Найти неведомого Бога

Апологетика – это игра на чужом поле, это искусство разрушать твердыни, это искусство наводить мосты. Отличительной чертой систематического подхода в апологетике является то, что во главу угла ставятся не методы, которые мы намерены применять, а то, в чем нуждаются конкретные неверующие, вступающие в контакт с нами. Что именно удерживает нашего собеседника вдали от Бога? В какой подготовке нуждается почва, с которой мы имеем дело? И уже в зависимости от этого используются те методы, которые необходимы в данном конкретном случае.

Чтобы подготовить почву под посев должным образом, прежде всего необходимо выяснить, что с нею не так. Бессмысленно выискивать отдельные камешки между бурно разросшихся бурьянов или редкие сорные ростки посреди каменистой пустыни. В связи с этим отправным пунктом систематической апологетики является определение области нахождения мировоззренческих твердынь у нашего собеседника. На этом этапе наша задача – не говорить, а слушать. Только так мы сможем выяснить, какие именно твердыни возведены им, чтобы защититься от истины, подавляя ее неправдою. Твердыни эти могут быть информационные (скажем, уверенность в истинности социал-дарвинизма), или – экзистенциальные (обида на Бога), или же – чисто практические (нежелание расстаться с конкретным грехом). В любом случае не мы, а наш собеседник изначально занимает оборонительную позицию, хотя, порой, весьма агрессивную.

Следующим нашим шагом является определение характерного для этой области метода опровержения ложных утверждений. Один метод применим в области естествознания, где мы имеем дело с наблюдаемыми в настоящее время и повторяющимися явлениями и процессами. Другой метод хорош для поля истории, где речь идет о единичных событиях прошлого. И совсем иной подход требуется в сфере философии и, в частности, этики. И так далее. Может оказаться, что мы никогда в этой области не бывали, и кое-что нам, возможно, придется учить, порой – чуть ли не с нуля. Но, поскольку на первом месте стоим не мы со своими методами, а те, ради кого мы это делаем, мы должны быть готовы на подобную жертву.

Вот тут-то и наступает самый принципиальный момент: нам надлежит выделить истинные положения в представлениях своего оппонента. Так апостол Павел, прибыв в Афины – город, в котором, как тогда говорили, легче встретить бога, чем человека – пришел в негодование от вида идолов, заполонивших столицу (Деяния 17:16). Однако Апостол не дает выхода своему возмущению, набрасываясь на афинян с обличениями, а исследует ситуацию – ходит, осматривается, беседует как с иудеями и прозелитами, так и с представителями различных философских школ. Он определяет области их твердынь, знакомится с приемлемыми для этих областей методами. А после сообщает: эврика! Я нашел, в чем вы, афиняне, ближе всего продвинулись к истинному богопознанию. У вас есть жертвенник «Неведомому Богу». О нем-то я вам и расскажу!

Подобным образом и мы должны находить «неведомого бога», нечто истинное, в представлениях наших собеседников, и использовать это как плацдарм для наступления. Как отмечал Блаженный Августин, всякая истина – от Бога. Мы не должны бояться говорить в терминах и понятиях наших оппонентов, ведь как таковой, в абсолютном онтологическом смысле, лжи не существует! Ложь – это искаженная истина, и мы можем смело апеллировать к тому истинному, что признается ими.

Бог – Творец. «Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое» (Колоссянам 1:16). И Он творит абсолютные категории – добро, истину, свет, жизнь… Это все – реально существующие вещи. Возьмем, к примеру, свет. Он обладает определенными физическими характеристиками: цветность, направленность, поляризация, интенсивность, и т.д. А какие характеристики есть у тьмы? Никаких! Тьмы, как физического явления, не существует. Это – абстрактное понятие, которое обозначает лишь недостаток или отсутствие света. Не прибегая к понятию света, определить, что есть тьма, невозможно. Потому-то и говорится «выключить свет», а не «включить тьму».

Аналогично этому физическое понятие тепла. Тепло – реальное физическое явление, связанное с движением молекул. В обиходном смысле мы можем говорить о холоде, как о недостатке тепла. Но в физике понятия «холод» не существует. Тепла может быть больше, может быть меньше, может вообще не быть (это состояние называется «абсолютный ноль», оно соответствует температуре минус 273 градуса по Цельсию). Но никакого явления или объекта по имени «холод» при этом не возникает. Холода объективно не существует.

Точно так же и лжи не существует, поскольку истина – категория реальная. Недостаток или искажение истины мы называем ложью. Невозможно выдумать такую ложь, которая бы не опиралась на ранее существующую истину. Сатана, отец лжи, творцом не является и сам не в состоянии создать чего-либо. Бог – Единственный Источник истины. Почему так трудно бывает порой разоблачить ложь? Потому что ложь, скроена из кусочков истины. Почему любая ложь со временем раскрывается? Потому что истина, существуя реально, рано или поздно проявит себя.

Но поскольку ложь сама по себе иллюзорна; поскольку абсолютной лжи не существует, в любом ложном утверждении или учении можно обнаружить зерно правды, его истинную часть – «неведомого Бога». И найдя это рациональное зерно, мы можем использовать его как отправной пункт, точку опоры. Мы сокрушаем ложные представления собеседника посредством не своих идей и убеждений, а через его же собственные истинные представления.

«Библейская стратегия благовестия» 

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин