Жертва примирения

Христос стал отправной точкой возвращения человека и всего человечества к славе Божьей. Он же служит образцом и примером для этого возвращения. Но, помимо прочего, Христос еще является источником и основанием вверенного нам «служения примирения»:

«Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое.
Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою и давшего нам служение примирения, потому что Бог во Христе примирил с Собою мир, не вменяя людям преступлений их, и дал нам слово примирения.

Итак мы – посланники от имени Христова, и как бы Сам Бог увещевает через нас; от имени Христова просим: примиритесь с Богом. Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Коринфянам 5:17-21).

Мы – посланники, полномочные представители «от имени Христова»; парламентарии с мирной миссией как к индивидуальному человеку, так и ко всему человечеству. Потому-то в нас и «должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Филиппийцам 2:5).

Человечеству изначально надлежало быть связующим звеном земного и небесного. Человек был сотворен для явления славы Божьей в творении. Вместо этого грех стал разделяющим началом, укоренившимся в самом человечестве. Теперь же оно обновляется во Христе. 

«Он открыл нам тайную волю Свою, которая проявилась нам через Христа, ибо так было Ему угодно, чтобы воссоединить в надлежащее время всё сотворённое, – всё, что на небе и на земле, – во Христе» (Ефесянам 1:9,10 ВБПР; «дабы все небесное и земное соединить под главою Христом» – РСТ)

«Который есть образ (эйкона) Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит. И Он есть глава тела Церкви; Он – начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство, ибо благоугодно было Отцу, чтобы в Нем обитала всякая полнота, и чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное» (Колоссянам 1:15-20).

Христос одновременно выступает как
    – и образ (эйкона) Бога невидимого,
    – и первородный Сын Божий, 
    – и первенец из мертвых,
    – и Примиритель, 
    – и цена примирения.

Во Христе осуществляется примирение и всего земного между собой, и земного с небесным – человека с творением; человека с человеком; человека с Богом. Через уподобление Христу мы оказывается соучастниками Его служения примирения: «Ныне примирил в теле Плоти Его смертью Его представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (1:22). Причем, само слово «тело» в этих текстах имеет тройственное значение. Это:

– и буквальное тело Иисуса, принесенное за нас в жертву, 

– и наши (во множественном числе) физические тела, искупленные Им (для сравнения: «Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» – 1 Коринфянам 6:20),

– и Церковь как Тело Христово.

Писание не уточняет, в чем именно заключалась изначальная полнота образа Божьего в человеке. Писание не сообщает также, какова степень нынешнего восстановления этой полноты. Нам это открыто лишь отчасти, но и дана надежда: «Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть. И всякий, имеющий сию надежду на Него, очищает себя так, как Он чист» (1 Иоанна 3:2,3).

«Сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам» (2 Коринфянам 4:7).

Пока мы продолжаем жить в смертных телах, это очищение – непрерывный процесс уподобления Его чистоте.

«По образу и подобию»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин