Обладание и принадлежность

Женщина и соответственна мужчине и подобна ему. Они одновременно и идентичны, и непреодолимо различны. Оба – и мужчина, и женщина сотворены по образу Божьему. Они не взаимозаменяемы, как не взаимозаменяемы Отец, Сын и Дух Святой. Первозданные мужчина и женщина находятся в отношениях взаимной принадлежности, предполагающей полную самостоятельность каждого, с одной стороны, и добровольную взаимозависимость – с другой. Они принадлежат друг другу, отдавая себя друг другу. Именно через дарение себя другому и достигается полное обретение подлинного себя.

Помните? Человек сотворен в единстве двух функций: обладать и принадлежать.

Обладать – творением как господин
Принадлежать – человеку, как равному
Принадлежать – Богу, как своему Господу

Разница между этими двумя типами отношений заключается в том, что обладание предполагает присвоение чего-то себе, а принадлежность – отдачу себя. Отношения принадлежности невозможны без самоотдачи. Человек обрел помощника, сперва отдав часть себя в виде ребра, а потом и всего себя целиком – как супруга. Но и Бог, обретая человека, сперва отдал часть Себя, когда «вдунул в лице его дыхание жизни», а после и всего Себя, воплотившись во Иисусе Христе. Наконец, Бог отдает Себя возрожденному человеку, вселяясь в него Духом Святым.

Бог может обладать человеком по праву Творца. Но Он желает принадлежать человеку, и желает, чтобы принадлежность человека Ему была взаимной: «И поставлю жилище Мое среди вас, и душа Моя не возгнушается вами; и буду ходить среди вас и буду вашим Богом, а вы будете Моим народом» (Левит 26:11,12). Это обетование, – «Я буду вашим Богом», – неоднократно повторяется через пророков: семь раз – у Иеремии (7:23, 11:4, 24:7, 30:22, 31:1,33, 32:38), пять раз – у Иезекииля (11:20, 14:11, 36:28, 37:23, 27), и еще раз – у Захариии (8:8). Ссылки на него мы находим и в Новом Завете (2 Коринфянам 6:16, Евреям 8:10).

«Бог есть любовь» (1 Иоанна 4:8). А любовь немыслима при одном лишь любящем, равно как немыслима она и без риска, с которым связано отдавание себя другому. Человек, сотворенный по образу Божьему, не может быть в полной мене счастлив, если у него нет возможности отдать себя. Вот как пишет об этом Клайв Льюис: «Полюби – и сердце твое в опасности. Если хочешь его оградить, не отдавай его никому. Опутай его мелкими удовольствиями и прихотями; запри в ларце себялюбия. В этом надежном, темном, лишенном воздуха гробу оно не разобьется. Его уже нельзя будет ни разбить, ни тронуть, ни спасти. Альтернатива горю или хотя бы риску – гибель. Кроме рая, уберечься от опасностей любви можно только в аду» («Любовь»).

Об этом же говорит и Соломон: «Крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный; большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее». Казалось бы, что может быть ужасней? Но без этого ужаса жизнь не имеет смысла, и песнопевец тут же добавляет: «Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем» (Песнь песней 8:6-7).

Когда мы пытаемся сохранить себя для себя, мы перестаем быть собой. «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее» (От Луки 9:24), – предупреждает Спаситель. Лишь отдавая себя, мы созидаем себя в любви в соответствии со своей изначальной природой. В конце концов, «так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного» (От Иоанна 3:16). Ибо «любить» и значит «отдавать». Отдавать можно, и не любя. Но любить, не отдавая, невозможно.

В этой связи важно обратить внимание на еще одну деталь: «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Бытие 2:25). Да, они были голыми, но они же не были слепыми! Они прекрасно видели, что они – голые. Пока грех не вошел в мир, нагота была благословением. Супруги всецело принадлежали друг другу, отдавая каждый себя другому в любви. И собственная нагота не пугала их, она не препятствовала, а, наоборот, способствовала этим отношением взаимной принадлежности и взаимной самоотдачи. Каждый не думал о себе, но с восторгом смотрел на другого, радостно отдавая себя ему.

Грех разрушил первозданность отношений. Произошла подмена нужды принадлежать кому-то желанием обладать. Вот тогда-то нагота стала восприниматься как угроза, и возникло стремление защитить себя от несанкционированного обладания другим. То, что ранее вызывало восторг, теперь стало вызывать страх. Страх же, будучи иррациональным началом, ведет к иррациональным поступкам, побуждает желание скрыться, спрятаться. Не столько от угрозы, сколько от проблемы: «голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся» (Бытие 3:10).

Поскольку отношения принадлежности человека были «двумерными» (человеку – «по горизонтали» и Богу – «по вертикали»), то и реакция оказалась двойственной. При всей наивности подобных действий, человек:

   – скрывает свою наготу от человека опоясаниями из смоковных листьев (Бытие 3:7)
   – скрывается от лица Господа Бога между деревьями рая (Бытие 3:8)

Тем не менее, все, что сатана пытается обратить ко злу, Бог использует во благо. Даже в том, что пали они оба, мужчина и женщина, вместе, мы видим благодатный Божий промысел: никто не остался в одиночестве, сам по себе, в состоянии того самого страшного «нехорошо» – «не хорошо человеку быть одному». Они остались вместе, остались единым целым. Бог попустил им вместе пасть, дабы вместе и очистить во Христе. «Чтобы посредством Его примирить с Собою все, умиротворив через Него, Кровию креста Его, и земное и небесное» (Колоссянам 1:20).

Больше в книге «По образу и подобию».

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин