Издержки "цифровой" Церкви

Современные реалии потребовали от поместных церквей серьезной трансформации подходов к организации богослужений. Общемировой режим самоизоляции вскрыл, как недостатки традиционной организации богослужений, так и открыл потенциал новых возможностей для церковных мероприятий.

О закономерности и необходимости таких изменений можно прочитать здесь: "Ризома Церкви. Размышления о "новой" Церкви"

Но все новое и неизведанное несет в себе потенциально, как и положительные возможности, так и отрицательные риски. Используемый в стратегическом планировании метод SWOT-анализа всегда требует учитывать не только возможности, предлагаемого проекта, но и тщательное изучение угроз, которые прямо или косвенно могут помешать задуманному проекту. По этой причине к новым реалиям, в которых оказались христиане, необходимо подойти с рассмотрением, чтобы новые виртуальные формы не вытеснили неизменные функции Церкви.

Потребность в оцифрованных церковных отношениях, в новую информационную эпоху, возникала по нарастающей, а в условиях вынужденной изоляции стала остро актуальной. Многие церкви буквально за месяц смогли серьезно перестроиться на вещание богослужений через интернет. Хотя анализ такого перехода необходимо делать значительно позже, но все же можно обнаружить уже сейчас определенные тенденции. Хочу обратить ваше внимание на две из них.

Лучше всего к новый реальности адаптировались те церкви, которые уже имели развитое интернет-служение. В основном, это мощные и высокотехнологичные церкви евангельского направления, которые прозорливо смотрели в будущее и выстраивали структуру своей миссии так, чтобы она задевала и виртуальное пространство. Хуже всего в новых условиях проявили себя небольшие или молодые церкви, которые не имеют ни административной, ни технической возможности быть активными и презентабельными в онлайн-пространстве. Часть из этих церквей попали в эту ситуацию из-за отсутствия собственного помещения для организации таких богослужений.

Месяц онлайн-служений показал, что церкви технически оснащенные с мощной структурой медиа-служения выигрывают в своей презентабельности у церквей небольших и слабооснащенных. В этой «гонке» технологий большие церкви мегаполисов куда более расторопны и контентно-конкурентны, чем церкви из небольших городов и деревень. Особым образом эту проблему усиливает и отсутствие во многих отдаленных населенных пунктах устойчивой сотовой и интернет связи.

Такое положение вещей повлияло (эта тенденция будет усиливаться) на то, что появился некий отток людей от малочисленного и «некрасивого» интернет-вещания церквей с небольшим количеством прихожан к «красивому» и «городскому» вещанию. Вполне возможна ситуация, когда мы вместо ризоморфных церквей создадим новый вид церквей, которые будут достаточно оцифрованны, но построены они будут на прежних линейно-стволовых принципах, которые потеряли свою актуальность в постмодернизме. Вместо цифровой ризомы, образуется цифровой ствол, где мегацеркви, за счет мощной цифровой экспансии, станут виртуально еще больше, а маленькие церкви будут умирать.

Вторая проблема, которая выявилась в этот короткий промежуток времени - это то что, почти весь контент, который сейчас производят церкви, направлен на внутреннее потребление. Несмотря на кажущуюся полную открытость и доступность евангельского церковного служения: на кого рассчитаны наши онлайн-собрания? Возникает стойкое ощущение, что весь этот поток библейско-евангельской информации рассчитан на узкую субкультурную прослойку. При этом борьба за эту малочисленную прослойку, местами, слишком бросается в глаза.

Если предположить, что многие церкви будут и дальше усовершенствовать свое онлайн-служение, к чему сейчас слышен активный призыв, то мы можем получить ситуацию, когда достаточно малочисленный пирог «потребителей контента», будет нарезаться на более мелкие куски.  Количество просмотров служений будет неуклонно сокращаться. «Затраты» на производство контента будут неоправданно высокими, по отношению к тому, какой результат они будут производить. Уже сейчас можно заметить, что у большого числа онлайн-служений достаточно низкий уровень просмотров, хотя видно, что церкви вкладываются в развитие этих служений, приобретая оборудование.

Церковь создает свой интернет-контент, который является запараллеленным к контенту, потребляемым обычным неверующим обывателем. Наши служения из «старой» парадигмы не представляют большого интереса. Оцифровывание должно привести к смене стиля, картинки и контента. Ведь в старой парадигме устарела не только система коммуникации, но и сам контент.

Следовательно, видимый прогресс в оснащении церковных собраний новыми технологиями может дать и обратный результат. Церковь создаст СЕБЕ и уйдет в СВОЙ виртуальный мир. По этому пути можно идти долго, но в конце все равно тупик.

Недавно в России и других странах была отмечена Пасха. Отмечена она была в новых условиях, в условиях самоизоляции с широким использованием интернет-вещания служений церквей. Обычно все поместные церкви используют это время для мероприятий жатвы. Ежегодно церкви выставляли в своих аккаунтах, фотографии свидетельствующие, что очень много неверующих людей отзывались на весть о Воскресшем Господе. Но как это будет происходить в новых условиях? Где должен происходить момент покаяния? Как "цифровые" церкви будут помогать людям в этом? Не приведет ли цифрофизация церковных богослужений к фиктивными религиозными актами, которые еще меньше влияют на общество, чем развитие оффлайновой личной евангелизации? Сколько людей покаялось в поместных церквях во время прошедшей Пасхи? Не обманываем ли мы себя считая, что цифровые методы в таком виде более эффективны? Может стоит делать этот эксперимент более системным? Вопросов действительно много. Нужно искать ответы.

При переходе церквей к цифровым технологиям, на мой взгляд, необходимо учитывать эти две обозначенные проблемы, так как это может ударить, как по развитию молодых и малочисленных церквей, так и по миссионерскому запалу церкви. В акцентировании внимания церкви на онлайн-служение есть скрытая опасность переноса центра евангелизационной активности церкви с личной повседневной евангелизации каждого христианина на евангелизацию через интернет-проповедника, что как мы уже выяснили приведет к возникновению новых линейно-стволовых систем. Эффект псевдоризомации будет отбрасывать Церковь назад, вместо движения вперед. 

Ризомность церкви подразумевает, что каждый член одного большого Тела-Церкви, является активным участником процесса. Ризомность Церкви в информационную эпоху может отражаться в активной проповеди Евангелия каждым верующим в виртуальном пространстве. Проповедь Евангелия через социальные сети и через видео-мессенджеры. Проповедь своим бывшим и настоящим соработникам и сослуживцам, используя весь потенциал предложенных современностью возможностей. В это направление церкви обязаны вкладывать куда более средств и ресурсов, чем в онлайн-вещание воскресных служений.

Какими бы преимуществами в авиации и артиллерии не располагала армия, территорию завоевывает, в конечном счете, пехотинец с винтовкой. То же самое верно и в духовном мире. В конечном счете, важно не то, как мы проводим массовые евангелизации, проповедуем по радио, раздаем литературу или проводим онлайн-служение. Города и деревни завоевываются для Христа приходящими туда миссионерами, вооруженными Евангелием, черпающими силы в молитве, использующими современные средства.

Готов к диалогу. Вопросы не простые, но чем раньше мы их себе поставим, тем быстрее на них ответим. 

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Пастор Иоганн Глюк - человек легенда и Ризома Церкви. Размышления о "НОВОЙ" Церкви

Бердышев Андрей