Доброжелательные угнетатели

Провозглашая уверенность в безупречности собственной правоты («я-то лучше знаю!»), миссионер вольно или невольно показывает людям, что они всегда неправы по определению – что у них меньше знаний, меньше понимания, меньше власти, меньше контроля над происходящим. Когда же люди, наконец, освобождаются от этого «доброжелательного угнетения», миссионеры жалуются: «Как они могли с нами так поступить? Мы же дали им Божье Слово, образование, медицинское обслуживание, церковные здания, трудоустройство, машины, наконец – отдали им самих себя!» Для церкви же, приученной к такой модели управления, положение дел лучше не становится. Авторитарного миссионера, как правило, сменяет авторитарный пастор.

Господь оставил нам обетование: «Дух истины… наставит вас на всякую истину» (От Иоанна 16:13). Обетование это инклюзивно – оно включает как миссионеров, так и национальную церковь. В контексте национальной церкви миссионер утрачивает собственную автономию, становясь перед выбором: быть «одиноким рейнджером» или созидать Тело Христово, являясь его частью? Автономных органов в Теле Христовом не предусмотрено.

Однажды пресвитеры молодой национальной церкви, в которую ходили несколько представителей разных североатлантических миссий, заметили резкое снижение денежных сборов. (Понятно, что сами по себе финансы к духовности отношения не имеют, но жертвенность – довольно хороший индикатор духовной зрелости христиан; это верно в отношении как отдельного человека, так и общины в целом.) Никакие проповеди о служении Господу финансами и любви к делам милосердия не помогали. 

В конце концов, выяснилось, что иностранцы решили создавать новую церковь. Но не путем благовестия, а посредством отпочкования от уже существующей общины. Это позволяло им выполнить поставленную задачу просто и быстро, после чего каждый из них смог бы отчитаться в собственном успехе перед пославшей его организацией. Миссионеры поочередно подходили к людям и, рассказывая о своих планах, предлагали уйти вместе. Одна проблема – они не поставили об этом в известность национальных лидеров. А члены церкви были совершенно уверены, что деятельность эта ведется с согласия тех. Не станут же миссионеры, люди духовные, самовольничать!?

Проблема была даже не в том, что кто-то собрался уходить. Гораздо больше членов церкви, задумавшись об уходе, разделились в сердце своем – уходить или оставаться. В итоге они оказались «духовно ничьи» – от старой общины как бы отошли, а к новой так и не прилепились. Они утратили ощущение причастности. Это и сказалось на упадке их жертвенности.

Не будь миссионеры столь автономны и самоуверенны, они согласовали бы свое благое намерение с пресвитерами. Те наверняка поняли бы их мотивы, дали бы им на этот счет какие-либо рекомендации, поддержали бы молитвой. В общем, – были бы тоже причастны этому начинанию, оповестили бы об этом церковь, и члены церкви также приобщились бы к нему. А так все свелось к какой-то подпольной деятельности, приведшей к разрушению единства общины.

Когда пресвитеры поняли, что же на самом деле происходит, они были в шоке! Брать на себя ответственность за разделение в Теле Христовом им никак не хотелось, но и видеть, как оно деградирует, тоже было невмоготу. В конце концов, созидание Тела Христова – тоже их ответственность (Ефесянам 4:11-12)! Они долго молились о том, как же поступить. И вот, на очередном богослужении пресвитеры вышли перед церковью и сказали, что дошел до них верный слух, будто на базе уже существующей общины самочинным образом организовывается новая церковь. Они попросили всех, кто причастен к этому и принял решение уйти, выйти вперед, чтобы церковь, помолившись, отпустила их с миром согласно библейской модели: «И сказал Аврам Лоту: да не будет раздора между мною и тобою, и между пастухами моими и пастухами твоими, ибо мы родственники; не вся ли земля пред тобою? отделись же от меня: если ты налево, то я направо; а если ты направо, то я налево» (Бытие 13:8,9). 

Так и произошло. Вышли миссионеры и все, последовавшие за ними. Это была треть от общего числа общины. Причем, покинули общину люди с наибольшими в ней доходами – иностранцы и те, кто от них зависел или на них работал («духовные гастарбайтеры», водители, переводчики, домработницы, воспитатели детей и т. д.). Тем не менее, со следующей недели сборы выросли втрое! Дух разделения и дух паразитизма были устранены. Община, очистившись, вновь стала жертвенно служить Господу.

«Основы кросскультурного благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин