Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|18 Авг 2016

Глава «России без сирот»: Мы воспитываем культуру взаимопомощи

Иван Иклюшин

Руководитель Альянса инициатив «Россия без сирот» Иваном Иклюшиным, рассказал о том, что важно знать людям о проблеме сиротства и как прийти к тому, чтобы она разрешилась.

— Здравствуйте, Иван! Известно, что существует некая проблема — маленьких детей всегда охотнее усыновляют, чем тех, кто гораздо старше. Как вы боретесь с этим? — Мы над этим очень внимательно работаем. И это правильно, что приемные родители сомневаются, задумываются, справятся ли они. Их сомнения абсолютно оправданы. То, что они сомневаются, говорит лишь о том, что они понимают меру своей ответственности. И поэтому мы относимся к этому с уважением. Кроме того, в большинстве ситуаций в таком случае очень большие требования предъявляются к самим приемным родителям.

Ребенок в таких случаях чаще всего запущенный в педагогическом смысле. То есть нам уже нужна здесь компетенция родителей, равная коррекционному педагогу. Но сразу возникает вопрос — где ее взять? Много ли среди приемных родителей коррекционных педагогов? Но они должны работать с ребенком, заниматься этой проблемой. Но как? Откуда у большинства родителей такие знания? Где взять помощь? Придется учиться и самим родителям.

Есть еще одна проблема. Ребенок пережил травму. И он реагирует на некоторые ситуации не так, как ребенок, воспитанный в семье с самого раннего возраста. Следовательно, психология поведения из-за травмы сильно меняется.

Ребенок, кроме того, все-таки имеет отношения с кровными родителями. Даже если они нигде не фигурируют, он даже, возможно,  и не встречал их нигде, но они есть. Они есть в его жизни, в его воображении. Ребенок должен видеть причинно-следственную связь, откуда произошла его жизнь, откуда она берет свои истоки. Следовательно, к родителям уже предъявляется требование, чтобы они как психологи  сопровождали этот конфликт, потому что у ребенка с его родителями именно конфликт. Для ребенка эта ситуация кажется очень странной, потому что он есть, а родители вроде как есть, но в то же время они почему-то не с ним.

Кроме того, у многих детей есть кровные родственники. И их зачастую немало. Но приемные родители должны сопровождать и эти отношения. Кровные родители и кровные родственники часто находятся в алкогольной или наркотической зависимости. И единственный способ унять боль ребенка и помочь ему — это как-то помочь им выбраться из этой ситуации, потому что никому не комфортно ассоциировать себя, например, с семьей зависимых от алкоголя людей.

Если мы правильно работаем с ребенком, то мы ему объясняем, что его родственники не плохие, они не негодяи, а попали в сложную ситуацию, что это болезнь, которую нужно лечить. Следовательно, его первая реакция — надо им помочь, чтобы они выздоровели. И опять же  приемные родители со всем этим работают, то есть им еще нужно как-то организовать целую реабилитационную программу.

Как мы со всем этим работаем? Мы воспитываем культуру взаимопомощи, чтобы социум, и, например, церковная община воспринимали этого приемного ребенка как их общее поле служения. Мы мобилизуем такие понятия, как, например, приемные бабушки. Нам важно, чтобы и воскресная школа видела свою роль в этом вопросе. Главное, чтобы семья входила в этот процесс, окруженная огромной командой волонтеров, доброжелателей, чтобы церковь и большой круг общения представлял собой некую терапевтическую среду. И наша задача — сделать так, чтобы родители знали, где находятся их ресурсы. Вокруг довольно много служб и благотворительных инициатив, которые созданы для того, чтобы помогать. И если приемные родители все это будут принимать во внимание, если они будут иметь грамотную поддержку специалистов, в тои числе психологов, они обязательно победят.

Мы уже справились с одной задачей, то есть с тем, чтобы у большинства людей было устойчивое восприятие факта усыновления как нормы жизни. Теперь у нас новая задача — это восприятие усыновления как совместной миссии, над которой мы трудимся и работаем.

— Есть какие-то примеры, доказывающие, что все, что Ваша организация сейчас делает, работает?

— Очень много таких примеров, их гораздо больше, чем негативных. Гораздо больше именно хороших примеров, только негативные получают почему-то большую огласку. Люди зачастую ищут себе оправдание,  почему они проходят мимо интерната или мимо асоциальной семьи и никак не принимают участие в том, чтобы им помочь. Они ищут оправдания для самих себя, почему они не помогают таким семьям. И такие негативные истории потребляются обществом с большим удовольствием. Оно использует их в качестве оправдания своего собственного бездействия. Хорошая история звучит как вызов, а плохая — как успокоение. Мы считаем, что такое отношение — это огромная ошибка. И хотим, обращаясь через телеканал ТБН, призвать не быть равнодушными и не проходить мимо. Мы же со своей стороны помогали, помогаем и будем стремиться оказывать максимальную помощь и поддержку всем, кто вместе с нами старается помочь как детям, так и их приемным родителям.

Подготовила Ольга Петрова

Пресс-служба ТБН-Россия

Если Вы зарегистрированы

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”