Добавить новость
Частые вопросы
Реклама у нас
|10 Авг 2010

Исполнительный директор ИРС ответил на все вопросы

Максим Васин

Максим Васин - исполнительный директор Института религиозной свободы.

Родился в 1983 году. Образование высшее. В Донецком Национальном университете получил квалификацию магистра правоведения.

С октября 2004 года на постоянной основе работает в общественной организации «Институт религиозной свободы», город Киев. В 2006 году работал в составе Рабочей группы при Министерстве юстиции Украины по разработке новой редакции Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях». В 2009 году продолжил законотворческую работу в составе рабочей группы при Госкомнацрелигий Украины.

Участвовал в разработке ряда других законопроектов. Занимается правозащитной, научной и преподавательской деятельностью. Является автором научных публикаций по вопросам гармонизации государственно-конфессиональных отношений и законодательного обеспечения религиозной свободы. Как эксперт принимает участие в международных и всеукраинских конференциях, проведении исследований и мониторингов по данной проблематике.

На общественных началах работает в составе Общественной коллегии Комитета Верховной Рады Украины по вопросам налоговой и таможенной политики, а также Общественного совета при Министерстве охраны здоровья Украины по вопросам сотрудничества с Всеукраинским Советом Церквей и религиозных организаций; и других.

Специальная тема веб-конференции: "Свобода вероисповедания, государственно-церковный диалог и межконфессиональные отношения в Украине".

ВНИМАНИЕ! ВОПРОСЫ МОЖНО ЗАДАВАТЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ПО ТЕМЕ ВЕБ-КОНФЕРЕНЦИИ. ВСЕ ВОПРОСЫ ЛИЧНОГО ХАРАКТЕРА И НЕ КАСАЮЩИЕСЯ ТЕМЫ, ВЫСТАВЛЕНЫ НЕ БУДУТ.

 

Здравствуйте, Максим Сергеевич! Я читала многие Ваши публикации, с которых всегда можно было почерпнуть много актуальной информации. Меня интересует Ваше мнение о таком вопросе: есть ли грань между свободой, правами человека и религиозной свободой, и кто ее определяет? (Мария, г.Киев)

Приветствую всех читателей этой веб-конференции и надеюсь, что наша дискуссия будет интересной и полезной для многих из вас.

Уважаемая Мария, спасибо за внимание к нашим публикациям. Религиозную свободу и право на свободу совести в теории права называют естественными правами человека, которые происходят из его сущности и относятся к категории личных прав и свобод.

На ваш вопрос сложно ответить, поскольку, на мой взгляд, перечисленные вами понятия находятся в одной плоскости. Исходя из этого, нецелесообразно их разграничивать между собой. Возможно, Вам следует уточнить Ваш вопрос.

 

Здравствуйте, Максим! Хотелось бы узнать, каковы полномочия Института религиозной свободы и какова степень его влияния на церковно-государственные и межконфессиональные отношения в нашей стране? (Елена, Донецк)

Здравствуйте, Елена! Институт религиозной свободы является правозащитной общественной организацией, поэтому права ИРС определены Законом Украины «Об объединении граждан» (в частности статьей 20). На нашем сайте (www.irs.in.ua) Вы можете более подробно ознакомиться с нашей основной целью и задачами, которые зафиксированы в уставе нашей организации.

В следующем году наш Институт отметит десятилетний юбилей своей работы. За это время мы основное внимание уделяли содействию церковно-государственному диалогу и межконфессиональным отношениям, поскольку убеждены, что это способствует утверждению в Украине межконфессионального мира и согласия, а также религиозной свободы на законодательном и практическом уровнях. Хочу подчеркнуть, что при этом ИРС не стремиться (и не желает) быть посредником в таком диалоге и отношениях, но лишь оказывает в этом содействие.

В ходе своей общественной деятельности ИРС предоставляет органам государственной власти и представителям церквей экспертные консультации, в том числе и предложения по изменению действующего законодательства. Они помогают чиновникам увидеть потребности религиозной свободы и актуальные проблемы деятельности религиозных организаций, а руководству церквей – лучше понимать механизмы построения диалога и партнерского сотрудничества с органами власти.

Поэтому в этом контексте я бы не говорил о влиянии ИРС на эти сферы, но о содействии – причем в меру востребованности наших консультаций со стороны участников такого диалога.

Кроме этого, право на свободу совести и вероисповедания относится к фундаментальным правам человека, которые гарантируются и охраняются Конституцией Украины и многими международными договорами. Поэтому в своей правозащитной деятельности ИРС предоставляет юридическую помощь в стратегически важных делах и прилагает другие усилия для утверждения в Украине религиозной свободы, уровень которой (наряду с другими аспектами) позволяет оценить степень демократического развития общества.

 

Максим, как Вы оцениваете государственно-церковный диалог в Украине? (Андрей, Днепропетровск)

На этот вопрос нельзя ответить однозначно. На мой взгляд, государственно-церковный диалог может рассматриваться под разными углами обзора. К примеру, степень диалога и взаимодействия представителей власти и конфессий на всеукраинском и местном уровнях часто имеет существенные отличия.

Если говорить о диалоге с центральной властью, то за последние несколько лет произошел существенный прогресс в построении отношений церквей и государства на партнерских началах. Состоялось несколько встреч прошлого руководства страны и правительства со Всеукраинским Советом Церквей и религиозных организаций, а также – отдельно с руководителями конфессий.

Такой прямой диалог в результате позволил наладить сотрудничество между конфессиями и профильными министерствами. В 2008 году при Кабинете Министров Украины была создана Комиссия по вопросам обеспечения реализации прав религиозных организаций, в состав которой вошли представители церквей. В 2008-2009 годах были созданы общественные советы по вопросам сотрудничества с религиозными организациями при Минздраве, Министерстве науки и образования, Министерстве обороны и Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали. Время покажет, как будет развиваться это сотрудничество при новом Правительстве Украины.

При этом уровень государственно-церковного диалога в Украине ещё не приобрел системного и последовательного характера, что свидетельствует о наличии широких возможностей для новой власти его развивать и воплощать в конкретные решения на пользу общества.

В последние месяцы обозреватели отмечают, что представители власти ведут диалог лишь в узкоконфессиональном формате. При этом стоит отметить, что в Администрации Президента Украины не так давно заявили о желании Главы государства провести встречу с Всеукраинским Советом Церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО). Поэтому есть надежда на то, что такая встреча в скором времени состоится, что в свою очередь сможет дать импульс для дальнейшего развития государственно-церковных отношений на партнерских началах и содействовать утверждению свободы вероисповедания в нашей стране. По предложению ВСЦиРО на этой встрече предлагается рассмотреть вопросы защиты и утверждения в обществе высокой морали, развития государственно-конфессиональных отношений и создания условий для развития деятельности церквей в социально-гуманитарной сфере.

 

Здравствуйте. Меня интересует вот какой вопрос - в чем существенная разница между понятиями "свобода вероисповедания" и "религиозная толерантность"? ведь ни для кого не секрет что ситуация в западном мире касательно "толерантности" уже давно перешла рамки разумного... (например нельзя публично выявлять принадлежность к вероисповеданию... крестики, платочки... и т.д.) и в недалеком будущем это, несомненно, коснется и Украины... возможно ли, как-то предупредить эти процессы? Ваше мнение как директора Института религиозной свободы. (Ирина, Львов, Украина)

Под свободой вероисповедания принято понимать свободу иметь, принимать и изменять религию или убеждения по своему выбору, а также свободу единолично или совместно с другими исповедовать любую религию, отправлять религиозные культы, открыто выражать и свободно распространять свои религиозные убеждения. При этом нужно не забывать, что свобода не означает – вседозволенность, поэтому наряду с правами верующие также имеют обязанности – не нарушать законы, а также права и свободы других людей, в том числе их право на свободу совести и мировоззрения.

Такое понимание этого понятия закреплено в законодательстве Украины, в котором кроме этого указано, что «все религии, вероисповедания и религиозные организации являются равными перед законом». То есть свобода вероисповедания в широком применении этого понятия предполагает толерантное отношение к представителям других религий – мирное сосуществование без вмешательства во внутренние дела друг друга.

Однако есть немало стран, где свобода публично выражать и распространять свои религиозные взгляды порой ограничивается. Как ни удивительно, к такой практике прибегли не только страны с авторитарными режимами, но и некоторые страны с развитой демократией. К примеру, ограничения на ношения религиозной одежды в публичных местах были инициированы во Франции, Бельгии, Испании, тем самым спровоцировали бурную общественную дискуссию, которая продолжается и доныне. Также не так давно Европейский Суд по правам человека принял решение о запрете размещения в государственных школах Италии крестов и распятий, мотивируя это тем, что в классах учатся дети разных вероисповеданий. (Сейчас это решение пересматривается Большой Палатой Евросуда.)

Таким образом, всё чаще в мире происходит переоценка соотношения свободы вероисповедания и возможной меры толерантности к представителям религиозных меньшинств.

Тут следует обратить внимание на такую особенность. Если в авторитарных государствах свобода вероисповедания ограничивается в виду враждебной государственной политики по отношению ко всем религиям (за исключением государственной религии при её наличии), то в развитых демократических странах Европы подобные политические решения принимаются на основании общественного мнения и с учетом национальных культурных особенностей каждой страны.

Как высказался известный эксперт и религиовед Виктор Еленский: одной из самых больших опасностей для свободы вероисповедания в мире, которая стала очевидной в последний период, является "угроза секулярного (светского) фундаментализма". По его словам, такой фундаментализм "исходит из того, что никакие признаки религиозной принадлежности человека не должны выражаться публично". Именно такая модель государственно-церковных отношений на сегодня все больше внедряется в Западной Европе (Франция и другие страны).

 

Почему в Украине начался межденоминационный антагонизм, когда одни конфессии используют власть и ограничивают влияние других? (Василий Караганда)

Уважаемый Василий, не могу согласиться с Вами в том, что в Украине “начался межконфессиональный антагонизм”. Отдельные попытки и факты нельзя интерпретировать как системную политику или четкую тенденцию. Наличие некоторых проблем, которые являются естественными в поликонфессиональной среде, нельзя интерпретировать как антагонизм.

Поликонфессиональность украинского общества и различие конфессиональных предпочтений граждан в разных регионах побуждают представителей церквей развивать диалог между собой и строить отношения с органами власти – и государство на данном этапе содействует этому. Каждая церковь хочет развиваться не только в том регионе, где она имеет поддержку власти, но и по всей Украине, а для этого необходимо строить добрососедские и доверительные отношения с представителями других конфессий и не ангажироваться под какую-то политическую группу. По этой причине в Украине все больше востребован и развивается межконфессиональный диалог – и не только в Киеве, но и на местном уровне.

Взаимопониманию между конфессиями могут содействовать также и зарубежные религиозные лидеры. Хороший пример в плане развития межконфессиональных отношений продемонстрировал Папа Римский Иоанн Павел II во время его визита в Украину 2001 году. Тогда Понтифик провел встречу с представителями различных конфессий в формате Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций. Наряду с этим, программа пребывания в Украине предстоятеля РПЦ патриарха Кирилла в последние годы не предусматривала возможностей для диалога с представителями других конфессий.

Отмечу также, что использование церквями светской власти опасно и для них самих – в обмен на государственную поддержку они утрачивают автономность и независимость своей позиции. В результате может иметь место втягивание верующих в политические процессы, несвойственные Евангельской миссии церкви – быть солью земли и светом для этого мира, то есть отстаивать духовные принципы и утверждать высокую мораль в обществе.

 

Максим, как ты оцениваешь перспективы для того направления, которое существует в ИРС: диалог церкви и государства, свобода вероисповедания и т.д. Как я понял из твоей биографии, ты еще осваивал и таможенную и налоговую политику... На самом деле, все вопросы нельзя решить с помощью законодательства. Есть лишь часть церковных вопросов, которые можно решать законодательно. Но большая часть отношений регулируется другими нормами, социальными, нормами морали. В общем, какое место вы отводите той деятельности, которой занимаетесь. (Тарас, Киев, Украина)

Законодательство определяет правовое поле, в рамках которого могут осуществлять свою деятельность церкви и религиозные организации, что также является немаловажным. При этом, безусловно, возникает множество иных вопросов, которые связаны с необходимостью развития государственно-церковного диалога и межконфессиональных отношений. И это больше относится к сфере формирования доверительных отношений и сотрудничества, которые нельзя построить одним росчерком пера законодателя. Кроме этого, для церквей и верующих действительно актуальными остаются вопросы защиты и утверждения общественной морали, которые напрямую связанны с призванием церкви и её ролью как общественного института.

Помимо этих насущных вопросов Институт религиозной свободы проводит мониторинг состояния религиозной свободы в Украине и мире, с целью содействия утверждению свободы совести и вероисповедания, которая является одной из фундаментальных свобод каждого человека. Этому ИРС уделяет постоянное внимание.

 

Максим, как Вы думаете, стоит ли христианам в Украине готовиться к волне непонимания или гонений со стороны власти в связи с новым руководством государства, новым главой Госкомнацрелигий и другими уважаемыми господами..? (Аля, Киев, Украина)

Согласно Закону Украины «О свободе совести и религиозных организациях» на Госкомнацрелигий возложены обязанности по «обеспечению проведения государственной политики в отношении религий и церкви». Новый глава Комитета Юрий Богуцкий уже провел ряд встреч с представителями конфессий, в том числе с представителями Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО). У участников этих встреч есть надежда на продолжение развития конструктивного диалога и сотрудничества между конфессиями и государством в социально-гуманитарной сфере.

Также стоит отметить, что новый глава Госкомнацрелигий Украины – опытный чиновник высокого уровня. В свое время он содействовал организации встречи спикера Верховной Рады с главами конфессий в формате ВСЦиРО (2006 г.). Кроме того, в последние годы он курировал гуманитарной сферой в Секретариате Президента Украины, к которой, среди прочего, относились вопросы свободы вероисповедания и государственно-церковных отношений.

Безусловно, определяющее влияние на политику государства в этой сфере имеет Президент Украины. Следует отметить, что программа Партии регионов, почетным лидером которой является Президент В.Янукович, за последние годы изменилась в лучшую сторону в аспекте свободы вероисповедания, хотя в ней и остаются некоторые проблемные для этой сферы положения.

В мае этого года В.Янукович заявил, что «для Украинского государства все конфессии – равные и одновременно родные». Помимо этого, не так давно Президент дал поручение по подготовке законопроектов о новой редакции Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях» и о порядке возвращения религиозным организациям бывшего культового имущества. Всеукраинский Совет Церквей в свою очередь ожидает, что любые законодательные изменения в области свободы совести и деятельности религиозных организаций будут разрабатываться и утверждаться в условиях открытого и постоянного диалога органов власти с заинтересованными лицами – представителями конфессий. А также при том условии, что парламент будет готов утвердить эти изменения в той редакции, которая обеспечит сохранение высокого уровня религиозной свободы в Украине.

Наряду с этим Президент и руководство Правительства Украины пока встречаются только с представителями одной Церкви. При этом вряд ли можно говорить о будущих гонениях на другие конфессии. Однако существует вероятность изменения государственной политики в сфере религий – может произойти консервация определенных процессов, существующих наработок.

Новая власть фактически ещё определяется со своими основными приоритетами в сфере государственной политики в сфере религии. Определенную роль в этом играет то, что украинское общество является поликонфессиональным, поэтому важным элементом государственной политики должен быть развивающийся диалог между властью и конфессиями.

Об изменениях государственной политике в этой сфере можно будет говорить более конкретно после встречи Президента Украины с Всеукраинским Советом Церквей и религиозных организаций, на которой скорее всего Глава государства очертит свое видение государственно-церковных отношений. При этом оттягивание даты проведения такой встречи или отказ от её проведения тоже может быть определенным показателем.

 

Насколько вы считаете возможным построение независимого сильного государства Украины без независимой сильной поместной (православной) церкви. Или - насколько возможно независимость государства с зависимостью идеологической и религиозной от бывшей державы-империи? (Pavlo, Kyiv, Ukraina)

Опыт становления поместных православных церквей в других государствах Европы свидетельствует о том, что и в Украине православные верующие всё больше склонны к поддержке идеи поместной православной церкви. Речь идет даже не столько о возможном формате или путях преодоления разделения в украинском православии, но о том, как эту проблему воспринимают сами верующие, общество в целом и руководство государства, как уполномоченные представители этого общества.

Обретение государством независимости действительно во многом подталкивает к становлению поместной православной церкви. Любое государство для утверждения своего суверенитета, независимости и обеспечения национальной безопасности стремиться к формированию собственных религиозных, идеологических и культурных ценностей и приоритетов. На мой взгляд, в этой же плоскости находится и вопрос становления в Украине единой поместной православной церкви.

 

Что вы думаете по поводу так называемых гонений со стороны милиции против верующих УПЦ Киевского патриархата, которым препятствовали приехать в Киев для празднования Дня Крещения Киевской Руси? Заранее благодарю за ответ. (Сергей, Ялта)

Законодательство и Конституция Украины гарантируют свободу вероисповедания и равенство всех религий и религиозных организаций перед законом. В связи с этим полагаю, что руководству МВД Украины действительно следует должным образом расследовать подобные факты препятствования верующим, о которых упоминалось в СМИ, и предоставить общественности соответствующие результаты. В противном случае представителям власти будет трудно пояснить причины такого неравного отношения к православным верующим разных конфессий в контексте упомянутых законодательных норм. При этом на такого рода нарушения также обращают внимание и международные организации, которые осуществляют мониторинг соблюдения Украиной прав человека и международных обязательств.

В завершение этой веб-конференции добавлю, что в Украине есть позитивный опыт государственно-церковного диалога и межконфессиональных отношений, а также сохраняется высокий уровень свободы вероисповедания. Как сказал один из европейских чиновников, каждое общество только выигрывает от обеспечения полноценного и беспрепятственного исповедания религии и убеждений, ведь уважение к этому основному праву человека может быть значительной силой по предотвращению, умиротворению и прекращению конфликтов. Поэтому именно в интересах государства и всего общества сохранять и развивать ценности религиозной свободы, содействовать государственно-церковному диалогу и взаимопониманию между представителями разных конфессий. Это позволит жить в мире и согласии приверженцам разных вероисповеданий в общем для них украинском доме.

Благодарю всех участников веб-конференции за интерес к заявленной проблематике, за Ваши вопросы и внимание к ответам на них. С наилучшими пожеланиями, Максим Васин.

Если Вы зарегистрированы

Главные новости

Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности

Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне, старший научный сотрудник Центра...

Последние новости

Цитаты
Как христианин и служитель, я считаю, что мы должны сделать все возможное, чтобы помочь людям безопасно пережить свои самые плохие события
Преподобный Шенк, доктор служения, президент Института Дитриха Бонхеффера в Вашингтоне в новости ‟Служитель: Мы должны помочь людям безопасно пережить трудности”
Мнение
Количественно уровень враждебности к христианам не увеличился, но враждебность обрела большую силу
Джордж Янси, профессор социологии Университета Северного Техаса в новости ‟Уровень враждебности к христианам не увеличился - исследование”