Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас

Бизнесмен: Призвание – один из важных вызовов для человечества

Виктор Коструб

Известный бизнесмен и преподаватель из США Виктор Коструб рассказал о том, как ему удается совмещать в себе роли бизнесмена, главы семьи и служителя.

Бизнесмен, преподаватель, пастор, телеведущий – это все об одном человеке. Виктор Коструб добился высоких результатов в бизнесе (его компания вошла в число самых быстрорастущих в США), стал известным преподавателем (график тренингов и уроков расписан на год вперед) и христианским служителем (география его пасторских и миссионерских поездок включает несколько континентов). При такой загрузке конфликт интересов неизбежен. Как Виктору Кострубу удается помирить в себе пастора, бизнесмена, учителя и отца семейства? Кем он является в обычной жизни? Болеет ли он «синдромом вечного начальника»? – об этом и не только он рассказал нам в интервью.

- Я с трудом представляю себе Ваш обычный график. Как в Вас уживаются все Ваши ипостаси? Нет ли между ними конфликта?

- Они уживаются. Бывает, что не все так просто. Наверное, из-за того, что я всегда верил в принцип посвящения. Если мы посмотрим на любого успешного человека со стороны, то мы увидим, что его посвящение удерживает весь его фокус на определенных вещах.

- Безусловно, но у Вас такая разноплановая жизнь, что непонятно, где Вы находите время и на бизнес, и на семью, и на служение, и на преподавательскую деятельность.

- Всему свое время. 10 лет назад у меня не было возможности активно заниматься служением, так как мне нужно было развивать бизнес. Достигнув определенного уровня, я понял, что пора делегировать свою власть тем людям, которые выросли по своим деловым, профессиональным и личным качествам. Так родилась наша система франчайзинга. Наши директора – не наемники, а хозяева своих филиалов. Когда груз ответственности был переложен, произошло перераспределение сил. Теперь 20 процентов времени я трачу на бизнес, а 80 процентов – на служение.

- А в семье Вы больше выступаете в качестве доброго пастыря, требовательного руководителя, дотошного бизнесмена или придирчивого ментора?

- Хороший вопрос. Я всегда говорил, что какой я дома и какие методы использую, чтобы добиться результатов в семье, таким я буду и на работе. Три человека у меня находится в подчинении или 500 – это не имеет значения. Методы одни и те же. Особенно ярко это заметно, когда у тебя сын - подросток. Допустим, он по каким-то причинам не хочет ехать в церковь, а такое уже было, передо мной, как перед отцом стоит вопрос: какие рычаги влияния использовать? Вариантов много: страх наказания, выгода или убеждение. Посулить новый телефон? Лишить привилегий? Нет. Я стараюсь быть добрым пастырем и в семье, и на работе.

- Насколько вам помогает семья в вашей работе, а в чем она, может быть, подрезает Вам крылья, снижает мобильность и склонность к рисковым решениям?

- В рисковых решениях семья никогда мою скорость не сбавляла. Это то, что всегда удивляло. Моя жена, скажем так, уже привыкла, что со мной не расслабишься. Со мной всегда как по краю пропасти ходишь. У меня никогда не было повода говорить, что, если бы не семья, я бы смог добиться большего. Семья никогда меня не тормозила, но, при этом, очень положительно влияла и влияет на мой характер и мировоззрение. В принципе, именно домашние меня научили терпению и принципам работы с людьми. Если ты научишься работать с детьми-тинэйджерами, то, вероятнее всего, ты научишься работать и со взрослыми.

- Интересно, а у вас нет комплекса вечного начальника? Многие руководители и на работе командуют, и дома относятся к близким как к починенным. Как они воспринимают Вас, и как вы хотели бы, чтобы они вас воспринимали?

- Хороший акцент сделан на том, что как бы я хотел, чтобы меня воспринимали, поскольку, какой образ я выстраиваю, к такому и буду стремиться. Я хотел бы, чтобы меня воспринимали как друга. Мне бы хотелось, чтобы им было хорошо со мной, чтобы они радовались, когда я прихожу с работы, а не разбегались по углам, потому что папа черней тучи. Я хотел бы, чтобы каждый в моем присутствии был тем, кем он является на самом деле и чувствовал эту свободу для творческого развития. У меня трое сыновей, и мне всегда хотелось, чтоб каждый раскрыл и смог выразить свои таланты. Иногда мы можем себе позволить пошутить. Они могут обратиться ко мне не «папа», а по имени -  Витя. Вы должны понимать, что это наша семейная шутка, а не признак неуважения.  В нашем доме есть уют, особая атмосфера или «запах дома». Это притягивает нас всех – нет такого, чтобы старший сын убегал из дому в другую компанию. Его потребности в общении восполняются в семье. Мы частенько с сыновьями усаживаемся на один диван, смотрим одну телепрограмму или общаемся. Нам приятно быть вместе. Разница в возрасте и интересах на это не влияет.

- Вы внимательный исследователь биографий, частенько приводите выдержки из жизни известных персон, и, конечно, заметили, что часто «сапожник без сапог». Мы знаем массу примеров, что успешные люди в жизни несчастны. Что не так в этом? Где гарантия, что те принципы, которые исповедуете Вы, сработают?

- Я тоже обратил на это внимание и такой успех меня никогда не привлекал: успех ради успеха. Если я езжу и учу, то моя жена вправе сказать: «Что толку, что ты ездишь по всему Миру, когда у тебя нет взаимоотношений с собственными детьми?». Я также критически к этому вопросу отношусь. Что толку от моего бизнеса или преподавания, если я не могу себе позволить посидеть 5 минут сам с собой из-за штормов в душе? Я хотел бы, чтобы вначале была внутренняя порядочность. Она базируется на страхе Божьем, проистекает от личных взаимоотношений с Творцом.  Без неё я не хочу никуда двигаться. От этого зависит баланс, который помогает справляться с жизненными трудностями. По дороге тебя может зацепить какая-то болезнь, уныние, но вот выработанная стойкость – это мой барометр. Я всегда стараюсь всё сверять с принципами порядочности, быть очень бдительным, потому что искушение всегда рядом. Давайте посмотрим для примера на жизнь царя Давида: победы сменялись поражениями тогда, когда в нём притуплялось чувство Божьего страха. Так что, у меня нет повода сказать, что я всего достиг и могу теперь расслабиться. Как 20 лет назад, так и сейчас, я нуждаюсь в Боге каждый день как младенец в родительской заботе.

- Ваша биография не вписывается в традиционный приглаженный формат для потомственных верующих. У вас был свой путь к Богу, который достоин отдельного разговора. Вы расквитались со своим прошлым или примирились с ним?

- Если честно, прошлое меня не держит. Я помню, как приехал в свою квартиру, в которой прошли мои юные годы, и я думал: «А вдруг я сейчас зайду, и меня будут преследовать воспоминания?» Прежде, чем переступить порог, я помолился: «Во имя Иисуса Христа, Господь, очисти. Пусть все будет чисто и в моей голове, и в этой квартире. Пусть ни одна мысль меня не преследует из моего прошлого». Был интересный момент в моем покаянии. Я сильно сомневался, что может произойти какое-то чудо внутри меня, потому что больше всего я боролся со своими мыслями. Обычно в таких случаях говорят, что нужно научиться мыслить позитивно, предлагают методики по аутотренингу. Я размышлял: «Хорошо, постараюсь мыслить позитивно, контролировать волю, но сколько я смогу продержаться?». И когда я рассуждал об этом, Господь напомнил мне место Писания о жертве Иисуса Христа, что кровь Иисуса Христа очищает человека полностью – только поверь в это! И я как ребенок поверил в то, что кровь Иисуса Христа может сделать меня новым, как тот компьютер, систему которого полностью обновили. Так и произошло. Теперь я новый человек, из старого остался мой жизненный опыт, который не мешает мне, а помогает обойти многие из опасностей и дьявольских уловок. Его приманки могут быть разными, но приёмы – одни и те же. Так что, никакой драмы и чувства вины за прошлое я не испытываю. Полная детская чистота. Я, как новый человек, стал чистым через кровь Иисуса Христа.

- Я не уверен в точности, но выходит, что Вы состоялись как бизнесмен в тот период, когда не были вовлечены в активное церковное служение. А получилось бы занять эти высоты, если бы Вы ушли с головой в служение? Может быть в этом и секрет Ваших дерзких бизнес-ходов – в том, что Вы не отдавали столько времени церкви?

- Сам бизнес я открыл, когда стал верующим, но до этого, когда я был еще в Союзе, замечал свои сильные стороны. Я развивал эти таланты от юности своей.

- Но Вы ж не тратили много времени в служении? Вы же заняты были бизнесом, -  понятное дело.

- Конечно, в то время, я был занят только бизнесом. Сначала это был бизнес ради развлечения, скажем так. Но когда я стал верующим, первое время, я попал в искушение. Я не заметил, как потерял близкие отношения с Господом. Я был очень целеустремленным, хотел добиться результата, а это очень тяжело давалось. В какой-то момент я оказался в безвыходном положении: прошло полгода, мой первоначальный капитал растаял, не было денег не только на развитие, но даже на покрытие элементарных финансовых потребностей.

- Тут две стороны одной медали. Развитие любого дела требует много времени и сил, которые вы вынуждены тратить в ущерб служению и семье. Многие мучаются: «Раньше по пять раз в неделю на спевки ходил, а сейчас с утра до вечера – в бизнесе». То ли бизнес зарезать, то ли из служения уйти…

- Я думаю, что этот вопрос в точку! Очень многие задают его. Люди мучаются от чувства вины из-за того, что больше времени отдают какому-то делу и вынуждены пропускать церковные мероприятия. И дело не могут развивать, и служение страдает. Я говорю в таких случаях, что нужно понять, в чем твое призвание. Бог благословляет именно призвание, а не хождение в церковь.   Часто люди смущаются, думая, что призвание может быть реализовано только в церковном хоре или за кафедрой, и пытаются каким-то образом компенсировать Богу свои пропуски на церковной скамье – отплатить: «Я попытаюсь успеть и там, и сям». Они постоянно тянут руку, а на самом деле их мотивирует чувство вины. На самом деле, я уверенно заявляю, что у каждого есть свое призвание, и в большинстве случаев, его нужно развивать за пределами стен Молитвенного дома. Давайте посмотрим статистику: только 2 процента христиан задействованы на территории церкви: пасторы, администраторы, секретари, музыканты, певцы, миссионеры. И что же, все остальные - вне воли Божьей?  Конечно же, нет! Поэтому я и хочу, чтобы каждый человек увидел своё призвание. Призвание – это один из самых важных вызовов, с которым встречается человечество. Мы сейчас в 21 столетии, а уровень понимания не отвечает даже первому веку. Это должно быть, как дважды два – принцип призвания.

- Если говорить о призвании, некоторое время назад Вы высказались в интервью, что не видите себя пастором, хотя, по сути, занимались пасторской работой. Что Вас пугало в этом статусе? И почему Вы, все-таки, рискнули?

- В том интервью я имел ввиду, что не вижу себя пастором поместной церкви. Это другое. Но как один из пасторов, я могу приносить пользу одной из локальных церквей. Если же быть пастором локальной церкви, то нужно быть уверенным, что Бог тебя призывает. Я уверен, что Бог меня не призывает к этому служению. Но, если бы Он начал призывать, то я бы потребовал от Него много доказательств, что это действительно так.

- Тем не менее, насколько я за Вами наблюдаю, Вы в последнее время идете от активного участия в бизнесе – к активному участию в служении. Вы устали от бизнеса?

- Потому, что это приоритетно. В жизни есть сезоны, их определяет Бог. Моя задача – понять те пути, которые Он передо мной открывает. Так всегда происходило в моей жизни. Я не выбивал чужие двери, чтобы добиться результата, не имел лоббистов на верхах. Я верил в одно: если я на сегодняшний день понимаю, что мне нужно делать, я должен это делать, а Бог позаботится о росте и продвижении.  Я никогда не мечтал о радио или телевидении. Просто в какой-то момент мне предложили: «Виктор, у нас есть возможность записать программы с твоим участием». Я никогда не сравнивал себя с успехами других. Не думал: «А что мой успех по сравнению с результатами Николая Николаевича». Любые новые возможности я рассматривал как мост и подарок Господа для меня. Вот один из последних примеров. Как-то я служил на лидерской конференции в России, среди гостей была американская пара. Они вдохновились Словом и приобрели мою книгу, а через некоторое время рекомендовали меня в качестве преподавателя в крупнейшую школу христианского служения «ISOM». Сейчас эта библейская школа предлагает мне стать учителем на их платформе наряду с такими известными во всем христианском мире служителями как Рихард Бонке, Джон Бивер и Джойс Майер.  Я оглядываюсь назад и задаю сам себе вопрос: «Как же это произошло?». Я просто служил тем, что у меня было, об остальном позаботился Господь. Он рассчитал мои возможности и силы, открыл нужные двери. Главное, быть уверенным в том, что то, что ты строишь – в плане Божьем, а не самодеятельность. Это приносит невероятное удовлетворение. Это отличается от стандартного мирского подхода: «Вот тебе работа и сроки – иди и служи». Вечерами, когда я молюсь, анализирую жизнь, Бог показывает мне большую картину жизни – по-отцовски.

Материал Алексея Боровских

The-City.info

Если Вы зарегистрированы

Главные новости

Канадский пастор объяснил, как Бог может говорить через работу

Новая книга канадский пастор и преподаватель Джон Ван Слотен (John Van Sloten) написал книгу, посвященную тому, что Бог может...

Последние новости

Цитаты
В следующем году планируем пересечь США и официально завершить кругосветку бывших беспризорных "Мир без сирот!"
Геннадий Мохненко, основатель крупнейшего в СНГ детского ребцентра «Республика Пилигрим» в новости ‟Участники велотура «Мир без сирот!» вернулись домой”
Мнение
Я не знаю, католики, протестанты или мусульмане пострадавшие, но они просто наслаждались прекрасным днем, прежде чем их так жестко атаковали