Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|13 Авг 2014

Мне кричали «Жид проклятый» и бросали в меня грязь (СМИ)

Общественный телеканал «ТБН-Россия» и израильская коалиция «Рука Помощи» реализуют совместный проект под названием «Книга Памяти». Одна из участников проекта, Михаил Штейнман, рассказал организаторам проекта историю своей жизни в годы Второй мировой войны.

Михаил Штейнман родился 1 января 1938 года в местечке Копайгород. Автор многочисленных статей и книг, защитил кандидатскую и докторскую диссертации, живет с семьей в Иерусалиме.

«Моей семье посчастливилось выжить. Местечко Копайгород, в котором мы жили, небольшое, с населением около двух тысяч человек. Но в начале войны начали туда стали сгонять евреев из Бессарабии и Буковины. Некоторых  даже поселили в нашем домике в гетто. В июле пришли немцы и погнали нас в лагерь в лесу на станции Копай в 7 км от Копайгорода. Несмотря на то, что я был маленьким тогда, я помню, как гнали по лесу мою семью – бабушку, маму, старшего брата и меня. Если кто-то из евреев отставал, то немцы их убивали.

Вокруг Копайгорода проживало большое количество немецких колонистов. И когда началась война, они начали убивать своих соседей – в первые дни войны они убили мою бабушку и младшего брата отца. Война очень сильно коснулась моей семьи».

Свои воспоминания Михаил сразу начинает с рассказа о гетто - когда в Копайгород, местечко с подавляющим еврейским населением, пришли немцы.

«Мы прожили в этом лагере 3 месяца. В сентябре нас уже перевели в гетто в Копайгород. Но когда мы были в лагере, там как раз начался период дождей. Землянок не выкапывали, делали шалаши. Мой старший брат там простудился и заработал хронический бронхит».

Холодные сырые ночи в лесу в шалашах, насквозь продуваемых ветром и практически незащищенных от дождей. Голод и несносные условия проживания в лагере навсегда остались в памяти пятилетнего ребенка.

«Потом немцы ушли из лагеря и передали бразды правления румынам. С румынами мы начали пытаться найти общий язык. Был выбран еврейский местечковый совет. Те, кто имел что-то в запасе - золото или какие-то ценные вещи - те еще могли что-то выменять у румынских солдат. В нашей семье не было ничего. Но, надо признать, что староста еврейского совета помогал всем, чем только можно. Он собирал ценные вещи, отдавал, и многим удалось выжить таким образом. Но около половины жителей нашего местечка и беженцев погибли от голода и болезней. Гуляли тиф и дизентерия, а лекарств ни у кого не было».

В соседних семьях отцы либо были убиты, либо приходили с тяжелыми ранениями. Для семилетнего мальчика, который уже почти не помнил отца, но ждал всем сердцем, встреча с ним была неожиданной.

«Если у кого-то отцы возвращались с фронта живыми, то либо без руки, либо без ноги. Когда вернулся мой отец, я сказал: «Ты не мой папа, потому что мой папа должен быть без руки или без ноги». Всех евреев убивали сплошным потоком, и я считаю, что нам очень повезло, что мы выжили. О гетто в моей семье старались не говорить после войны. Это уже потом стали вспоминать и рассказывать, а раньше даже в анкетах мы никогда не писали о том, где мы были и что пережили».

Михаил считает, что, несмотря на то, что антисемитизм в России всегда имел глубокие корни, тем не менее, находились люди, способные пойти против системы и оставаться человеком до конца.

«Что касается антисемитизма, он, наверное, был. По отношению ко мне он проявлялся мелкими укусами, потому что я старался работать лучше всех. Там, где рядовой человек мог позволить себе раньше уйти с работы, опоздать или что-то не выполнить в срок, я себе этого позволить не мог и все делал качественно, досрочно. Однажды, уже в Москве, мы проходили с женой мимо дома в начале 90-х годов. Какие-то бабки закричали: «Жид проклятый, уйди с глаз долой».  И стали бросать в меня грязь. Жена сильно переживала, а я сказал: «Оставь их в покое, они уже старые».

Сегодня Михаил считает Израиль своей Родиной. И живет, веря в будущее, где не будет места антисемитизму.

«Когда мы приехали в Иерусалим, жена сказала, что хоть жить только здесь. Это город, мимо которого нельзя пройти – его аура затрагивает душу. И мы переехали в Иерусалим».

Пресс-служба «ТБН-Россия»

Писатель
+88
|13 Авг 2014
0
и прости нам грехи наши, ибо и мы прощаем всякому должнику нашему; и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого.
(Лук.11:4) ТБН лучше бы учило израильский народ прощать и вере в Йешуа ХаМашиях, а не собирать в мстительную книгу имена обидчиков от оторой пользы не будет..
Писатель
+23
|14 Авг 2014
3
Дай им Бог простить всех кто их обидел. Христиане которые пережили гонения и остались в живых, тоже пишут книги-воспоминания о тех страшных временах. Иногда полезно знать историю... да и Библия полна трагических историй о Израиле и христианстве.

Если Вы зарегистрированы

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”