О подотчётности, раболепстве и зрелости

 

В некоторых христианских образованиях есть определенные правила и принципы подотчетности. Они призваны быть инструментом регулирования ответственности в религиозной жизни. В зависимости от формы церковного управления они бывают разными.

Где-то пастор подотчётен Совету общины, а та, в свою очередь, располагает декларируемой полнотой автономии. Как результат, мини-самоуправство на общинном уровне. В данном варианте преамбула гласит о подразумевающемся возрожденном состоянии всех членов собрания, хотя не понятно каким образом это качество людей измеряется практически.

Иной формой подотчетности является принцип иерархической зависимости членов общины перед пастором, а того, соответственно перед старшими пасторами или епископами. Так в отдельных сферах вроде бы возникает большая упорядоченность и координация, но вместе с ней и тяготение к появлению "царьков местного розлива", творящих на своей территории почти всё, что им заблагорассудится.

На сугубо психологическом уровне все эти разновидности подотчётности создаются с одной слабо осознаваемой целью — ограничить власть индивидуума, мало способного, с учётом склонности ко греху, распоряжаться ей для всеобщего блага. Несомненно, из тысячи зол лучше такое неказистое подобие порядка и здравости, чем полная анархия.

Если же хотя бы немного углубиться в понятие свободы человека, то мы столкнемся с шокирующей истиной о своей одновременно полной свободе от всего и всех и сопоставимой подчинённостью каждому внешнему фактору. Состояние грехопадения "все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного" (Рим. 3:12) показывает нашу фактическую неспособность распоряжаться этой мнимой свободой во благо себе и окружающим."…ибо, кто кем побежден, тот тому и раб" (2 Пет. 2:19). Мы также покорены вещественным началам, пространству, материи и времени. В таком рассмотрении остаётся лишь пасть перед величием Того, Кто не имеет начала и конца, Кто в высшей степени превосходит не только всё тварное, но и вообще не обусловлен ничем.

Для человека нет большего блага, чем приходить в большее и большее послушание Его святой воле.

"…и всякое превозношение, восстающее против познания Божия, и пленяем всякое помышление в послушание Христу" (2 Кор. 10:5). 

"Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду. И воззовете ко Мне, и пойдете и помолитесь Мне, и Я услышу вас; и взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим. И буду Я найден вами, говорит Господь, и возвращу вас из плена и соберу вас из всех народов и из всех мест, куда Я изгнал вас, говорит Господь, и возвращу вас в то место, откуда переселил вас" (Иер. 29:11-14).

Допущенное по Божьему предвидению падение человека, несомненно, в итоге послужит Его славе в раскрытии Его совершенного характера перед всем мыслящим творением. Возвращаясь к вопросу подотчетности, необходимо понять так ли хороши и универсальны перечисленные нами средства для духовного роста христиан и созидания Церкви. Есть ли нечто более тонкое и верно направляющее человека к святости, чем этот плотской инструментарий?

"Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их; и буду их Богом, а они будут Моим народом. И не будет учить каждый ближнего своего и каждый брата своего, говоря: познай Господа; потому что все, от малого до большого, будут знать Меня" (Евр. 8:10-11).

Если мы с вами являемся людьми верующими, то это и есть то Божье обетование, верить в которое мы призваны. Познание Бога, происходящее из осуществления Его желания быть понятым и принятым нами, и есть залог непререкаемой здравости.

"Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте" (1 Ин. 2:27).

Если современная церковь на корню отказывается от воплощения этого принципа, то, исходя из логики, она будет вынуждена признать, что состоит по большей части из людей невозрождённых и плотских, посему и неспособных практиковать новый завет Господа.

Послушание и ученичество являются неотъемлемой частью младенчества и юношества, но зрелость подразумевает исключительно соработничество и взаимное служение. Если наш ребенок, физически достигший нашего роста, будет продолжать задирать голову наверх, пытаясь там увидеть нас, то мы всерьёз задумаемся о его умственном развитии. Будет верно, если он сохранит к нам любовь и уважение, и мы сможем поделиться частью нашего опыта. Он не должен смотреть снизу вверх, но призван к личному хождению перед Богом.

Когда тебе шесть лет отроду, почти всякий взрослый может быть твоим учителем. Когда ты окончил школу, расширить твои познания способны лишь те, кто окончил высшее учебное заведение. Далее ты углубляешься в изучение предмета, сам давая оценку различным подходам к его рассмотрению. "Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его" (Лук. 6:40). Твой первый школьный учитель оставил добрый след в твоих воспоминаниях, он сделал хорошее дело, научив тебя писать и считать. Однако его функционал закончился лично для тебя с переходом в следующий класс. Валентина Петровна так и продолжает с любовью учить озорных детишек таблице умножения, так как это её призвание и она верна в нём. Она научилась находить подход к самым сложным детям - это её удел и доброе наследие. Также с уверенностью можно сказать, что она не призвана учить академиков.

"А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель — Христос, все же вы — братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах; и не называйтесь наставниками, ибо один у вас Наставник — Христос. Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится" (Мат. 23:8-12).

Один из гарантированных способов упереться в чей то уровень, это принять видение, будто роль данного человека в твоей жизни неизменно положительна и поучительна. Давид признавал Божий перст в помазании Саула, но он не назидался от него. Более того, самим фактом бегства, проявлял неподчинение воле монарха. Он не позволил власти Саула покорить власть Бога над ним самим, разрушив его собственное призвание. Это добрый пример Давида, образец единственно верного поведения в подобном случае.

Итак, краткое заключение об этой, конечно же, очень обширной теме.

Признаком духовной зрелости является плодотворная христианская жизнь, несущая всему миру и тем более своим по вере благость Божью. Она подразумевает умение распознавать в собратьях дары и призвания, доверяя себя попечению каждого верующего, способного привнести в нашу жизнь больший свет. Сердца зрелых открыты для плевков каждого проходимца. Это уже нечто большее, чем административная подотчётность, ибо подразумевает нашу полную готовность воспринять обличение, наставление или же прямое Божье поручение через любого христианина, независимо от наличия или отсутствия у него религиозного статуса. Вместе с этим, духовная зрелость подразумевает и нашу готовность противостать и решительно отвергнуть всякую навязчивую претензию на власть над нами, не подкреплённую действием Святого Духа.

Посему, дорогое христианское братство, в вопросе подотчётности перед нами сегодня планка поднята несоизмеримо выше уровня организационных директив. Подотчётность в её наиболее популярной трактовке никак не может быть средством порабощения одного человека другим, даже если это рабство добровольное. И конечно, я вполне отдаю себе отчёт в том, что "душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно" (1 Кор. 2:14).

 

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Снова о десятине или как не быть бабловедником... и Дух Иезавели или мужское женоподобие