Ссылка на комичность и Ссылка на желаемое. Логические ошибки (часть 58 и 59)

Ссылка на комичность

Эту ошибку также можно скорее отнести к полемической уловке, чем к логическому аргументу. В ней тезис отвергается не из-за несоответствия его критериями истинности, а на основании той эмоциональной реакции, которую он вызывает. В отсутствии контраргументов возгласы типа «Ваши доводы смехотворны!», «Ну кто может принимать такое всерьез?», «Вы шутите?» помогают спорщикам, не особо принципиальным в выборе средств, сохранять добрую мину при плохой игре. В зависимости от степени сарказма спектр такого подхода простирается от ссылки на непонятность («Не напускайте тут тумана», «Да кто в этом сможет разобраться?») или на бессмысленность («Тут просто нечего обсуждать!») до ссылки на возмутительность («Да как вы смеете?», «Что вы себе позволяете?» и т.п.).

Именно так порой реагировали слушатели на слова Иисуса: «Многие из учеников Его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?» (От Иоанна 6:60). Подобным образом высмеивали апостола Павла эпикурейские и стоические философы афинской агоры: «И что этот пустомеля хочет сказать? ... мы послушаем тебя в другой раз» (Деяния 17:18,32 МБО). Точно так же сегодня нередко реагируют скептики на наши слова о Боге, о сотворении, о разумном замысле в природе, о спасении во Христе.

Не стоит удивляться. Если отвергающие истину насмехались над Иисусом и над Павлом, с какой стати не станут они насмехаться над нами? Но ваши оппоненты не понимают одного: прибегая к этому приему, равно как и к другим подобным уловкам, они лишь демонстрируют отсутствие у них каких-либо обоснованных аргументов. Поэтому, не теряя спокойствия, нужно не поддаваться на провокации, а быть всегда готовыми кротко и с уважением «дать ответ любому, кто спросит вас, на чем основана та надежда, что живет в вас» (1 Петра 3:15, РБО).

Именно так и поступал апостол, не обращая внимания на насмешки и оскорбления: «Когда он таким образом защищался, Фест прервал его. – Ты не в своем уме, Павел, – закричал он, – большая ученость довела тебя до безумия! Павел ответил: – Уважаемый Фест, я не сумасшедший, и то, что я говорю, истинно и разумно» (Деяния 26:24-25, МБО).

Ссылка на желаемое

Данная ошибка сводится к принятию или отвержению тезиса на основании лишь того, что оппоненту хочется, чтобы он был истинным.

Господь издавна обличает пророков, которые пророчествуют именно то, чего желает толпа, и тем самым помогают властителям манипулировать народными массами (Иеремия 5:31; 14:13,14). Но с тех пор мало что изменилось, и электорат с завидным упорством продолжает верить в предвыборные обещания политиков, уже неоднократно лгавших ему. Лишь бы они обещали то, чего так бы хотелось – беззаботное благоденствие без труда, жертвенности и ответственности. В общем, все – по классике: «Вся ферма разделилась на две фракции, которые выступали под лозунгами: “Голосуйте за Сноуболла и трехдневную рабочую неделю” и “Голосуйте за Наполеона и за сытную кормежку”. Единственный, кто не примкнул ни к одной фракции, был Бенджамин... С мельницей или без мельницы, сказал он, а жизнь идет себе, как она и должна идти, то есть, хуже некуда».

Слепое желание следовать за политическими лидерами, видя в них благодетельных спасителей, а не нанимаемых народом менеджеров, напоминает сцену из искрометной пародии на голливудовские исторические фильмы «Житие Брайана по Монти Пайтону» (1979), где восторженная толпа провозглашает заглавного героя мессией:

— Мессия, мессия!

— Да никакой я не мессия!

— Только подлинный мессия отрицает, что он мессия!

— Ладно, тогда я мессия!

— Мессия! Мессия! Он сам сказал, что он мессия!

С другой стороны, доказательством ложности желаемого желание тоже не является. Такой вывод был бы ошибкой ссылки на мотивы. Желанность и истинность - категории несравнимые. Когда желается что-либо истинное, бессмысленно отвергать его лишь на этом основании.

Так, в наши дни широко распространена идея, высказанная австрийским психоаналитиком Зигмундом Фрейдом (1856 – 1939), что, якобы, вера в Бога – это проекция желаемого на действительное. Нам, мол, хочется, чтобы у нас был большой добрый папочка, который бы о нас заботился, – вот мы сами себе его и выдумали.

Вряд ли аргументацию Фрейда взяли бы на вооружение воспитатели сиротского приюта, чтобы утешать подобным образом своих подопечных. Зачем, мол, ты тоскуешь по маме? Мам же не существует! Тебе просто хочется, чтобы у тебя была мама, вот ты ее себе и выдумал. Мама – это проекция твоих желаний на действительность.

Как тоска по матери говорит о реальности матери, ощущение нужды в Боге свидетельствует о Его существовании! Всякая нужда является свидетельством того, что должен быть и объект ее удовлетворения. Нужды без соответствующего ей объекта не бывает. Если человек испытывает холод, значит, существует тепло. Наличие полового влечения сообщает нам о реальности брачных отношений. Раз есть голод, значит, где-то есть и пища. Раз есть жажда, значит, существует и питье. Таким образом, наличие в нас нужды в некоем высшем смысле, в предназначении, является не чем иным, как следствием их существования. А они могут происходить только от Создателя. Блаженный Августин (354 – 430) пишет: «Ты создал нас для Себя, и душа наша дотоле томится и не находит себе покоя, доколе не успокоится в Тебе».

Как раз представления Фрейда о религии и есть классический случай ссылки на желаемое. Ведь библейскую веру в ответственность греховного человека перед святым Создателем вряд ли можно посчитать удовлетворением собственных чаяний. Так что верить, что Бога нет, – это и значит выдавать желаемое за действительное, следуя старому принципу: мы сами себе будем, как боги, и сами будем решать, что хорошо, что плохо (Бытие 3:5).

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин