Восстановительное спасение

Понятие «спасение» в Писании гораздо шире, чем просто избавление от угрозы или смертельной опасности. В Новом Завете и Септуагинте оно обозначается греческим словом «сотерия» – спасение, избавление, безопасность, сохранность, целостность, благополучное возвращение, благо, счастье. Оно соответствует еврейскому «яша», которое в совокупности с частицей «на» («же», «вот») трансформировалось в арамейское «осанн-на» («спаси же!»).

Толпа, встречавшая Иисуса накануне Страстной недели, скандировала мессианский псалом: «О, Господи, спаси же! О, Господи, споспешествуй же! Благословен грядущий во имя Господне!» (Псалтирь 117:25,26). Тем самым люди провозглашали Его Господом. И в приветственном кличе ликования «осанн-на!», «спаси же!» речь не шла о какой-либо угрожавшей им опасности. Они чаяли спасения как восстановления целостности Израиля, его благополучного возвращения к изначальному предназначению в Божьем плане (а это, согласно пророчествам, должно было произойти именно через воцарение Мессии, сына Давидова).

Подобным образом и спасение человека предполагает восстановление целостности, воссоздание полноты образа Божьего. Речь при этом идет не об избавлении от тела, как предполагает неоплатонизм или учение гностиков, а об избавлении в теле: «Мы, получившие Духа, как залог того, что нас ожидает, тоже внутренне стонем, с нетерпением ожидая полного усыновления – искупления наших тел» (Римлянам 8:23 МБО).

«Теперь же, в нынешнем своем теле, нам остается вздыхать, томясь желанием «облечься» в небесное наше жилище – только в таком «одеянии» мы не окажемся нагими навсегда. Оставаясь до времени здесь, в бренной хижине нашей, мы сокрушаемся, неся свое бремя; но хотим не раздетыми оказаться, а «облечься» в наше небесное жилище, дабы смертное поглощено было жизнью вечной» (2 Коринфянам 5:2-4 ИПБ).

В контексте восстановления целостности образа Божьего через уподобление Христу, гностические представления о разделении тела («сома») и души («психе») или духа («пнеума») бессмысленны: «Сеется тело душевное («сома психикон»), восстает тело духовное («сома пнеуматикон»). Есть тело душевное, есть тело и духовное» (1 Коринфянам 15:44,45). Подобно тому, как Бог Един в Отце, Сыне и Святом Духе, а не разделен на Отца, Сына и Духа, человек не разделен на тело, дух и душу (либо тело и душу), а, уподобляясь Христу, восстанавливает в Нем и гармоничное единство собственной сущности.

«По образу и подобию»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин