Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|25 Мая 2015

Пастор год спустя раскрыл подробности пребывания в плену ДНР

Цитата
Между побоями, меня обвиняли в сектанстве, допытывались сколько человек из Правого сектора я привел с собой
Сергей Косяк, пастор из Донецка

Пастор из Донецка Сергей Косяк спустя год решил рассказать подробности своего пребывания в плену у боевиков самопровозглашенной «Донецкой народной республики» (ДНР), сообщает Христианский Мегапортал invictory.com.

«Ровно год назад меня похитили, а потом пытали, боевики из так называемой ДНР. Я особо не рассказывал, как это было, но год спустя решил подробнее описать произошедшее, так как кому-то это поможет понять, насколько возможен раскол в обществе, и что все мы ходим под Богом», - объяснил пастор на своей странице в Facebook.

«25 февраля 2014 года в Донецке начался межконфессиональный молитвенный марафон. Люди разных конфессий выходили каждый день в центр города для совершения часовой молитвы. Чуть позже, на месте молитвы у нас появилась палатка в желто-голубом исполнении с надписью «Молимся за мир, любовь и целостность Украины». Ежедневно на молитву стали собираться от 50 до 300 человек», - вспоминает Сергей Косяк.

«В это время в Донецке сепаратистские движения вошли в свою активную фазу. Чуть выше нашей молитвенной палатки на площади Ленина был установлен сепаратистский лагерь, каждые выходные в городе стали проходить антиукраинские митинги и шествия. Затем боевики захватили задания СБУ, прокураторы, Донецкой ОГА и других госучреждений», - продолжает пастор.

«На то время, в городе уже давно были подавлены видимые проукраинские симпатии, остались только мы, - отметил Косяк. - Но формат наших собраний для сепаратистов был не очень удобным. С одной стороны мы не скрывали своей позиции за целостность страны, но с другой - наши собрания имели молитвенную форму, и молитву вели представители римо- и греко-католиков, православные, протестанты и даже мусульманский муфтий. Каждый был одет в обрядовую одежду своей конфессии. К тому же, в то время среди боевиков было очень много местных, которые знали нас, а мы знали их. Я несколько раз ходил в задание захваченной ОГА, комендант которого был мой знакомый (бывший член нашей церкви), чтобы увещевать его и заодно узнать об их планах по поводу нашего молитвенного марафона».

«24 мая 2014 года к молитвенной палатке пришли боевики, наших ребят там дежуривших поставили на прицел автоматов, а сами разломали палатку и выкинули ее остатки со всякой утварью в реку Кальмиус. Сделав свою «работу» они ушли, при этом пригрозив расстрелять всех, если еще раз соберутся для молитвы. Я приехал сразу, как только узнал о происшедшем, а потом решил пойти в ОГА, поговорить со своим знакомым, чтобы определить наши дальнейшие действия. Придя в ОГА, я не нашел своего знакомого, зато встретил там своего друга, которого люблю по сей день. Увидев его, я искренне обрадовался, стал расспрашивать о его жизни, но я увидел, что моему появлению он совсем не рад. Он стал кричать на меня, что я негодник, при этом успевал поглядывать на экран телевизора, которые весели на каждом этаже ОГА и непрерывно транслировали канал «Россия 24». А потом пришли вооруженные люди и под прицелом автомата отвели меня на 11 этаж, где начался первый допрос», - продолжает свой рассказ пастор.

«Боевик кавказкой внешности с акцентом в голосе тогда первый раз меня ударил прикладом, и стал спрашивать кто я. Потом позвали моего друга, который стал давать против меня показания. Говорил, что я собираю под предлогом молитвы людей, а сам проталкиваю «антинародные» идеи. После этого, меня стали бить уже со всех сторон. Я помню, как лицо стало заливаться кровью, из рассеченной губы теплые капли падали на мраморный пол коридора. Потом меня отвели на этаж ниже, входя на этажный коридор, я на двери прочитал надпись «Служба НКВД Донецкой народной республики», и там уже начался допрос с пристрастием. Из карманов вывернули все, забрали деньги, банковскую карточку, ключи от автомобиля. Били меня человек пять, палками, ногами, кулаками. Когда на моих страничках в соцсетях находили неугодную им информацию, избиение возобновлялись».

«В «Одноклассниках» нашли фото, где я во Львове стоял на против памятнику Степану Бандере. Этого для боевиков было уже достаточно, чтобы в их глазах я был преступником. Потом опять позвали моего друга и стали у него спрашивать, кто я. Он рассказал, что я пастор церкви, но опять стал акцентировать внимание, что я собираю людей для антинародной агитации, и что я с Ляшко в одной компании. Все лицо у меня было залито кровью. Улыбаясь кровавым оскалом, я спросил у своего друга, как давно он перестал быть человеком. Меня раздели, для осмотра на наличие татуировок на теле, и полуобнаженного отвели в одну из комнат, в углу которой валялся матрац. Сказали, что это теперь временный мой дом, потом пообещали после истязаний меня пустить в расход», - отмечает служитель.

«На шее и запястье мне повязали желто-голубые ленточки, предварительно пообещав на одной из них повесить. Периодически приходили в комнату и продолжали бить, били разные люди, сменяя друг друга или одновременно. Били уже палками по болевым местам и плетьми, которые рассекали плоть, но не приносили серьезных повреждений внутренним органам. Вот тогда я подумал, что пока убивать не собираются. Между побоями, меня обвиняли в сектанстве, допытывались сколько человек из Правого сектора я привел с собой. Помню, как вошла молодая симпатичная девушка 25-ти лет, которая спросила у моих истязателей разрешения также побить меня. Под общее одобрение толпы она нанесла мне несколько ударов палкой. Когда меня били, я молился, когда не били, я говорил окружающим меня людям о Боге. Весть о странном пленнике быстро разнеслась по застенкам НКВД. Далее ко мне пришел один парень по кличке «Колобок» и сказал, что он тоже верующий и ходил в киевскую церковь «Филадельфия». После небольшой беседы он куда-то ушел. А потом пришел один человек, который как потом оказалось, был их командиром, и стал на них сильно кричать. Ругаясь, приказал вернуть мне все вещи, автомобиль и деньги снятые с моих карточек, и каждому сказал, что бы попросили у меня прощения», отметил пастор.

«Такого оборота я не ожидал. Пока все в замешательстве думали, что произошло, этот командир подошел ко мне и сказал, что он отступил от Бога, а когда-то прошел ребцентр «Новое поколение» у пастора Тищенко в Першетравневске, и может быть, спасая меня, надеется получить какую-то милость у Бога. У меня просили прощения все, кроме кавказца, который, похоже, ненавидел всех, включая и моих палачей. После 8 часов непрерывных истязаний, меня, отвезли в больницу, где зашили все порванное и оказали медицинскую помощь», - завершил свой рассказ Косяк.

ВНИМАНИЕ! Из-за постоянных нарушений правил общения в новостях, связанных с политической ситуацией между Украиной и Россией, комментарии временно закрыты.

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”