«Ты понимаешь, что сделал Я?»

Намедни к Иисусу ходил. На приём. Красота! Предварительно записываться не нужно. Никаких секретарей нет. Да и кабинета нет. В любое время из любого места, и вот чудо, Он как будто ждал. 

«Заходи»! - Улыбка во весь рот. Руки раскинуты готовые принять, обнять и Благодатью укрыть! Чудненько! 

Ну вот, и в этот раз, принял, усадил, рядышком сел, такую благодать на меня излил, я аж забыл зачем пришёл. Начал сразу обо всём, от вируса и всяких преследований братьев моих миссионеров, благодарностью за спасение, вспомнил дары любви и всякое привычное слово хвалы Господу за Церковь, которую врата ада не одолеют, вперемешку с подлостью власти, ну и потом уже дошёл до того, что рассказал Ему, как среди нас живёт боль и жестокие осуждения и расколы и непрощение царствует. Я спрашиваю Господа: «Почему? Мы ведь святые, мы за истину, мы за святость ведь боремся. Мы против греха ведём войну». Рассказываю, и перед глазами возникают новые и новые люди, братья, которые уже не с нами, которые не враги, но здороваться с ними нельзя, потому что.... Я аж заплакал. 

Господь дал мне подзатыльник. Я стих. Нос повесил. Сопли вытер. 

Слёзы вытекли. Сижу. Молчу. 

«Смотри», - заговорил Иисус. - Я ведь дал вам пример и заповедь дал. Ты знаешь»? 

«Да, конечно».

«Назови». 

«Любите друг друга», - прошептал я. 

«Так в чём дело?» - Иисус уставился на меня своими красивыми большими глазами. 

«Дело в том», - начал я бормотать, растягивая слова, спешно думая, в чём же дело, если мы заповедь знаем, а вот не получается исполнить. Не можем любить. Как если что не по моему, не по нашему, так любить не можем, да и не хотим, даже ненавидеть начинаем, и ещё, что особливо страшно, ненависть зачисляем в доблесть. 

«Ну, - продолжил я мычать. - Ведь Ты Господь, Ты Сила, Ты даже любовь, а мы то что. Так, ничтожество». 

Господь опять подзатыльник отвесил мне. Помолчал. 

«Ты понимаешь,-  заговорил Он вновь. - Что сделал Я?» 

«Ты спас нас», ответил я быстро, это ведь наш главный козырь. Мы спасены, а дальше уже только сортируй, кому ещё спасение дозволим, кому повременим, а кому и вовсе не дадим. 

Вижу, Господь осерчал. Я понял что мимо. 

«Смотри. Вообще-то тебя нужно отправить в первый класс воскресной школы. Но давай представим что ты в первом классе ученик. Итак, что о Спасителе говорит Слово Божье?» 

Он взял на Себя наши немощи и болезни!

 Он изъязвлен за грехи наши! 

Господь возложил на Него грехи всех нас! 

 А вот уже мой доклад Отцу: За них я посвящаю Себя»! 

 Он помолчал. Я напрягся. Чую, здесь нечто доселе непонятое. Ох, сейчас Он мне преподаст урок. 

«Так вот, - вернулся к разговору Учитель.  - Ваши драчки и ваши бесконечные разборки и деления-расколы, происходят от того, что никто из вас не понял суть ЛЮБВИ.

 Никто из вас не желает понести на себе грех брата или сестры. 

Никто из вас не готов и не желает быть изъязвленным за грех ближнего.  Никто из вас не допускает даже мысли, чтобы на себя взять грех ближнего, и освободить его от вины. Напротив, в любом споре, в любом проишествия, каждый стремиться свалить вину на брата своего, и собирает толпу своих друзей, и выкапывает из могилы происшествия из прошлой жизни, чтобы доказать, что именно он и виноват во всем.

 Вы собираете целые комиссии и комитеты, чтобы проступок человека сделать страшным преступлением и осудить его публично, так чтобы весь мир знал, какой он подлец, ваш бывший друг. И никто из вас не возвысит голос в защиту брата своего, пусть и оступившегося ныне. 

 Никто из вас не готов положить душу свою за брата своего. 

А без этого не бывает любви. 

А без любви не бывает ничего!

Без любви бывает ад!» 

Господь замолчал. 

Я вообще не мог вымолвить ни слова. В висках стучало. Больно. 

Мысли исчезли. 

Только слово Иисуса пульсировало и в сердце, и в разуме. 

Ин 13:34-35: "Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою."

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку О поклонении мощам. Что нам сказал бы Николай-чудотворец и Пару слов об обольщении

Юрий Сипко