорожить ими и  не забывать о них… Никогда не забывать… 

Читайте мою книгу "Пасторство наизнанку".

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Что нам делать с малыми церквями? и Церковь между тоталитарностью и ризомой (непрочитанный доклад)

Алексей Кобелев