Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас

Служитель рассказал о том, как стал «пастором для неверующих»

Служитель рассказал о том, как стал «пастором для неверующих»

Расс Рамси – пастор американской пресвитерианской церкви Christ Presbyterian Church, стремясь достичь внецерковных (неверующих) людей, стал для них «пастором». Он рассказал о том, как начинал свое служение и об уроках, которые усвоил.

В конце апреля прошлого года я принял предложение принять интересную пасторскую должность в пресвитерианской церкви Христа в Нашвилле (штат Теннеси). Моей целью было достигать тех людей в церкви и вне ее, которые или вообще не являются христианами, или могут описать свое хождение в вере как то, где больше вопросов, чем ответов.

Пасторская команда долго не могла придумать название моему служению.  Мы хотели, чтобы мое служение привлекало, а не отталкивало тех, кто вряд ли бы назвали себя христианами. Мы также хотели, чтобы это название было честным – таким, которое вызвало бы уважение и не маскировало мое желание нести другим Евангелие Иисуса Христа (или помогать другим лучше его понять).

После длительных обсуждений мы смогли придумать лишь такое название: «Пастор для “ищущих” и скептиков». Нам казалось, что мы почти достигли цели, но мы не были уверены, как отреагируют внецерковные люди на то, что мы относим их к категории «ищущих» и «скептиков». Понравится ли такое название тем, с кем я хочу завязать контакты? Не покажется ли нехристианам непочтительной такая «классификация»?

Я – церковный человек. Я работаю в церкви. Я люблю церковь. Большую часть своих выходных и отпусков я провел в служении для поместной церкви. Но когда мы думали-гадали, как назвать мое служение, я должен был признаться себе, что не знаю, как внецерковные люди отреагируют на это название – «пастор для "ищущих" и скептиков».

У всех нас есть пробелы в знании и опыте. Отвергать это – значит, в действительности, доказывать обратное. Поэтому я обратился за помощью.

Я обратился за помощью к нескольким своим друзьям, чье мнение, я полагал, будет для меня полезным. Эти мои друзья – как мужчины, так и женщины – были или неверующими (т.е. не назвали бы себя христианами), или теми, кто большую часть своей жизни прожили вне церкви.

И вот, что я написал каждому из них:

«Мой дорогой друг, надеюсь, Вы поможете мне кое с чем. У меня появилась новая должность в церкви, и мы сейчас пытаемся найти для нее подходящее название – типа “пастор чего-то” или “пастор кого-то”. Мое служение будет двояким.

Во-первых, я буду работать с членами церкви, обучая их завязывать и поддерживать знакомства, вести диалог с нецерковными людьми и моделировать такое христианство, которое вызывало бы уважение у их знакомых и соседей, не разделяющих с ними их религиозных убеждений.

Во-вторых, я буду работать над созданием условий для свободной дискуссии, в которой могли бы участвовать все, кто открыты к духовным вопросам, хотели бы лучше понять христианство, но не считают себя христианами. Это должно быть место, где такие люди могли бы задать вопросы без страха быть осужденными или вовлеченными в “евангелизационный проект”.

Таким образом, название моего служения должно быть 1) ясным для церкви, 2) честным, вызывающим уважение и не отталкивающим внецерковных людей.

Я всегда считал Вас глубоко мыслящим человеком, поэтому надеюсь, что Вы внесете свой вклад в поиски наилучшего названия моего служения. Сейчас мы рассматриваем такой вариант: пастор для “ищущих” и скептиков.

Где бы Вы поставили этот титул на шкале от "отталкивающий” до “привлекательный”? Может, у Вас появятся другие идеи насчет названия моего служения? Название должно быть понятным и не отталкивающим. С удовольствием выслушаю Ваши соображения по этому поводу. Большое спасибо».

Ответы, которые я получил от своих друзей, были поразительными и вдохновляющими. Все до единого были рады, что я спросил их об этом. И я очень благодарен им за их участие в этом важном для меня вопросе. Вот несколько выводов, которые я сделал на основании полученных ответов:

1. Само мое служение вызвало одобрение. Никто из моих друзей не сказал, что мое служение – плохая идея, и что они чувствуют в этом некую манипуляцию. Наоборот, сложилось впечатление, что им нравится открытый характер моего нового служения. Один мой друг, агностик, сказал:

«Мне импонирует, что пастор хочет общаться и строить дружбу с разными людьми – атеистами, мусульманами, скептиками, спорщиками-оппонентами и т.д. В моих глазах это свидетельствует о реальной духовной силе служителя и его уверенности в своей вере».

Другой сказал:

«Вовлечение в жизнь интересующихся неверующих и тех верующих, которых мучают сомнения и вопросы – это замечательная попытка. Церковь не зацикливается лишь на учении о самой себе и других».

2. Моим друзьям больше по душе было слово «ищущие», чем «скептики».

Один мой друг-нехристианин сказал:

«Я бы не использовал слово “скептики” в названии Вашего служения, потому что оно провоцирует человека думать приблизительно так: “О, он просто хочет убедить меня, что мои убеждения неверны”. Слово “обращение” можно использовать. Но слово “скептик” может показаться неким ярлыком, когда чьи-то отличные или конфликтные мнения с самого начала считаются ложными».

Еще один мой друг написал:

«Слово “скептик” сразу как-то настораживает. Полагаю, что использование этого термина усиливает подспудное стереотипное мышление “они и мы”».

Что касается слова «ищущие», то большинство моих друзей посчитали его вполне честным и ненавязчивым. Один мой друг сказал:

«Если бы Вы вручили мне визитку с таким названием, мне бы стало весьма любопытно. Я ожидал бы диалога. Думаю, это сработает. Полагаю, это – самое честное, прямое описание той категории людей, которую Вы хотите достичь».

3.  Не только церковным людям, но и внецерковным трудно подобрать точное название для моего служения.

Один мой неверующий друг сказал:

«Я полночи думал над этим названием и, признаюсь, ничего лучшего придумать не смог. Я только вижу, что название это очень интересное. Верно ведь, что правильно выбранные слова могут сделать так, что вместо десятка людей будут сотни».

Оказывается, мои неверующие друзья столкнулись с такими же трудностями, что и я, когда пытались дать моему служению такое название, которое означало бы одно и то же для церковных и внецерковных людей. Этот момент особенным образом показал мне, что христиане и нехристиане часто говорят на разных языках. Необходимы усилия и известная доля честности и уважения, чтобы искренне говорить о своих настоящих  намерениях.

Все это ободряет меня и убеждает в правдивости тех результатов исследования, которые содержит статья «Ваши внецерковные друзья хотят знать о вашей вере» (Христианство Сегодня). Этими недавними исследованиями руководил Скотт МакКоннел из Lifeway. МакКоннел обнаружил, что большинство тех американцев, которые «не ходят в церковь, с удовольствием поговорили бы о религии и часто задумываются о смысле жизни…. Внецерковные люди не так часто встречаются с христианами, которые с готовностью  рассказывают другим о своей вере. Если ваша вера действительно важна для вас, ваши друзья с интересом послушают об этом».

Я знаю, что не все открыты к тому, чтобы услышать Евангелие, но я также верю, что это больше труд Господа, чем мой. Я хочу, чтобы мои неверующие друзья знали о моем желании любить их и быть для них настоящим другом. Я также хочу, чтобы они знали: я молюсь о них, чтобы они познали Христа и уверовали в Него. Но я не хочу, чтобы у них возникло подозрение, что моя любовь к ним обусловлена их принятием христианства. Не следует думать, что нехристиане только тогда заслуживают нашей любви и уважения, когда они принимают Евангелие. Тот факт, что все мы носим в себе образ Бога, является достаточным основанием, обязывающим меня уважать достоинство каждого встречного человека. И если я не поступаю так, то этим грешу против этого человека.

Если говорить о нашем поколении, то, по всей видимости, оно открыто к тому, чтобы слушать христиан, искренне говорящих о своей вере. Некоторые будут насмехаться. Другие будут отрицать. Третьи могут даже разозлиться. Но я обнаружил, что если мы искренне являем любовь, если мы исполнены кротким, подлинным желанием привести людей к познанию Христа, то чаще дверь остается открытой, чем захлопнутой.

Я верю в Бога, Который ищет людей. И я верю, что Бог использует для этого Свой народ. Поэтому я решил назвать свое служение «пастор для ищущих». Знаю, это название не совершенно. Но я предвкушаю, как Бог будет совершать Свою работу через меня, через церковь (в которой я несу это служение) и в жизни тех людей в этом городе, которых Бог приведет ко мне, и которых я так люблю. Я верю, что Господь может «сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем» (Еф. 3:20).

Голос Истины по материалам блога Скотта Саулса

Если Вы зарегистрированы

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”