Против потока

Намедни беседовал с Господом. Как быть, спрашиваю. Вот ведь все говорят, что христиане должны быть покорны. Слушать начальство. Исполнять все их желания. Чтобы тихую жизнь проводить, безмятежную. А то ведь ненароком в мятежники запишут, да и в расход.

Господь аж засмеялся. «В расход, говоришь? Как апостолов? Или как Меня?» – спросил так, вроде в шутку, а я аж похолодел. Иисус, видимо, понял, что я буксую, и говорит:"Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их" (Мф. 7:13-14).

«А что это такое широкий путь и узкий путь?» – спросил я, немного оклемавшись.

Иисус взглянул на меня, так обычно смотрят на недотёпу: мол, ты играешь или и вправду не догоняешь. А я в шоке. Возникло ощущение, смутная догадка, что ныне христиане на широком и пространном пути расположились. Да еще и пытаются непокорных укрощать. Ну, а если кто станет вопросы задавать или сомнение выразит, мол, верным ли путем мы пошли, одобряя беззакония власти и обслуживая ее подлые греховные интересы, то таковых отлучают.

Иисус положил Свою руку на мой вспотевший лоб.

«Смотри», – Он открыл глаза мои, и что-то необыкновенное произошло.

Ведь я всегда глазами нормально зыркал, вроде все видел, а тут чудо какое-то произошло. Вижу иначе.

Мир живущих в пространстве и времени, где прошлое и настоящее уже впадает в будущее. Обломки философий. Горы религиозных предписаний. Знамена победителей и слезы побежденных. Тьма гниющих мощей и толпы облизывающих их паломников. Поток идей, идеологов, рабов и их хозяев вместе с содержимым золотых унитазов стремительно погружается в бездну вечных мук.

Социализм – в бездну. И коммунизм с ним в обнимку с капитализмом. Религии всех времен и народов, красивыми поясками обвивая шеи гибнущего мира, душат свои жертвы, облегчая расставание с ложными надеждами.

Я оторопел. Зрелище не для слабонервных. Кипящая бездна молча принимает поток цивилизаций. Золотишко наворованное там служит топливом. Книжки мудрейших авторитетов горят, как порох. Огонь не угасает.

Над потоком возвышается Христос.

Иногда из смрада смертного раздается крик: «Господи! Помилуй». Рука Христа выхватывает жертву смерти, и появляется новый человек. Сияющий, чистый, похожий на Христа.

Он, прилагая невероятные усилия, разворачивается и двигается против потока. Над ним и с ним двигается Иисус. Светящийся во тьме, Он прокладывает путь, помогая Своим преодолевать сопротивление толпы.

Рассматривая этот невероятный лучик света, я обнаружил, что за Иисусом следует немало людей. Они, идя за Ним, возносятся в высь, сияющую необыкновенным светом, где видны народы с лицами радостными. Они танцуют и поют. Описать такое невозможно. Нет красок и нет слов. Обычно мы выражаем нечто подобное словом СЧАСТЬЕ!

«Понял, что такое пространный путь?» – тронул меня Иисус.

«Да», – промычал я, приходя в себя.

«А что такое узкий путь, понял?»

«Понял, – склонил я голову к Иисусу. – Это ты, мой Спаситель и Господь! Держи меня за правую руку. Я без Тебя потеряюсь».

Он обнял меня: «Не бойся. Я – с тобой!»

«Господь – свет мой и спасение мое: кого мне бояться? Господь крепость жизни моей: кого мне страшиться?» – прошептал я, трепеща от радости (Пс. 26:1).

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку О поклонении мощам. Что нам сказал бы Николай-чудотворец и Пару слов об обольщении

Юрий Сипко