Синкретизм

Поросль веры на почве одной культуры внешне может выглядеть совсем не так, как в культуре миссионера, насадившего ее семена. Но происходят они все из единого корня – истины Божьего Слова. Если не принимать этого фактора во внимание, мы можем впасть если не в полную, то в частичную религиозность – поддаться на видимость компромисса межу насаждением семени и пересаживанием дерева. Такой компромисс может иметь два проявления – гибридизация и почкование. Оба этих подхода можно объединить общим понятием «синкретизм».

Синкретизм – это сочетание христианских представлений с небиблейскими мировоззренческими предпосылками или с чуждыми культурными формами.

Плодом заимствования внешних форм проявления чуждой веры при наполнении их собственным мировоззренческим значением становится гибридное «христиано-язычество». Оно может иметь различные проявления:

     - наделение христианских символов (например – крест), ритуалов (например – причастие) и атрибутов (например – Библия, изображения и т. п.) магическим значением;

     - использование текстов молитв и библейских стихов в качестве магических заклинаний или при ворожбе (это явление довольно распространено в странах Восточной Европы);

     - восприятие Иисуса как одного из многих аватаров, человеческих воплощений какого-либо из божеств (такой вид религиозной «гибридизации» характерен для Индии);

     - оккультная практика, гадание и колдовство прямо в церквях (не редкость в Латинской Америке);

     - формирование примитивных народных толков (как, например, православные секты – хлысты, скопцы, сопуны, прыгуны и т. п.).

В наибольшей степени такой вид синкретизма порождался католическими и православными миссиями, распространявшими формальную обрядность без закладывания библейских оснований веры. Проблема здесь заключается не в самих обрядах, а в их оторванности от того содержания, которое эти обряды имели в породившей их культуре.

С другой стороны, заимствование содержания новой веры совместно с присущими ей формами проявления, чуждыми принимающей культуре, порождает «христиано-колониализм» – иностранное (английское, немецкое, корейское, американское и т. п.) христианство, не приспособленное к местным условиям.

Признаками «христиано-колониализма» могут служить иностранные архитектура зданий, тип организации общины, стиль поклонения, музыка, форма проповеди, терминология, атрибутика, формат обучения, форма одежды и т. п. (все то, что соответствует понятию «христианский» в культуре миссионера).

Как правило, иностранная практика поклонения и служения колониальных церквей чужда местной культуре, а их богословие оторвано от реальной жизни. Его можно свести к простой формуле: «Скажи мне, какова твоя доктрина, и я скажу – кто твой спонсор». Догматические споры между метропольными деноминациями редко бывают столь же горячи, как между колониальными церквями, ими образованными. Ведь если в первом случае идет отвлеченное обсуждение абстрактных понятий, во втором под угрозу ставятся партнерские отношения со старшим братом, наделяющим привитую к чужой культуре ветвь авторитетом и предоставляющим ей всевозможную поддержку, в том числе – материальную.

Однажды молодой миссионер, закончивший библейский колледж, спросил у лидеров национальной церкви, чем бы он мог быть для нее полезен. Принимая во внимание его квалификацию, местные лидеры, сами не так уж давно пришедшие ко Христу и не имевшие богословского образования, тут же предложили ему вести уроки Библии. Церковь, также состоявшая большей частью из верующих первого поколения, приняла новость о предстоящих занятиях с большой радостью. На первый урок пришло пол-общины. Всем хотелось лучше узнать Писание и понимать, как применять его в своей жизни. 

Каково же было удивление, когда вместо Библии миссионер открыл свой студенческий конспект, и профессорским тоном объявил: «Тема первая: хамартология!». Урок свелся к разъяснению экзотических терминов и обсуждению абстрактных категорий весьма далеких от того, что волновало людей, главным желанием которых было не угасить свою первую любовь ко Христу. В итоге на каждое последующее занятие стало приходить вдвое меньше людей, чем на предыдущее. Миссионер обиделся, что пресвитеры не обеспечивают явку слушателей на его уроки, потакая их «нежеланию учиться», и, в результате, уехал.

В наибольшей степени такая форма синкретизма порождалась североатлантическими протестантскими миссиями из опасений синкретизма первого рода. Она привлекает поклонников западного образа жизни, соискателей иностранной помощи и зарубежных связей, но практически не находит отклика у большинства людей, поскольку не отвечает их потребностям и представлена в тех проявлениях и понятиях, с которыми они себя не отождествляют.

Формула кросскультурного благовестия проста. Местная религия является сочетанием местной формы и местного значения. Если местному значению мы придаем чуждую форму, это порождает «христиано-язычество», а если чуждая форма несет чуждое значение, получается «христиано-колониализм». Лишь наполнение местной формы библейским значением, его контекстуализация, будет соответствовать библейской модели кросскультурного благовестия.

Баланс формы и значения достигается лишь одним путем – через доверие водительству Святого Духа как по отношению к самим миссионерам, так и по отношению к национальному сообществу верующих. 

Когда иудеи упрекали апостола Петра, «говоря: ты ходил к людям необрезанным и ел с ними», ответ был: «сошел на них Дух Святый, как и на нас вначале… Итак, если Бог дал им такой же дар, как и нам, уверовавшим в Господа Иисуса Христа, то кто же я, чтобы мог воспрепятствовать Богу?» (Деяния 11:3,15,17). 

Подобным образом в новообразованных церквах Галатии «Павел и Варнава в каждой церкви назначили старших и, помолившись с постом, передали их Господу, в Которого они уверовали» (Деяния 14:23, МБО) – не выдвигая никаких требований, не создавая системы контроля, не собирая подписей под меморандумом взаимопонимания. Впоследствии они снова посещали своих учеников, но не с инспекцией, а навещая друзей.

Задача миссионера – не раздавать рецепты и инструкции, а помочь местной церкви определить, как Дух Святой направляет ее в свете Слова Божьего. Распространение религии подобно замене местной муки на импортную. Распространение веры подобно закваске, изменяющей имеющееся тесто (От Луки 13:21).

«Основы кросскультурного благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин