Гендерная синергия Божьего домостроительства

Так говорит Господь: «не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему, … помощника, подобного ему» (Бытие 2:18,20).

К сожалению, этому тексту уделяется недостаточно внимания ввиду предвзятого отношения к слову «помощник». Нам трудно абстрагироваться от реалий падшего мира, в котором мужчина, в соответствии с установленной уже после грехопадения иерархией (Бытие 3:16), занимает доминирующее положение. Потому слово «помощник» зачастую понимается, как нечто второстепенное – подмастерье или прислуга. На самом же деле этимология русского слова «помощник» очень хорошо отображает значение слова «езер», употребленного в еврейском оригинале текста – «подающий мощь», «придающий силу», «тот, кто наделяет возможностью достичь желаемого».

Слово «езер» встречается в Писании неоднократно, причем чаще всего – по отношению к Богу (см. Второзаконие 33:7, 26, 29; Псалтирь 20:2, 70:5, 88:19, 117: 9-11, 120:1-2, 123:8, 145:5; и т.д.). Встречается оно и в производных сочетаниях. Именно оно употреблено пророком, когда «взял Самуил один камень, и поставил между Массифою и между Сеном, и назвал его Авен-Езер, сказав: до сего места помог нам Господь» (1 Царств 7:12), или в имени Елиезер («Господь помогает»), которым звался раб, управляющий домом Авраама (Бытие 15:2).

В Библии слово «помощник» не содержит каких-либо уничижительных коннотаций в гендерных отношениях. Оно указывает на синергетику, когда совместный кумулятивный эффект несравненно выше простой суммы составляющих. Ни мужчина, ни женщина по отдельности не исчерпывают всей полноты образа Божьего. Но осуществляя Божий замысел совместно, они достигают того, на что были бы неспособны сами по себе (в таком сотрудничестве отчасти проявляется подобие сотрудничества человека с Богом). И достигается это как раз за счет гендерной полярности – неотъемлемых единстве и противоположности мужского и женского начал в человеке; за счет сочетания, с одной стороны, самодостаточности (каждый человек является личностью сам по себе), с другой стороны – взаимозависимости; сочетания индивидуальности и общности.

Важным моментом является также то, что, хотя женщина и сотворена для мужчины, после мужчины и из мужчины, существованием своим она обязана исключительно Богу. Мужчина не является создателем женщины. Он не проявляет абсолютно никакой инициативы для ее появления, не принимает какого-либо волевого решения, и совершенно не прилагает для этого каких-либо усилий. Человек получает спутника жизни, находясь в бессознательном состоянии, – в глубоком сне. Получает исключительно по благодати Божьей, как ничем не заслуженный дар. Он лишь только ощутил нужду в родственной душе, и тут же обретает ответ на еще не высказанные молитвы! Псалмопевец пишет: «Утешайся Господом, и Он исполнит желания сердца твоего» (Псалмы 36:4). В этом проявляется великая сила Божьей любви. Тем, кто принадлежит Ему, кто принимает Его, Бог дает самое наилучшее. Ведь он – совершенный Творец, и не делает второсортных подарков.

Далее, важно понимать: мужчина и женщина не суть два получеловека или недочеловека. Каждый из них – полноценная самостоятельная и самодостаточная гармоничная личность. Именно поэтому они и способны на полноценный союз! Тот, кто не имеет полноты сам в себе, неспособен и в полной мере одарить собой кого-либо другого. И тот, не в состоянии быть счастливым сам по себе, вряд ли сможет должным образом осчастливить кого бы то ни было.

Речь же идет именно о состоянии полного счастья. Это очевидно из того, что человек, увидевши данного ему Богом помощника, … запел! Да, да – самые первые слова человека, записанные в Библии, являются именно песней, любовной одой, серенадой (Бытие 2:23):

Это – кость от кости моей!
Это – плоть от плоти моей!
Назовется она «супруга»,
Потому что взята от супруга.

Согласен, не самая глубокомысленная канцона. И рифма – не шедевр. Но будем снисходительны. Во-первых, это – чистой воды импровизация, спонтанная реакция на увиденное. Во-вторых, а чего еще ожидать? Это же поет влюбленный мужчина, а мужчины, когда влюбляются, глупеют. Боюсь, влюбленность – это такой специально заложенный в человека Богом механизм: р-р-раз – и мозги отключились! Иначе кто бы, находясь в здравом уме и твердой памяти, взял на себя такую ответственность как создание семьи?

Нам неведома мелодия этой самой первой песни, но на текст ее стоит обратить особое внимание. Большинство переводов вполне адекватно передают его содержание: «Назовется она женою (женщиной), ибо взята от мужа (мужчины)». Однако при этом теряется весьма существенный нюанс. Понятия «мужчина» и «женщина» безотносительны. Тот, кто родился мальчиком, вырастает в мужчину вне зависимости от того, будет у него женщина, или нет. Соответственно, и девочка, повзрослев, становится женщиной, даже если у нее и не будет мужчины. То есть мужчиной или женщиной человек является и так, сам по себе. В оригинале же в обоих случаях стоит одно и то же еврейское слово, только в мужском и женском роде – «иш» и «ишша», свидетельствующее об их взаимной принадлежности друг к другу. Потому, возможно, вариант «Назовется она “супруга”, потому что взята от супруга» более точно передает смысл этой оды. Быть супругом или супругой невозможно самому по себе. Только – по отношению к кому-то.

И еще один интересный аспект. А почему вообще человек вдруг запел? Какова цель этого акустического действа? Животные (к примеру, – птицы) поют, дабы привлечь особь противоположного пола для спаривания. Человеку же не было нужды никого привлекать. Все, к чему он стремился, было дано ему сразу, без каких-либо препонов. Зачем вообще люди поют? Похоже, ответ очевиден: человек запел просто так. Просто потому, что не мог не петь. Просто потому, что был счастлив.

Мы поем, когда нам радостно, и когда грустно – тоже поем. Что-то в нас требует, чтобы мы излили свои чувства в пении. В песне мы выражаем то, что дороже всего нашему сердцу. То, на что нам «не наплевать», чего просто словами не выразить. Нечто очень нам дорогое. То, что в сухой прозе обозначается словом «ценности». Человек запел, потому, что ему было вверено нечто, несравнимое по ценности ни с чем иным во всем творении. Нечто столь же ценное для него, как и он сам. Нечто, чему он мог бы принадлежать. В чем, наконец, устанавливалась гармонические отношения «я» + «ты» = «мы». Иными словами смысл этой песни можно было бы выразить так:

Она – такая же, как я
Она – иная
Мы с нею – одно целое
Я с ней – иной

Мы поем о том, чего невозможно сказать в прозе! В конце концов, не только мы призваны петь Господу песнь новую (Псалтирь 32:3, 39:4, 95:1, 97:1, 143:9, 149:1; Исаия 42:10, Откровение 5:9, 14:3). Пророк утверждает: песня человека, впервые увидевшего свою супругу, – отображение того, как Сам Господь Бог запоет, когда наше с Ним с ним изначальное единство будет восстановлено во всей полноте: «Будет торжествовать Он, глядя на тебя, и возрадуется, обновит тебя Своей любовью, возликует, глядя на тебя, с радостным пением» (Софония 3:17 РБО).

«По образу и подобию»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин