Желаемое и действительное

В наши дни широко распространена идея, высказанная австрийским психоаналитиком Зигмундом Фрейдом (1856–1939), что вера в Бога – это проекция желаемого на действительное. Нам, мол, хочется, чтобы у нас был большой добрый папочка, который бы о нас заботился, – вот мы сами себе его и выдумали.

Похоже, представления Фрейда о религии – тот самый случай, когда его учение о проекции желаемого на действительное в наибольшей степени соответствует реальности. Ведь библейскую веру в ответственность греховного человека перед святым Создателем вряд ли можно посчитать удовлетворением собственных желаний. Как раз верить в то, что Бога нет, – это и значит выдавать желаемое за действительное, следуя старому принципу: мы сами себе будем, как боги, и сами будем решать, что хорошо, что плохо.

Вряд ли аргументацию Фрейда взяли бы на вооружение воспитатели сиротского приюта, чтобы утешать подобным образом своих подопечных. Зачем, мол, ты тоскуешь по маме? Мам же не существует! Тебе просто хочется, чтобы у тебя была мама, вот ты ее себе и выдумал. Мама – это проекция твоих желаний на действительность.

Но как тоска по матери говорит о реальности матери, ощущение нужды в Боге свидетельствует о Его существовании! Ибо всякая нужда является свидетельством того, что должен быть и объект ее удовлетворения. Нужды без соответствующего ей объекта не бывает.

Если человек испытывает холод, значит, существует тепло. Наличие полового влечения сообщает нам о реальности брачных отношений. Раз есть голод, значит, где-то есть и пища. Раз есть жажда, значит, существует и питье.

Таким образом, наличие в нас нужды в некоем высшем смысле и в предназначении является доказательством их существования. А они могут происходить только от Создателя. Блаженный Августин (354–430) так пишет об этом: «Ты создал нас для Себя, и душа наша дотоле томится и не находит себе покоя, доколе не успокоится в Тебе».

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин