Демократическая реформа в РПЦ: начало

Процесс модернизации Русской Православной Церкви идет полным ходом в самых разных направлениях, но эти изменения не всегда заметны. Есть сложности и с тем, как сформулировать православные представления о будущем страны и о реформах в Церкви. Разговору об этом был посвящен семинар в Московском центре Карнеги 19 апреля на тему: «Новая консервативная альтернатива. Что нужно изменить в Церкви, обществе, государстве». Докладчиком стал протоиерей Всеволод Чаплин, пока член Общественной палаты РФ, настоятель Храма Св. Феодора Студита у Никитских ворот, недавно исключенный из состава Межсоборного присутствия РПЦ. По традиции ведущими семинара были Алексей Малашенко, председатель программы «Религия, общество и безопасность» Центра Карнеги и социолог религии Сергей Филатов, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Размышления ныне опального и отставленного от официальных должностей церковного деятеля стали отражением тех идей, которые есть в сознании духовенства. Их эклектика, мифологичность и гротескность сочетается со здравым стремлением найти самые разные пути выхода из кризиса, вновь привлечь общество на свою сторону.

Отец Всеволод Чаплин уверен, что россияне находятся в унынии, а поэтому обществу необходим «русский прорыв» и системный диалог власти с «консервативной частью спектра». В связи с этим, безусловно, будет переоценка событий 1991 и 1993 годов. Видимо, результатом пересмотра Конституции и приватизации будет возрождение монархии и избрание императора с полномочиями главнокомандующего, имеющего право распускать парламент. Народовластие на местах будет сопровождаться, по мнению отца Всеволода, отказом от партийной системы и борьбы, чуждой России. Верхняя палата парламента будет формироваться региональными советами, а нижняя районными советами, чтобы исключить «московскую тусовку» из органов власти. В стране будет больше референдумов, высшей ценностью будет народ, а не отдельная личность. Россия как центр переустройства мира будет гарантом многоукладности — где-то будет социализм, где-то капитализм, а у нас монархия.

У Церкви будет особое место в этом мире. В настоящее время, подчеркивает Чаплин, многие реформы патриарха Кирилла остановлены из-за страха потерять управляемость церковной системой. В рамках жесткой бюрократической структуры мало что обсуждается на публике, от патриарха «ничего не зависит», а в самом аппарате растет количество недовольных («десятки тысяч людей, живших активной церковной жизнью, ушли из Церкви»).

Спасение — в реформе РПЦ, о которой отец Всеволод уже писал и говорил. Это выдвижение кандидатов в священники и дьяконы приходской общиной, что вполне возможно в крупных городах. Кандидатов в епископы должна выдвигать конкретная епархия, собрание с участием духовенства и мирян. Синод должен утвердить кандидатуру, либо представить канонические основания для отвода кандидатуры. Все это положит конец практике бесконтрольных переводов священников с прихода на приход и епископов из епархии в епархию. Открытость бюджета, честность в ответах на вопросы общества — вот политика, которой отец Всеволод призывает следовать Московский патриархат сегодня.

Докладчик не стал раскрывать конкретных шагов, которые стоит сделать главе РПЦ, Синоду или же Синодально-богословской комиссии для того, чтобы реформировать Церковь и вдохновить общество к «русскому прорыву»: «Церковью должен управлять Святой Дух, действовать будут Божья воля и сам православный народ».

Общероссийских православных движений, по мнению отца Всеволода, не существует, поскольку их всегда боялась власть. Также как она боялась и пресекала создание и любых мусульманских общественно-политических движений. Бюрократия живет двойной моралью, она боится вопросов о нравственности, любых движений, которые выступают за справедливость.

Отвечая на вопросы ученой публики, отец Всеволод отметил, что сам он не выступает за отмену патриаршества в РПЦ. Однако патриаршество не должно подменяться безграничной личной властью и убежденностью в собственной непогрешимости главы РПЦ. Эта власть должна быть сбалансирована самостоятельными общинами в регионах.

Чаплин также признал наличие проблемы в российском обществе, когда духовенство стало привилегированным социальным слоем, которому в большей степени позволяется криминализованное поведение. Это проявляется, в частности, в массовом явлении, каковым стало пьянство за рулем среди духовенства.

Однако, несмотря ни на что, Церковь уже изменилась. По словам отца Всеволода, РПЦ стала другой: в приходах уже не только бабушки, люди настроены критически и начинают возражать. История с критикой предстоящего Всеправославного собора и Гаванской встречи Папы и Патриарха показала, что в Церкви много богословски грамотных людей. Независимые голоса, хотя и разрозненные, возникают отовсюду. Если ранее был застой, то теперь ситуация накалена — возникают и разного рода общественные православные группы, такие как «Божья воля». По мнению отца Всеволода, сейчас время краткого яркого высказывания или действия, которое намного быстрее дойдет до сознания людей.

Комментируя доклад отца Всеволода Чаплина, Сергей Филатов заметил, что он предлагает намного больше демократии для Церкви, чем для государства в целом: «можно сказать, что будут православные, приносящие в церкви оливковые ветви, и окружающее быдло, на которое православные наденут свое ярмо». Алексей Малашенко подчеркнул, что ему рассуждения Чаплина о народных советах напомнили систему народной демократии и конгрессов в Ливии времен Каддафи, которые служили ширмой для власти.

Ведущие семинара — Малашенко и Филатов — заверили докладчика и участников семинара, что в кризисе ничего плохого нет, кризис заложен в природе христианства. РПЦ постепенно открывается, занимается социальным служением, уходит ее изоляция от народа, а по мере этого исчезают и фантазии о монархии, советах и т.п. Церковь может вызывать удивление, возмущение и даже смех, но оказывается интеллектуально живой на фоне общей социальной пассивности народа и малочисленности верующих.

scjl

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Особо опасные церкви. За что ликвидируют верующих в России и Скрытая угроза. Силовые структуры берут "рынок религиозных услуг" под свой контроль

Роман Лункин