«Солдаты»

Зима выдалась не на шутку. Морозы сковали город, дым из печных труб — ровненько, к небу. Оголенные ветви деревьев прикрылись пушистым красивым инеем. Холодная погода не стала препятствием для друзей, пожелавших прийти к военкомату в час отправки. Те, кто пришел, старались поднять настроение, много шутили, делали вид, что все отлично, пытались всячески поддержать призывника.

Мама в этой компании оказалась оттесненной в сторонку. Она, конечно, тоже пробовала улыбаться, не подавать вида, старалась выглядеть бодрой. Лишь время от времени ловил на себе Сережа ее грустный взгляд и понимал, как ей сейчас нелегко — подряд четвертый солдат в семье. Только чуть-чуть побыли в полном составе, и вот снова расставание.

Спустя короткое время Сергей с горечью думал о том, что непростительно мало побыл с ней рядом. Не хотелось выглядеть маменькиным сынком. Она ждала, он видел, она такая одна, с самым верным на свете сердцем. А сейчас…

А сейчас пора прощаться. Зовут. Минуты прощания всегда коротки, их постоянно не хватает. Дружеские похлопывания по плечу с парнями. Непонятное к чему и зачем: «Ну, давай!» Чего давать, кому давать? С девушками — скромнее, лишь пожатие руки. А потом — мамины глаза. В которых крайнее волнение и столько теплоты. Маленького роста, щупленькая женщина, покрытая шалью, взяла в свои руки его ладони:

— Будь умницей, сынок! Храни тебя Господь!

— Мам, да все будет нормально. Не переживай.

Отдернул руку. А она хотела еще немного ее подержать. Неловко так, несмело задержала было. Отмахнулся. Пора! Так и осталась в памяти эта несмелая попытка, материнское желание прижать его к себе хоть ненадолго. Еще помнящая мамино тепло рука схватила сумку и «вперед!». У ворот обернулся, улыбнулся провожающим. Шаг за ворота. Всё — другой мир…

Подвал в здании военкомата, куда их загнали, являл собою унылое зрелище: небольшая комнатка, деревянные двухъярусные нары из неструганых досок, серые стены, одинокая, покрытая пылью лампочка, теснота. Благо, хоть тепло. Вошедшие с мороза молодые люди с рюкзаками, сумками и чемоданами бросились занимать места на лежбище. Запах перегара, лука и весь остальной набор, принесенный с бурных проводов, наполнял тесное помещение.

Сергей нашел свободное место, прилег на нижней полке, огляделся. «Дембель неизбежен!» — прочитал криво нацарапанное чем-то острым на стене. Спасибо, добрый, неведомый глашатай, утешил. Интересно наблюдать за тем, что происходит вокруг. Публика колоритная, развязная, потому что молодая, да еще большинство навеселе.

Кто-то говорил нарочито громко, вел себя вызывающе, кто-то пытался на глазах у «покупателей» пить водку, кто-то был скромнее, старался познакомиться с соседом по нарам и завести тихую беседу; а кто-то пытался уснуть, присоединиться к уже похрапывающим. Основная же масса вела себя, как Сергей, — молча лежала и пассивно наблюдала за происходящим.

«Покупателями» зовут тех, кто приехал из части принять, или, на солдатском жаргоне, «купить» новобранцев и сопроводить их к месту службы. Обычно это были младшие офицеры или прапорщики, иногда в сопровождении сержанта.

— Та-а-ак, воины! — голос прапорщика, резкий, с гнусцой, прервал разговоры призывников и разбудил спящих. — Выходи строиться в коридор. Я не понял, вы че, оглохли! Строиться, я сказал!

Парни медленно, нехотя начали вставать с мест и неуклюже, неровно строиться в коридоре.

— Живей-живей, пошевеливайся. Сумки с собой берем, ставим под ноги, открываем.

— Какого хрена я вам свои личные вещи показывать должен? — прозвучал дерзкий, явно пьяный голос какого-то парня.

— Так, фамилия, воин? — взвыл прапор.

— Петров.

— Так вот, Петров, все твои права остались за воротами, а здесь у тебя одни обязанности. Понял?

— Да, паш-шёл ты!.. — буркнул себе под нос тот.

— Не слышу, понял?

— Да, по-о-онял, понял, — уже громче выдавил из себя Петров.

Несколько бутылок водки перекочевали в сумку сержанта-«покупателя». Гораздо большее количество поллитровок незаметно скрылось в недрах широкополых шуб призывников. «Все равно ужремся!»

— Разойтись! И смотрите мне, напьетесь, пеняйте на себя!

— А куда служить-то едем, командир? — это снова Петров.

— Тебя, урод, я лично отвезу туда, где Макар телят не пас.

— Кто бы сомневался. И где же эта дыра? Как она хоть называется?

— Нижний Тагил, Петров, центр Вселенной!

— Ха-ха... Ну, теперь хоть буду знать, в каком месте у Вселенной эт-та... центр.

Гомерический хохот взорвал коридор.

— Ты мне еще поумничай, я тебя быстренько снег чистить отправлю, клоун. Заодно протрезвеешь.

— Молчу, начальник, молчу...

* * *

Служба в армии всегда была и остается серьезным испытанием для парней. Молодые люди, привыкшие к домашнему уюту, заботе родителей, дружескому окружению, отправляясь на службу, попадают в непривычные условия, в которых жестокость, предательство и нередко подлость соседствуют с настоящей дружбой, благородством, взаимопомощью…

Проверка на выносливость, попытка достойно пройти через все испытания становятся для них шагом к взрослению. Получится ли сохранить в себе веру, не уступить безбожию, насаждаемому в стране, и остаться честным перед собой, людьми и Богом — на эти вопросы каждый из воинов-христиан должен ответить сам.

* * *

С сегодняшнего дня книга в продаже. Заказать ее можно:
– Страны дальнего зарубежья – http://christianin.eu/soldaty/

– Россия – https://bit.ly/37AVzog

– Украина – https://bit.ly/3qnPSCN

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Владимир Мунтян штурмует Берлин и Из неопубликованных интервью. Переход в православие

Андреас Патц