Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|2 Окт 2011

Роман Лункин о нравственном застое, выборах и церкви (СМИ)

Роман Лункин

Если долго и упорно говорить о каком-либо неоднозначном и сомнительном событии или действии, что оно нравственно, то будет ли оно от этого нравственным или станут ли его главные действующие лица нравственными? И является ли сам тот человек, который говорит на покрытое мраком театральное представление, что оно нравственно? Ответ на эти вопросы есть – это все вообще не имеет никакого отношения к нравственности. Однако я испытал странное ощущение от реакции христианских деятелей на недавнее рокировку двух руководителей нашей страны и фактически прошедшие выборы президента.

Такое впечатление, что меня зомбировали – я смотрел на картинку с изображением двух лидеров – улыбающихся Путина и Медведева – а голос из наушников говорил мне – нравственность, нравственность, нравственность, нравственность, нравственность… Священнослужители, конечно, совсем не должны поддерживать или наоборот радикально критиковать Медведева и Путина, тем более что действительно на политическом горизонте больше нет никаких фигур, которые могли бы их заменить, а Путин является символом стабильности для большинства граждан. Как отметил обозреватель портала «Религия и право» Андрей Рябенко, «Путин – это порождение российского коллективного бессознательного». Фактически это бессознательное и движет, наверное, политическим истеблишментом и многими религиозными лидерами.

Главным спикером, выступившим от имени всех религиозных лидеров, стал глава Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, который подчеркнул нравственный, мирный и дружеский характер передачи власти в России. Позиция Московской патриархии и даже остроумие отца Всеволода Чаплина в данном случае были более или менее предсказуемы.

Однако нравственное оправдание политической конструкции в Кремле со стороны других христиан, в частности, протестантов, выглядит более оригинальным (католики, к примеру, не заявляли о том, как нравственно происходит подготовка к выборам в администрации президента). О том, что все слова, сказанные Чаплиным, были согласованы или, по крайней мере, одобрены задним числом с другими христианами, стало известно из интервью с главой крупнейшего объединения пятидесятников - РОСХВЕ епископом Сергеем Ряховским, который также принял участие в съезде партии «Единая Россия» 23-24 сентября, где были приняты ключевые решения. По его словам, гражданская позиция церквей была услышана властью, «нас стали воспринимать как полноправных участников общественно-политической жизни страны. Наша гражданская позиция услышана. Открываются новые горизонты и перспективы для более активного участия евангельского сообщества в общественно-политической жизни страны». Учитывая реалии отношения чиновников и православных на местах к протестантским церквям, эти слова-призывы Сергея Ряховского звучат скорее как мантры и заклинания, чем как констатация фактов. Судя по видео интервью с Сергеем Васильевичем, где он объясняет свою фактическую поддержку «Единой России», для руководства одного из союзов – главное присутствие и представительство (как отметил Сергей Ряховский, «я вообще не отказываюсь ни от каких приглашений»).

Представительство Сергея Васильевича Ряховского в органах власти, в Общественной палате РФ в последние 12 лет (как раз время путинского правления в России) стало важным прорывом для евангельского движения, самым значительным с советских времен. Действительно, о протестантах стали говорить и их стали видеть в общественно-политической сфере («видеть», но это не значит, что протестанты смогли стать «заметными» или «влиятельными»). РОСХВЕ провозглашало еще в 2002 году политику действия и влияния, однако в реальности ничего не изменилось за последние 10 лет в плане укрепления общественно-политических позиций многообразного евангельского движения  России.

Произошло это по нескольким причинам, в том числе и независимым от Сергея Васильевича Ряховского, который войдет в историю российского протестантизма как своего рода новый Иван Степанович Проханов, лидер евангельских христиан 1920-х годов, который встречался с Лениным и предлагал проект строительства города нравственности верующих в соответствии с советскими принципами. Однако это первый лидер протестантов в России, который стал и общественным деятелем. А Сергей Ряховский ввел протестантов в политику постсоветской России, и нельзя сказать, что это так уж легко даже при лояльной позиции.

Во-первых, евангельское движение по определению многообразно и не может подчиняться ни одному центру, а каждая церковь независима. А вполне взвешенная иногда, а иногда сервильная позиция РОСХВЕ и лично Сергея Васильевича воспринимается как позиция протестантов вообще и всех церквей – и баптистов и адвентистов и других направлений пятидесятников, что по мере развития движения перестало отражать реальную ситуацию и реальное положение дел, и стало возникать раздражение создавшимся положением.

Во-вторых, не было и нет никакого стремления заявлять об определенных ценностях перед лицом власти, не было и нет попытки чего-то требовать или показывать власти, что евангельское движение это большая сила. Конечно, с чиновниками и жесткими политическими манипуляторами из администрации президента только так и можно наладить диалог, но в стратегически это приучило власть к тому, что протестанты никогда ничему не помешают и будут занимать то место, которое им скажут. Вспомните ситуацию вокруг церкви Ассамблея Бога в Москве и демонстраций, которые они устраивали в Пушкинском сквере – многие лидеры пытались их осадить и запретить им выступать, об их правах заявили, но скрыто, где-то в кулуарах. И все усилия оказались тщетными.

В-третьих, те слова и заявления о демократии и гражданском обществе, о поддержке церквями демократических устремлений и инициатив власти, которые были актуальны 10 дет назад, в настоящее время устарели, надоели, в ни разочаровались, они повторяются как мантры. И это ведет к застою.

Оказалось, что постоянные закулисные договоренности и представительства фактически не оказывают реальной поддержки большинству церквей, а тем более церквям из других протестантских союзов, а заявления, что власть настроена демократически, а вот отдельные чиновники все портят – стали успокаивать чиновников. Особенно это стало явным с 2009 года, когда занявший реальную общественно-политическую Московский патриархат стал продвигать свои инициативы и предъявлять реальные требования к власти – РПЦ стала гражданской силой (или становится только), и стало особенно очевидно как все остальные религиозные объединения элементарно потерялись на фоне РПЦ и патриарха Кирилла.

Наконец, подтверждением совпадения взглядов РОСХВЕ и РПЦ стало интервью зампредседателя РОСХВЕ Константина Бендаса «Порталу-Credo.Ru», в котором он так оценил работу тандема: «Я с удовлетворением, как христианин и священник, отмечаю, что и тот, и другой не позволяли нашей стране пуститься в достаточно страшное либеральное плавание в сфере нравственности и морали, не позволяли каким-то непонятным "фундаментальным правам человека" довлеть над нравственными нормами и моральными устоями».

Это же самое представление о правах человека, а вернее нивелирующие принцип соблюдения прав граждан отношение, зафиксировано в Декларации прав человека Всемирного русского народного собора и в многочисленных высказываниях тогда еще митрополита Кирилла и протоиерея Всеволода Чаплина. Позиция патриарха Кирилла заключается в том, что демократия и демократические нормы не применимы в нашей стране, а соблюдение прав человека и равенства всех верующих перед законом не ожжет быть ценностью в самобытном российском обществе, где должно быть верховенство традиционных религий и «нравственной» политики. Взаимодействие патриархата и Кремля с этой точки зрения – также пример «нравственности в политике». Получается, что евангельское движение с этим согласно, оно признает ненужность демократических ценностей и прав человека, поскольку в России надо строить самобытное православное государство. Страшилки по поводу либерального общества, где признаны однополые браки и сексология преподается в школах – это отражение реальной проблемы западного плюрализма, но мы то понимаем, что не это главные проблемы России и не с такими трудностями будут сталкиваться неправославные верующие…

Отсутствие ценностей и рассуждения об относительности прав человека – это еще 12 лет застоя, освященных нравственно, глубоко нравственной позицией российских христиан.

Коллективное бессознательное поддерживает представление о сильной и стабильной стране при Путине, глубоко сидящее в умах большинства граждан (верят они в это или просто прикидываются – это другой вопрос). Если в ближайшие годы будут возникать проблемы у церквей и верующих, если вы будете ощущать на душе какое-либо давящее тоскливое ощущение, то просто поставьте перед собой портрет Путина и Медведева и говорите – нравственность, нравственность, нравственность, нравственность, нравственность…

Попробуйте и вам сразу станет легче.

Роман Лункин

Портал "Религия и право"

 

Если Вы зарегистрированы

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”