Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|11 Фев 2016

Ректор УЕТС: Мы существуем ради церкви (обзор СМИ)

Иван Русин

Ректор Украинской евангельской теологической семинарии Иван Русин рассказал о перспективах развития церкви и христианского служения в Украине и на постсоветском пространстве.

— Иван Иванович, как Вам уже известно, Ассоциация «Духовное возрождение» инициировала исследование, направленное на обнаружение эффективных моделей служения на постсоветском пространстве. Поскольку Ваша деятельность, прежде всего, соотносится со сферой богословского образования, то именно с этого аспекта мы и начнем. Как Вы оцениваете ситуацию с богословским образованием на современном этапе? Развивается ли оно или испытывает определенный спад? Какие перспективы у богословского образования?

— Я думаю, начать стоит с определения того, что мы называем успехом, какие критерии для его определения мы используем. Если мы сравниваем количество студентов на отдельной очной программе сегодня и 15 лет назад, тогда можно говорить о спаде. Если мы сравниваем общее количество студентов в семинарии, тогда очевиден рост. Если же мы будем измерять качество программ, то здесь, безусловно, мы видим огромнейший рост. Если взять, например, нашу семинарию, то уровень преподавателей десять лет назад и сейчас, разработка предметов, лекций, подходов – это две разные семинарии. Я считаю, что богословское образование развивается в целом. Об этом говорит следующее:

· Повышение качества учебных программ, ориентация на эффективность и влияние выпускников.

· Развитие нашего, контекстуального богословия и уменьшение зависимости от западных моделей;

· Сильные национальные преподаватели;

· Рост общего количества студентов;

Те, кто интересуется вопросом богословского образования, часто слышат сетования о низком качестве нынешних абитуриентов. Отчасти эта разница может объясняться не ухудшением качества абитуриентов, а повышения компетенции преподавателей и как результат увеличение разрыва между преподавателями и студентами.

Очевидно, что нынешнее время не самое легкое для богословского образования. Учебные заведение переживают сложности в разной степени. Это вполне закономерно. Что тревожит меня так это активности, к которым прибегают. С одной стороны учебные заведения начинают заниматься вещами, для которых не обязательно быть богословским учебным заведением. Эти проекты важны сами по себе, однако нужно ли быть семинарией, чтобы делать эти вещи. С другой стороны, наблюдаются инициативны запускать докторские программы на базе отдельных школ. Анализируя ситуацию и потенциал богословских учебных заведений в Украине, такие инициативы кажутся, по меньшей мере, преждевременными.

При всех сложностях, нынешние реалии не повод для упаднических настроений. Я считаю, что сегодняшние обстоятельства – отличная возможность для самоанализа, поиска своей ниши, оценивания учебных программ в первую очередь по эффективности выпускников, создания новых актуальных программ.

— Таким образом, перспективы можно определить как положительные?

— Перспективы положительные, но это не значит, что они легкие и радужные. Это борьба. Борьба, в первую очередь, с самими собой. Борьба со своей привычкой к комфорту и известному.

В УЕТС мы часто используем перифраз цитаты преподобного Теодора Хесбурга, президента университета «Нотре Дам»: «семинария – это место, где церковь думает». Если в Семинарии будет идти духовный и интеллектуальный процесс, если мы сможем создавать среду и возможность для Церкви искать ответы на актуальные вопросы будучи неотъемлемой частью Церкви, тогда в нас есть необходимость, тогда у нас есть будущее. Если же учебное заведение будет постоянно бросать неоправданные вызовы церкви, высмеивать традиционализм, фундаментализм или другие моменты и не предлагать ничего, тогда перспективы туманны, ибо, как я полагаю, духовное учебного заведение существует для Церкви и ее миссии.

— Не секрет, что еще несколько лет назад идея христианского университета была очень популярной, но так и не была осуществлена ни в Украине, ни в России. Как Вы считаете, почему эта идея потерпела неудачу, и возможно ли ее реанимировать в будущем?

— Есть разные мысли на этот счет, но нет однозначного ответа. Я задаюсь вопросами: какие глубинные мотивы создания университета? Что находится в самом ядре мотивации? Неосознанная попытка сохранить себя или подлинное желание преобразить общество? Также важен вопрос о реалистичности наших ожиданий.

Университет не рождается на пустом месте. Мы, когда говорим об университете, сразу представляем себе махину, университет Шевченко, например. Но это почти двухсотлетняя традиция. Может быть разумной является попытка трансформации того, что есть, а не дублирования? Что более оптимально и стратегично: иметь профессионала-христианина внутри существующего университета или создание новых структур?

Мне нравится идея восточно-европейского университета. Однако, эта идея требует великого видения, ресурсов и партнерства, которые создадут необходимую среду и традицию для возникновения и развития подобного университета. Одного обозначение учебных инициатив университетом недостаточно.

Есть три возможных пути как может возникнуть университет. 1) Принесение христианских ценностей в существующие университеты. 2) Создание нового университета. 3) Постепенное развитие «светских» направлений при существующих богословских учебных заведениях. Третий вариант сопряжен с опасностью того, что «светские кафедры» в будущем могут стать основными, а богословская периферийной. По этому пути пошли многие западные учебные заведения. Однако, этот путь кажется самым реалистичным, если он соответствует миссии учебного заведения и заведение имеет очевидный и настоящий потенциал к такой деятельности.

— Т.е. семинария должна послужить своего рода фундаментом для создания университета?

— Да, семинария может стать средой, в которой могут родиться инициативы, которые могут, при надлежащей работе, эволюционно развиться до университета. Здесь крайне важную роль играет миссия учебного заведения. Как учебное заведение видит свою миссию и свое будущее.

— Известно, что далеко не все люди могут пойти на долгосрочную учебу в семинарию. Какие программы неформальной подготовки лидеров есть в семинарии? Предлагаете ли вы что-то такое краткосрочное, чтобы помочь служителю, либо дать ему новый старт? Или Вы знаете и считаете наиболее эффективными какие-то программы, действующие в церквях?

— Мы стараемся сделать доступным богословское образование путем предоставления разных уровней обучения и методов «доставки». Есть очный и заочный формат обучения. Также мы предоставляем обучение через региональные центры, в которых студенты учатся по выходным. Особенность наших региональных центров в том, что везде преподают штатные преподаватели УЕТС, студенты выполняют одинаковые задания. То есть, если человек является студентом Украинской Евангельской Теологической Семинарии, у него есть гарантия, что находясь в Черкассах, Никополе или в Одессе, он будет учиться у того же преподавателя, что и студенты других форм обучения. Кроме обозначенных форм обучения, мы активно работаем гибридными программами обучения, которые будут совмещать традиционные формы обучения и онлайн обучение.

Для того, что бы сделать обучение доступным, все наши предметы, за исключением некоторых предметов кафедры психологии, открыты для вольных слушателей. Любой человек может взять отдельный курс на магистерских, бакалаврских или сертификатных программах. К примеру в прошлом учебном году у нас было более 150 вольных слушателей.

Область неформального образования, думаю весьма важная. Но мы прежде всего ориентируемся на то, кто мы. Мы не можем быть всем. У нас должен быть своя идентичность и своя сфера компетентности, благодаря которой мы можем сказать – вот в этом мы специалисты. Все, что выходит за пределы нашего видения и компетентности может быть крайне важным и нужным, но этим должен заниматься кто-то другой. Мы уже достигли той пограничной зоны, когда видим, что без существенного увеличения штата мы просто распылимся и не сможем делать ничего.

— Знакомы ли Вы с работой «Школы без стен»?

— Я лишь поверхностно знаком с этой школой, поэтому не могу давать оценку работе этой школы. Но раз ее развивает «Духовное возрождение», то, полагаю, там должен быть хороший уровень курсов. Я знаю, что «Школа без стен» активна в Средней Азии и слышал хорошие отзывы о ней. Мы, как семинария, очень сильно заинтересованы в качественном до-семинарском образовании. Чем качественнее абитуриент – тем сильнее выпускник. Поэтому качественные до-семинарские программы приветствуются. Единственное, что должно четко оговариваться – это цели и уровни программ, чтобы люди четко осознавали, что они получают. Формальное и неформальное образование хорошо сосуществуют, если не подменяют друг друга.

— Отвечая на вопрос об университете у Вас прозвучала очень интересная мысль о том, что нам важно определиться, что для нас важнее и оптимальнее: развить свой университет или же иметь качественных христиан-преподавателей в уже существующем светском вузе. Одним из основных направлений, которым занимается АДВ сейчас является инициатива молодых христиан-профессионалов «Миссия в профессии». Как Вы лично понимаете идею миссии в профессии и как семинария и церкви способствуют развитию христианина, как человека, который служит Богу даже за пределами церковного служения?

— Идея миссии в профессии — нераскрытый ключ к революции в миссии церкви. Это уникальная возможность вовлечь в служение 99,9% членов церкви. Это принесение радости и избавление от чувства вины для многих профессионалов-христиан: для юристов, экономистов, врачей и других. Есть много хороших специалистов-христиан, которые иногда ощущают чувство вины за то, что не занимаются служением. Они не рассматривают свою профессию как служение. Поэтому миссия в профессии – это очень важная и необходимая идея, которая может преобразить христианство в Украине. Можно сказать, что это пророческая инициатива в Украине. Если мы сможем эти истинно библейские моменты вскрыть, то для многих менеджеров это будет как елей: «Оказывается, я тоже могу быть частью миссии!»

Мы помним, как в Ветхом Завете при постройке скинии Дух Божий был на тех, кто ее строил. В этом тоже есть Божье помазание. У меня есть друзья, которые работают в финансовых структурах. Иногда в беседах проскальзывала мысль: «ты ректор или служитель, а я вот «возлюбил нынешний век» и стал финансовым директором». Таким людям нужно понимать, что они тоже Божьи служители в своей сфере деятельности. Это первое. Второе, через них церковь получает возможность быть полезной там, куда пастор и диакон никогда не попадут. Через них христиан-профессионалов Евангелие не просто возвещается из-за кафедры, но воплощается в конкретных профессиональных сообществах. Поэтому это крайне важная инициатива.

В западных странах эта идея начала развиваться раньше. У нас сейчас это что-то новое и крайне необходимое. И АДВ здесь действительно находится в авангарде. В нашей семинарии лет пять назад начался курс «Богословие трудовой деятельности» в сотрудничестве с университетом Бакке.

Мы перестали сетовать на то, что некоторые наши выпускники стали менеджерами. Мы это тоже рассматриваем как миссию. Особенно если в их сознании сохраняется чувствительность к миссии: моя профессия – это мое миссионерское поле. Я знаю наших выпускников и некоторых бывших сотрудников, которые стали топ-менеджерами в компаниях, и которых Бог использует не для прямого, евангелизма, а для миссии через демонстрацию высококвалифицированного труда и альтернативного образа жизни. Таким образом, создается среда, когда другие сотрудники сами начинают задавать вопросы.

Я уверен, что это все понимают, но все же хотелось бы подчеркнуть: в нашем контексте, когда люди слышат фразу «миссия в профессии», она нередко понимается как «евангелизм на работе»: пока другие работают, я хожу и им проповедую. Но речь ведь не об этом, речь, в первую очередь, о квалификации. Где, как я вижу, евангельская церковь несколько отстает – это осмысление сущности своей миссии. Поэтому иногда может быть даже сопротивление идее миссии в профессии. Но когда церковь понимает свою природу и мыслит себя частью миссии Бога, видит целостно свою ответственность за всю нацию, за все сферы жизни общества, тогда это становится уникальным средством.

— Спасибо за такой глубокий и развернутый ответ. И теперь немного о традиционном понимании служения и миссии. Предлагает ли УЕТС какие-то программы для внешней и внутренней миссии, для служения определенным группам: детям, молодежи, семьям?

— С самого начла Семинария была ориентирована на миссию. Стремимся к тому, чтобы миссия была основой и измерением каждой сферы УЕТС. Кроме подготовки украинских священнослужителей для целостной миссии в Украине, Семинария осуществляет целый ряд образовательных и миссионерских проектов в других странах, в которых христианство является меньшинством. Из-за специфики и контекста служения я не могу публично рассказывать о некоторых проектах. При всем этом отмечу:

В УЕТС существует миссионерский отдел «Новые Горизонты», который функционируя как небольшое миссионерское агентство, занимается межкультурной миссией среди крымских татар в Автономной республике Крым, Украина. После многих лет работы, сейчас там есть первая община и целый ряд групп по изучению Священного Писания. УЕТС обучаются священнослужители из многих стран Средней Азии. Поскольку мы понимаем миссию как Божью миссии и как целостную миссию, для нас важно чтобы каждая программа УЕТС имела миссионерское измерение. В настоящий момент ведется разработка новых краткосрочных и долгосрочных программ по миссии в разных религиозных и социальных контекстах.

— Раз уже упомянули среднеазиатские страны и Крым, то вопрос такого порядка, делаете ли Вы как семинария, что-либо, направленная на вопрос изучения религиозной свободы и/или юридического сопровождения церквей?

— Мы занимаемся вопросами религиозной свободы на том уровне, на котором позволяет наше видение и компетенция. Я верю, что религиозная свобода является неотчуждаемой ценностью в обществе, следовательно, игнорировать эти вопросы в учебных программах невозможно. В УЕТС есть целый ряд предметов, которые касаются этой сферы, к примеру: юридическое сопровождение религиозных организаций, религиоведение, церковь и общество. Достаточно регулярно преподаватели УЕТС принимают участие в круглых столах и конференциях по религиозной свободе. Социальных вопросы исследуются и в ежегодном богословском журнале УЕТС «Христианская мысль». Последний номер был посвящен вопросу церкви и политики.

Мы стремимся быть полезными помесным церквам. К примеру, в УЕТС работает юрист, который кроме преподавания предмета по юридическому сопровождению религиозных организаций, помощи УЕТС в ее уставной деятельности консультирует пастырей и руководителей христианских организаций.

Беседовал: Андрей Мелешко

Исследовательская инициатива Ассоциации «Духовное возрождение»

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”