Пастор Иоганн Глюк - человек легенда

Памятная доска на церкви св. Николая в Веттине

Изучая документы, связанные с переводами Библии на русский язык, можно легко натолкнуться на биографию Глюка Иоганна Эрнеста, немецкого протестантского пастора, который еще за долго до Синодального перевода поставил перед собой задачу сделать Библию доступной для широкой массы русских людей.

Иоганн Глюк родился в 1652 году. Это было время когда в России назревала религиозная реформа Никона, которая запустила механизм появления в России множества мистических религиозных течений.

Спасаясь от последствий вероломной реформы, множество людей подалось «в леса» сохраняя свою веру. Децентрализация религиозной жизни стала благоприятной почвой для появления больших и малых толков староверов и позволило создать обильной разнотравье нового мистического опыта.

В это время интерес к России стали проявлять и различные протестантские движения Европы. Миссионеры Старого Света с надеждой смотрели на Восток в поиске новых миссионерских полей. Именно в это время в Москве возникает Немецкая Слобода, как миссионерская база протестантских проповедников.

Иоганн Глюк попал в число людей имеющих живой интерес к славянам и другим восточным народам. Он имел отличное образование: закончил гимназии в Альтенбурге и изучал богословие в Виттенбергском и Лейпцигском университетах.

В возрасте 21 года, в 1673 году, молодой немецкий проповедник приехал в Лифляндию, одну из трех губернией на берегу Рижского залива Балтийского моря (нынешняя Латвия), позже вошедших в состав Российской империи. Увидев бедную жизнь латышей, Иоганн решил повлиять на ситуацию. Понимая, что в этом положении людям может помочь только Бог, молодой пастор принимает решение дать латышам Библию на их родном языке.

Не чувствуя себя сильным специалистом в еврейском и греческом языках, он, прежде чем начать перевод Библии, решил усовершенствоваться в этих языках и отправился в Гамбург. В 1680 году был издан сборник его статей на славянском, еврейском, греческом и латинском языках, что свидетельствует о том, что Глюк значительно преуспел в изучении не только библийских языков, но славянского. В том же году Глюк возвратился в Лифляндию и назначен был сначала гарнизонным проповедником в Дюнамюнде, затем, в 1683 года, пастором в, Мариенбурге (совр. г. Алуксне в Латвии) и Зельтингофе и, наконец, в 1687 году пробстом (препозитом) Кокенгузенского округа. 

Дом-музей пастора Глюка в Алуксне

По возвращении в Лифляндию началась и просветительная деятельность Иоганна Глюка. Прежде всего он принял участие в переводе Библии на латышский язык. В 1685 году вышел в Риге изданный Фишером Новый Завет, а в 1689 году там же — Ветхий Завет. Кроме того Иоганн издал латышский молитвенник (1686 г.), перевел на латышский язык объяснения Фишера малого катехизиса Лютера (1699 г.) и сам катехизис, составлял на латышском языке духовные песнопения. В 1683 году он учредил народную школу в Мариенбурге.

Активная деятельность Глюка помогла укрепиться протестантским церквям в Прибалтике. Его просветительская работа оставила глубочайший протестантский след в Лифляндии. Его неуёмная энергия позволила изменить в губернии ситуацию с образованием. Там же он начал постоянные контакты с старообрядцами, бежавшими в Прибалтику из России, спасаясь от репрессивной машины государства.

Предметом его забот стали русские раскольники, жившие в восточной Лифляндии; он хотел устроить и для них школы и перевести на русский язык Библию и учебники. В 1684 году Глюк ездил с Фишером в Швецию (в то время Лифляндия принадлежала Швеции), чтобы представить королю Карлу XI свои соображения о народном образовании в Лифляндии; предложение его об учреждении русских школ и переводе на русский язык учебников было одобрено Карлом XI, но смерть короля помешала осуществлению всех его планов. Тем не менее он продолжал свои труды по просвещению латышей и лифляндских русских. К этому времени Глюк уже перевел на русский язык Новый Завет.

Титульный лист Острожской Библии

Усовершенствовать русский язык Иоганну Глюку помогли и постоянные контакты с монахами Псково-Печерского монастыря. 15 мая 1699 года он написал Лифляндскому генерал-губернатору Дальбергу объяснение о своих просветительных трудах и заботах: к этому времени он "изготовил уже на русском языке школьные книги" и содержал у себя в доме, "хотя с не малым иждивением", русского пожилого священника (монаха Пичуговского монастыря), который служил ему помощником при переводе славянской Библии на простой русский язык; к этому труду его поощряли "письмами и из Германии и из Москвы, особливо Головин, царский посланник".

Много сил немецкий пастор положил для перевода Острожской Библии на язык понятный российскому читателю, задолго до Елизаветинской Библии и тем более Синодальной. По свидетельству современников этот перевод был уже полностью готов, оставалось только произвести коррекцию и пустить его в печать. Этот перевод мог бы стать серьёзным религиозным событием. Но здесь вмешался случай, который не позволил осуществиться этому грандиозному плану.

граф Борис Петрович Шереметьев 

В этот момент разразилась Великая Северная война между Россией и Швецией. 25 августа 1702 году Иоганн Глюк был пленен при взятии Мариенбурга графом Борисом Петровичем Шереметевым. Во время военных действий в Мариенбурге погиб русский перевод Библии. Вместе с Иоганном Глюком была взята в плен и жившая в его семье служанкой Марта Скавронская, будущая императрица Екатерина I. Этот исторический факт весьма интересен.

Марта Скавронская - Екатерина I

По принятой в доме Романовых официальной версии Марта Скавронская была в доме пастора Глюка в качестве воспитанницы, но историки говорят, что Иоганн взял Марту как прислугу, спасая ее от голода. Марта овдовела после смерти мужа Иоганна Краузе. Пастор Глюк венчал эту семью в церкви, но в браке они жили недолго.

После пленения Марта стала, сперва, любовницей, а в последствии женой первого российского императора Петра I. В 1724 году под именем Екатерина I была коронована на российский престол, став первой российской императрицей.Пастор Иоганн Глюк дал хорошее образование своей служанке, что в последующем позволило Марте стать величественной Екатериной.  

Старания по просвещению русских не прошли даром. На немецкого просветителя обратил внимание Петра І, решившего использовать его опытность при насаждении просвещения в Москве.

6 января 1703 году Глюк с семейством, учителем детей и с прислугой прислан был Шереметевым из Пскова в Москву. Здесь он первоначально находился в ведении Разрядного приказа, но уже 19 января велено было "свеянина Апта" (такое звание дают Глюку документы того времени), который умеет "многим школьным и математическим и философским наукам на разных языках", взять "для государева дела" в Посольский приказ.

Помещен он был сначала по стражей на подворье Ипатьевского монастыря (в Китай-городе, в Ипатьевском переулке), а в конце января, вследствие тесноты помещения, переведен в Немецкую слободу на двор пастора Фагеция, под расписку последнего, но без караульных солдат.

Бывшее здание гимназии Глюка. Маросейка, 11

В феврале началась педагогическая деятельность Глюка в Москве. Ему отданы были в научение немецкого, латинского и других языков 6 бывших учеников переводчика Посольского приказа Швиммера, преподававшего в "немецкой" школе при этом приказе, три брата Веселовских. 4 марта 1703 года проповеднику Глюку назначен был поденный корм по 5 алтын на день.

Окна бывшей гимназии Глюка. Маросейка, 11

Преподавание Иоанна Глюка и его двух помощников шло настолько успешно, что он 15 декабря 1703 году просил Ф. А. Головина произвести экзамен его ученикам и писал, что у него уже готовы 5 учителей; тогда же он, указывая, что может "его царскому величеству служить в науке различным хитростям, а имянно: латинского, немецкого, еврейского и иных восточных языков; також на славенском языке риторике, философии, геометрии, географии и иным математическим частям и политике, гистории и прочему, к гражданским наукам принадлежащему", и даже врачеванию, в котором он также искусен, и просил дать ему какой-либо дом в Немецкой слободе.

В марте 1704 году "немецкой апт" с учениками и учителями был переведен из Немецкой слободы на Покровку (теперь Маросейка) в дом умершего боярина В. Ф. Нарышкина. В 1705 году школа Глюка превратилась в гимназию: 25 февраля объявлен был именной указ: "для общия всенародныя пользы учинить на Москве школу на дворе В. Ф. Нарышкина, на Покровке, а в той школе бояр, и окольничих, и думных, и ближних, и всякого служилого и купецкого чина детей их, которые своею охотою приходить и в тое школу записываться станут, учить греческого, латинского, итальянского, французского, немецкого и иных розных языков и философской мудрости". Обучение в школе было бесплатное, а на содержание школы, состоявшей в ведении Ижорской канцелярии, предписывалось выдавать ежегодно 3000 рублей.

За время существования гимназии было обучено 238 человек.

Историк В. О. Ключевский описал гимназию так: «Гимназия Глюка была у нас первой попыткой завести светскую общеобразовательную школу в нашем смысле слова. Мысль оказалась преждевременной: требовались не образованные люди, а переводчики Посолького приказа».

В это же, вероятно, время написано было Глюком "приглашение к российским юношам, аки мягкой и к всяческому изображению угодной глине", с приложением "каталога учителей и наук", которые можно изучить в новой школе; так, сын директора Христиан Бернард Глюк преподавал желающим картезианскую философию и "охотникам феологских сладостей" языки греческий, еврейский, сирийский и халдейский; другой учитель ("танцевательный мастер") научал телесному благолепию и комплементам чином немецким и французским; третий ("конский учитель") — верховой езде и дрессировке лошадей. Глюк трудился также над переводом книг для употребления в классах. Им переведены были катехизис Лютера, сборник лютеранских песнопений, молитвенник, немецкая грамматика, "Вестибул".

Пастор Глюк составил одну из первых русских грамматик.

Глюк принимал участие и в делах московской евангелической общины: в 1704 года он был избран третейским судьей для разбора споров, возникших среди членов общины.

Можно позавидовать упорству и трудолюбию просветителя. В Москве, в замен утраченного перевода, Иоганн попытался снова перевести на русский язык Новой Завет. Так же он занимался переводом лютеранского катехизиса. Новый перевод Библии на русский язык был утрачен после смерти пастора.

Умер Иоганн Эрнест Глюк неожиданно 5 мая 1705 года и погребен на старом немецком кладбище у Марьиной рощи (в изданных списках с надгробия днем смерти ошибочно указывается 5 марта).

Судьба Иоганн Глюка теснейшим образом сплелась с Россией. Как то чудом, задуманым Небом, этот человек внес вклад не только в посвящение Московской знати, но и дал образование Екатерине I.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Ризома Церкви. Размышления о "НОВОЙ" Церкви и Издержки "цифровой" Церкви

Бердышев Андрей