Отрывок из книги воспоминаний "Один на один с жизнью"

Вот ещё  один отрывок из моей новой  книги воспоминаний "Один на один с жизнью". Книга была издана в Киеве и Минске и все тиражи были разобраны.

А вот представитель другой музыки, шансонье, вульгарный и обаятельный, некрасивый и обвораживающий Михаил Гулько. Слушая его, я всегда вспоминал легендарного русского певца из Франции, певца парижских ресторанов, Алёшу Димитровича. Да, того самого, который с голливудской звездой, русским Юлом Бриннером, записал альбом цыганских песен. Так вот, Михаил Гулько в основном тоже пел в русских ресторанах, но в Америке. Он лихо исполнял песни о белых офицерах, о журавлях, о госпоже удаче, хороший актёр, перевоплощался, страдал, хрипел, публика, как пишут критики,  стонала. Меня Михаил называл «отцом», «падре», при встречах показывал нательный крестик, говорил, что от юродивых Киево-Печерской  лавры получил, намоленный и очищенный. Я к нему относился с большой симпатией, примечал в глазах тоску большую, тяжёлую.

Были у меня двое знакомых, родные братья, рослые, беловолосые, и уже пожилые. Американцы, но славянского происхождения.  Были они смиренными верующими христианами-баптистами. Захотели они посмотреть, как живёт Брайтон-бич.  Я поехал с ними и пригласил в ресторан, где пел Гулько. Пел он в ресторане, кажется, «Кавказ».  Сели мы за дальний столик, но Миша увидел нас и решил сделать мне приятное. Позже я понял, что моих гостей он принял за бывших белых офицеров. Заиграла музыка, он подходит к нашему столу, вытягивается по- военному и поёт с надрывом, со слезой: «Четвёртые сутки пылают станицы ...» и т.д.  И  кладёт им руки на плечи во время слов: «Не  падайте духом поручик Голицын, корнет Оболенский налейте вина...». А потом, роняя голову на следующих строчках: «А в комнатах наших сидят комиссары и девочек наших ведут в кабинет...». Мои гости таких песен никогда не слышали и подумали, что Миша поёт о том, что происходит в России сейчас. И на глазах у этих мощных людей появляются слёзы. А Михаил поёт дальше: «Зачем нам поручик чужая земля...».  Мои американцы плачут навзрыд. Тут заплакал и Гулько. И вдруг, встают все посетители ресторана, у многих на глазах слёзы, и аплодируют. И Михаилу, и этим чистым верующим людям.  Но Миша нарушил духовную идиллию. Все знают, что во время выступления  он всегда носил широкополую шляпу. Вот он после аплодисментов снимает шляпу, а под ней оказывается небольшая бутылка водки. Миша разливает, и говорит на весь ресторан: «Господа офицеры, выпьем за Родину...». Потрясённые гости шепчут: «Мы не русские офицеры, мы американские баптисты, и водку не пьём...». Теперь Миша ошалело смотрит на них. Но находит выход, и произносит: «Ну раз вас так наказали, я выпью за Родину и за вас! И  опустошает свой и их бокалы. Что это было? Не знаю точно. Наверное, тоже жизнь... В таком вот гротесковом преломлении.

Я часто говорю своим детям. Люди собирают коллекции: марки, монетки, спичечные коробки... А я всю жизнь собираю коллекцию хороших людей. И у меня самая ценная коллекция в мире... Посмотрите, сколько их у меня... Почти в каждой стране. Среди них известные и неизвестные, талантливые и неспособные, но все они вместе, и все они мои друзья...

Но дети также узнали от меня, что имея тысячи друзей, человек  часто остаётся одиноким...

На фото - в этом кабинете писалась моя новая книга «Один на один с жизнью».

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Мы стоим у порога и Америка пробудилась. Трамп разбудил Америку!

Михаил Моргулис