Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|22 Авг 2015

Библейский учитель: «Все нужно пропускать через Дух Святой»

Библейский учитель: «Все нужно пропускать через Дух Святой»

О своей позиции относительно военного конфликта, об участии христиан в сегодняшних событиях на Донбассе, перспективе сложившейся ситуации в Крыму рассказал библейский учитель и пастор церкви "Победа" (Обухов, Киевская обл.)  Олег Ремез. А также дал рекомендации о взаимоотношениях между россиянами и украинцами в контексте происходящего на Украине.

- Олег Александрович, расскажите, какова позиция Вашей Миссии относительно военного конфликта в Украине?

- Относительно событий, которые происходят в Украине, у нас библейская ясная позиция. В чем именно она выражена? Нам придумывать, какую позицию занимать, не нужно. Учитывая, что мы – библейская Миссия, сама Библия уже говорит, какую позицию занимать. Наша позиция обозначена Словом Божьим. То есть, если я являюсь служителем полного времени, то моя позиция определяется Тем, Кто меня взял на работу, или Тем, Кто меня призвал. Моя позиция полностью выражена Библией, а у Бога нет русских, людей с Украины, Молдавии… У Бога все дети: одни приняли Иисуса, как своего Господа и Спасителя, а другие еще на пути. Моя позиция – Бог любит всех. У нас есть партнеры и в России, и непосредственно в горячих точках Украины. Мое отношение ко всем одинаковое, как к тем, кто в России, так и к тем, кто на Украине. Я верю, что Бог хочет, чтобы спаслись и те, и другие. Мое отношение к ним, как и к любым людям, которые нуждаются в спасении.

- Как вы относитесь к аннексии Крыма? Какова перспектива этому, на Ваш взгляд?

- Я не могу занимать какую-то политическую позицию и давать оценку, кто прав, кто виноват. Мы молимся за спасение людей в целом мире и за спасение людей на Украине. Мы не занимаем чью-то сторону, потому что это создаст молитвенный конфликт. Если занять позицию с точки зрения политики, моя молитва не будет рассматриваться как молитва по вере, потому что вера действует любовью. То есть, я должен любить людей. На какой они сейчас территории? Для меня не должно быть это препятствием. Мне нужно молиться за их спасение. У Бога нет территориального взгляда.

- На Ваш взгляд, как библейского учителя, что будет дальше в ситуации с аннексией Крыма?

- Если здесь преследуемые мотивы, которых нет у Бога, а есть такая вероятность, то, естественно, жатва неизбежна. Какая именно жатва будет? Я не буду забегать вперед. Мы будем молиться за спасение этих людей, что мы и делаем на сегодняшний день. Если эта ситуация посодействует их спасению, хорошо. Во времена советского захвата Евангелие на русском языке достигло, по-моему, 16 республик. С одной стороны мы рассматривали это (Советский союз – ред.) как проблему, а с другой – эффект от проповеди Евангелия имел свой результат. В каждой ситуации есть то, что может быть во благо. А наша часть – молиться за спасение людей.

- Скажите, пожалуйста, как Вы относитесь к тому, что верующие вынужденно или добровольно берут оружие и пополняют ряды армии в зоне АТО?

- Думаю, слово «верующие» не совсем уместно в данном случае использовать. Скорее, «духовные младенцы» берут оружие и пополняют ряды армии. Достаточно зрелый верующий осознает, что на это – брать оружие – нет воли Божьей. Другое дело, брать оружие или не брать кому-то конкретно – это чисто индивидуальный вопрос с Богом. Я не могу давать какие-то рекомендации. Что я могу сказать точно: если Бог кому-то скажет взять оружие, то Бог берет на Себя ответственность за такую просьбу. Если Бог говорит не брать оружие, а человек это делает, то ответственен он за свое решение. Поэтому я рекомендую всем участникам завета, тем, которые себя называют верующими, прежде чем предпринимать подобно рода действия, уделить время молитве. Если нужно, даже взять пост, получить от Бога мудрость – Слово о том, брать или не брать оружие. В любом случае у человека должно быть слово от Бога. В противном случае это самодеятельность, при которой Бог ничего не обязан предпринимать.

- В данном случае с нашей стороны, украинской, мы защищаем нашу Родину. Имеет ли верующий такой долг - защитить свою Родину?

- Давайте возьмем так: что после греха было проклято? Земля. Мы говорим о том, что давайте защищать землю, которая проклята? Нет необходимости проклятое защищать. Другое дело, мы должны беречь или стремиться к защите людей от зла. А зло злом не побеждается. В любом случае любое применение оружия – это зло, в какой бы форме оно ни было. Но опять-таки, я оставляю последнее слово за Богом, за Его волей. Поэтому, как мы уже ранее говорили, брать оружие или не брать, это вопрос вертикали, завета с Богом. Если у человека есть слово от Бога взять оружие, пусть берет. Если же нет, то пусть любым путем решает этот вопрос. Ведь Библия говорит, что «если Богу угодны пути человека, то Он и врагов его примиряет с ним». Пусть любым путем действует в направлении того, чтобы выполнять любую другую работу, но не представлять угрозы для человека. Если Библия говорит, что, даже помыслив с ненавистью о человеке, мы можем быть человекоубийцами.

- То есть, верующие могут участвовать в военных действиях, например, быть санитарами или сопровождающим персоналом?

- Есть много сопутствующих направлений в войсках, которые не выступают в прямой роли боевых действий, но при этом выполняют огромную инженерную работу: восстановительные, защитные работы, немаловажные, которые содействуют во многом спасению и безопасности людей – участников боевых процессов.

- Как вы относитесь к так называемым ДНР и ЛНР?

- Я понимаю, что есть политическая и человеческая сторона этого вопроса. Потому что люди, которые находятся на территории Донбасса – это люди, которые не выбирали свое положение. То есть, определенная группа людей создала «ДНР» и «ЛНР», а другие люди там вынуждены находиться. Поэтому если рассматривать эту ситуацию с политической точки зрения я не вижу, как говорится в Библии,«ни будущности, ни надежды». С человеческой точки зрения людей жалко. И говоря «жалко», я понимаю, что нужно переводить это в плоскость участия. По мере того, насколько это возможно, мы участвуем, например, отправляем в восточный регион молитвы. Таким образом, мы хоть как-то содействуем тому, чтобы люди там оставались в надежде, а не без нее.

- Люди, которые живут в этих так называемых республиках, не имеют доступа к местным и центральным украинским СМИ. Они вынуждено слушают и смотрят то, что им навязывают. СМИ «ДНР» и «ЛНР» ведут антиукраинскую пропаганду. Как вы это оцениваете с духовной точки зрения? Как выйти из такой информационной блокады, на ваш взгляд?

- Это не вчера сформировалось и не вчера возникло. Сама атмосфера, которая сейчас там, это результат атмосферы, которая формировалась десятками лет. Сейчас давать оценку? А до этого там что, такого не происходило, не формировались процессы? Информационная блокада была там и до этого. Другое дело, теперь мы о ней больше знаем и она уже в четкой, ярко выраженной форме, имеет конкретный источник. И до этого там люди не были достаточно проинформированы о том, что делается в западной Украине, например. И до этого там создавался конфликт. И до этого отношение там нагнеталось кем-то другим. Только это не было связано с какой-то конкретной стороной, но разделение внутри страны между западом и востоком уже формировалось давно.

Молитва – это начало выхода. А дальше – это то, что будет говорить Бог человеку или людям, которые молятся. Не все должны туда ехать и там быть, но есть те, которых Бог призовет, и они будут там влиять. И через молитву мы узнаем о том, что нужно делать.

Чем эффективнее верующие будут за это молиться, тем быстрее так или иначе мы переживем славу Божью в этом вопросе. А пока верующие политически осмысливают ситуацию, они больше озлобляются на глупые действия тех или иных людей. Но Писание говорит: «не поступай по глупости глупца». Если верующие хотят быть эффективными в молитве, то они должны любить всех: вера действует любовью. Их гражданское отношение должно быть духовным. Как только есть политическая подоплека, сразу присутствует ненависть, потому что провокации направлены всегда на то, чтобы кто-то кого-то не любил. А теперь скажите, как тут верующий будет эффективно молиться, если он ненавидит кого-то? Значит, он будет пустой молитвенник: влияния нет, работы в духовном мире нет, а есть озлобление. Эффективность верующих определяется любовью и к той, и другой сторонам конфликта.

- Какие сегодня партнерские отношения у Миссии с нашими российскими партнерами-слушателями Ваших учений?

- Сказать, что особенно поменялась атмосфера партнерских отношений, не могу. С российской стороны присоединяются новые партнеры. Были и прецеденты. Определенные люди задавали провокационные вопросы, цель которых не была найти точки соприкосновения, а скорее, оправдать свою позицию, которую они уже заранее заняли. И после того, как они получали библейский ответ, все равно были настроены радикально и оставались при своем мнении. И сами себя вычеркивали их списков наших партнеров, то есть удалялись из контактов, и просили их больше не беспокоить. Это единичные случаи. А так, в целом, атмосфера со всеми партнерами прекрасная. Да, вопросы есть. Но моя позиция самая легкая, потому что Библия уже обозначает все возможные ответы на все возможные вопросы. Мне легко. Но насколько ответы будут утешительными для партнеров из России, которые задают подобные вопросы, не знаю? Насколько мои ответы будут убедительными, тоже не скажу. Мы даем ответ, какой возможно, не пытаясь столкнуть кого-то с кем-то. И даже когда у нас спрашивают о том, что на территории Украины делают американцы, мы отвечаем, что, мол, пока что не видели ни одного, но если вы где-то их видели, то надо у них и спросить об этом. Где-то и шутка, а с другой стороны мы даем понять, что не всему нужно доверять. Есть Дух Святой, Он и есть истина. А что говорят в СМИ как с нашей стороны, так и с другой… Все нужно пропускать через Дух Святой.

- А вы можете вспомнить, какие вопросы задавали российские партнеры, кроме вопроса об американцах?

- В основном, по тематике американцев. Я предполагаю, что со стороны СМИ у них много говорится о том, что Украину захватили американцы. И есть повод нагнетать обстановку. Опять-таки, встревать в эту ситуацию, кому-то что-то доказать, переубедить – это не наша позиция. Бог хочет, чтобы все спаслись. И если мы клюнем на провокацию, мы станем неэффективными в духовном мире. И мы понимаем, что наша неэффективность в молитве на руку только сатане. Поэтому он и создает атмосферу конфликта среди верующих, потому что неверующие на него повлиять не могут. Но если те, у которых есть Дух Святой, будут между собой конфликтовать, они станут неэффективными. Следовательно, сатане будет намного проще делать то, что он делает. Поэтому верующим нужно хранить себя от всех возможных конфликтов. Даже если явно понятно, что кто-то неправ, все равно вера действует любовью. По-другому ситуацию не победить. 

- Олег Александрович, как бы вы рекомендовали относиться друг к другу украинцам и россиянам в виду происходящего в Украине?

- Если они действительно верят в то, что все, что записано в Библии, это Слово Божье, рекомендую просто придерживаться этого. Ничего сложного в этом нет, не нужно искать то, что нас разграничивает, а искать то, что объединяет. Согласие произведет свою работу на всех уровнях. Конечно, живущим на Украине хотелось бы больше, чтобы все происходящее было где-то в Африке, тогда бы все на Украине спали спокойно. Библия уже говорит, что таким событиям, которые происходят в Украине, надлежит быть. Мы всегда ждали, что это будет только в Африке и дальше нее это все не распространится. Но когда это пришло на Украину, естественно, верующие стали задавать вопросы, а почему на Украине? Нет, вообще, мы не говорим об Украине, мы говорим, что в целом на этой земле этому надлежит быть и точка. Где и когда – дело Божье, но для верующих написано – не ужасайтесь. Есть наша позиция, обозначенная Господом. Ваша часть – молиться и делать то дело, к которому Бог призвал вас. «А сему надлежит быть». Каждый пришел на эту землю в определенное Богом время, чтобы быть эффективным помощником в решении вопросов, а не участником конфликтов. Поэтому я рекомендую каждому рожденному свыше поступать на основании Завета, и не занимать политическую позицию, а больше духовную, то есть, молитвенную. Так вы эффективно будет знать и политическую и духовную стороны. Нельзя, конечно, граждански не занимать никакую позицию, она есть: мы живем на Украине, мы граждане этой страны. Но, тем не менее, мы не должны занимать радикальную позицию, которая носит националистический характер, а не миротворческий. У нас, как у верующих, должна быть миротворческая позиция. Пусть свет, которым мы есть, остается светом, а не поводом к созданию внутрицерковных разделений на эту тему. Хотя они есть. Есть люди, которые открыто в церкви заявляют более националистическую позицию, но если посмотреть завет с Богом, то он этого не предполагает. Рекомендую всем партнерам, как с украинской, так и российской сторон не занимать позицию националистического характера, политическую позицию, а занимать позицию молитвы веры, которая в целом и исцелит всю эту ситуацию.

- Спасибо за беседу.

Пресс-центр «Миссии Олега Ремеза».

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”