Записки из Хосписа. Первый визит. Между землей и небом... МЫ!

 

- Сколько пациентов у вас лежит?

- 30, - ответила медсестра, что-то записывая в тетрадь. - Нет, - вдруг осеклась..., - уже 29...

С этой беседы начался наш визит в Хоспис.

Мы сразу заметили, что все как-то обеспокоены, взволнованы. Когда хотели зайти в первую палату, нас попросили зайти сначала в другую. И мы поняли, что сегодня один человек умер...

Мы постарались собраться с мыслями и силами, с молитвой на устах начали наш обход по палатам.

Некоторое время назад мне сказали, что 50% больных в хосписе уже не возвращаются домой. Однако в этот раз медсестра сказала, что та цифра была ошибочной. Практически ВСЕ, кто здесь находится, уже не вернутся домой живыми.

Каждому пациенту мы принесли воду - символ жизни. А еще напечатали открытки, на которых крупным шрифтом написана Благодатная Молитва о жизни вечной. Вечная жизнь! Это то, в чем они нуждаются прежде всего!

Когда заходишь в палату к человеку, чья душа вот-вот покинет его тело, не хочется говорить о погоде... Вырисовывается такая четкая грань! Приходит острое ощущение хрупкости жизни и отчаянное желание во что бы то ни стало открыть их сердца для понимания вечного Евангелия. Что тело временно, а душа - вечна. И эта вечность уже наступает...

Это удивительное ощущение, странное, тяжелое... Как будто бы мы были между жизнью и смертью, между землей и небом... Тонкая нить... Понимаешь, что нельзя терять ни минуты. Наступивший день может стать последним еще для любого из них.

Меня потрясла женщина средних лет... Огромные глаза на высохшем лице, ей уже не хватает сил их открыть, но она старалась. Чтобы мы не подумали, что она спит, и не подошли к ней. Я подошла, присела. Мы немного поговорили, она попросила молиться, чтобы ее не тошнило... А потом произнесла Благодатную молитву. Глаза потеплели, мне даже показалось, что они уже не закрывались. Господи, держи их открытыми! Ведь она - чья-то мама!

А еще - медсестра Ира:

- Муж говорит: "Устройся ты продавцом! Ну зачем ты тут работаешь?" А я не могу по-другому. Я знаю, что им нужна...

Михаил Иванович... Он очень громко дышал. Нам сказали, что он спит, но меня просто притянуло в эту палату. Мы начали говорить, и, Боже, как ему это было трудно! Каждое слово вырывалось с сильнейшей болью и огромным усилием. Он попросил молиться о его семье. А потом, во время Благодатной молитвы покаяния, я с трудом сдерживала слезы. С закрытыми глазами, положив руку на грудь, он настолько отдался молитве и с таким старанием произносил каждое слово, хотя это стоило ему титанических усилий. Я представляю, каким громом звучала эта молитва в небесах! В сердце Божьем!

Молодой парень. Он сидел спиной к нам. Из-за сильной боли, он так и не нашел в себе решимости начать с нами разговор. Он нас выгнал. А мы благословили.

Ухоженный пожилой мужчина Юрий. Еще не услышав, что мы хотели сказать, оборвал нас: "Я коммунист!" На предложение о молитве громко повторил: "Я же сказал: я коммунист". На расстоянии вытянутой руки я положила открытку со спасительной молитвой: "Когда захочется помолиться, знайте - вот текст молитвы. Спаси Вас, Господи!"

Мужчина Андрей, с огромной страшной опухолью на шее. Она кровоточит и доставляет огромную боль. Сначала он был холоден, потом попросил молиться о его сыне. Поблагодарил за воду. Молиться о покаянии не хотел. Однако я решила просто начать молиться вслух сама. И... он начал повторять! Мы помолились, радовались. Потом он сказал, что устал, и что нам пора идти.

Мы поняли, что теперь мы здесь надолго. Сегодня Небо обрело десятки душ, которые скоро покинут страдающие тела. Но за ними придут другие люди, получив страшную выписку: "Назначается палиативная терапия". И Небо будет ждать их, поделив дни на минуты и мгновения, не давая покоя нам, находящимся по ту сторону...

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Час длиной в вечность или второй визит в хоспис и Мисс "Вьет во Дао" или "Мое явное преимущество с Неба"

Оксамита