Пастор vs специалист

Временами я немного завидую узким специалистам, тем, деятельность которых направлена на одно основное дело всей жизни.  Это дело ограничено узкими рамками профессиональных обязанностей.

К примеру, вся энергия медицинского работника тратится только на защиту здоровья пациентов. Преподаватель весь комплекс своих умений и талантов ежедневно использует исключительно для развития образовательного процесса.  День за днём служитель фемиды разбирает судебные дела и выносит приговоры. Более того, даже внутри профессионального цеха специализация  делится на ещё более узкие участки. Ортопед не лечит сердце, а гастроэнтеролог не принимает роды. В этой узкой направленности и  заключается логика профессионального развития: оно реализуется благодаря рамочной концентрации жизненной энергии человека на отдельном секторе знания и деятельности. Только так возможно достижение высокого качества и филигранного мастерства, только таким образом возможен профессиональный рост. 

Человек, применяющий себя сразу во всём, либо скачущий из одной профессиональной области в другую, обречён остаться дилетантом или низкоквалифицированным сотрудником. Вряд ли он сделает серьёзную карьеру и достигнет экспертного уровня, вряд ли  совершит технологический прорыв.

Безусловно, есть своя красота в спайке человека с профессией. Разум специалиста всецело поглощен любимым делом. Он прикипел к нему душой, практически сросся с ним плотью. Весь арсенал дарований  и способностей положен на алтарь избранного ремесла. Умелец ежедневно упражняется в конкретном мастерстве, ему не нужно отвлекаться, не нужно разрываться  в перипетиях многозадачного и разновекторного процесса.  Он - человек одного дела.

С пасторством всё иначе. 

Особенность положения пастора в обществе предполагает соприкосновение с различными сферами жизни.  В современной российской действительности пастор  - это учитель и психотерапевт, оратор и богослов, семейный консультант и специалист в области социальных технологий, управленец и бухгалтер, немного строитель и немного юрист, нередко разбирающийся в вопросах здравоохранения  и  физкультуры. Вроде бы целью служителя является только духовное наставление и проповедь Евангелия. Но на деле наш пастор – служитель «широкой практики». Он на все руки мастер, он должен всё знать и всё уметь. Зачастую кроме него в общине некому помочь прихожанам в ситуациях, требующих компетентного вмешательства. 

Конечно, я обобщаю.  В многочисленных церквях внутри команды служителей уже существует «разделение труда». К этому располагает библейское учение о духовных дарах и пятигранном служении. В европейских церквях разграничение ответственности и специализация давно стали нормой. Но  в небольших приходах, коих в наших странах подавляющее большинство, пастор по-прежнему «и швец, и жнец, и на дуде игрец». 

Пастор вынужден быть разносторонне развитым.  К нему обращаются люди, с поломанной жизнью, похожей на абсурдное и дикое соревнование безумных злоключений. И пастор ремонтирует человеческую жизнь.

Однако, именно из-за «широкой практики» нашему пастору трудно сосредоточенно посвятить себя одной области духовного труда. А значит, трудно дорасти до экспертного уровня.  Практикующий пастор и научная деятельность - почти несовместимые понятия.  Служащему пастору некогда писать книги и заниматься искусством - он занят  живыми людьми.  Добавьте сюда присущую многим пасторским семьям многодетность и вы получите образ перегруженного заботами человека. 

Роль пастора в России сильно недооценена.  Для светского общества его служение происходит на «обратной стороне луны».  Протестантского пастора не существует для российских масс-медиа. О нём не скоро снимут художественный фильм. Твёрдая рука высшего чиновника не скоро повесит на его груди орден.  Нередко представители светского общества соревнуются в бичевании  и демонизации фигуры евангельского священнослужителя, наполняя циничной ложью туман массового сознания.  Для российского пастора существует не так уж много точек опоры, ещё меньше  внешних источников мотивации. Его единственная надежда – Господь и поместная церковь.

Значение пасторства чудовищно недооценено!  Секулярный мир активно развивает альтернативные пасторской заботе формы воспитания личности.  Лайфкоучер за день тренинга вознаграждается суммой, равной месячной пасторской зарплате (если таковая имеется).  На атмосферных клубных вечеринках утомлённый солнцем горожанин снимает психологическое напряжение под модные вскукареки МС. Многочисленные камеди-шоу изобретательно  и исподволь формируют альтернативные  ценности. И всё это глумливое, алчное, вывихнутое жречество ведёт покорную душу обывателя в царство пустоты и бессмысленности.

Там временем пастор тихо и незаметно ремонтирует человеческую жизнь. В этом его крест. В этом его благословенная доля. Он – непризнанный герой нашего времени, герой не от мира сего. Он - наследник профессии Иисуса Христа, принявший  единым пакетом все особенности дела: глубокое внутреннее удовлетворение  и общественное недоверие, радость духовных переживаний и опасность преследования,  бедность и искушение властью.

Дай Боже сил Церкви развить пасторский труд, создать фамильные священнические династии, сформировать свой багаж профессиональных традиций и, самое главное, сделать пасторское служение внутренне целостным, здоровым и продуктивным!

 Из книги "Пасторство наизнанку".

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Что нам делать с малыми церквями? и Церковь между тоталитарностью и ризомой (непрочитанный доклад)

Алексей Кобелев