Неловкий вопрос и Таинственный персонаж. Логические ошибки (часть 53 и 54)

Неловкий вопрос

Неловкий вопрос также относится к сфере злонамеренных полемических уловок. В этом случае оппонента неожиданно спрашивают о чем-то сугубо личном – не имеющем отношения к дискуссии, но ставящем спрошенного в неловкое положение. К примеру, если оппонент – женщина, задается вопрос: «Что-то не пойму: Вы утомились или просто не успели накраситься?». А мужчине могут заметить: «Вы во всем ищите подвоха! К своей жене вы относитесь с таким же недоверием?»

Нередко такой вопрос может быть двусмысленным (см. «Нарочитая двусмысленность») или составным (см. «Составной вопрос»), и всегда находится – на грани перехода на личность (см. «Ссылка на личность»), ничего при этом не утверждая, ведь это – всего лишь вопрос. Именно к этой тактике прибегает лукавый, спрашивая, с намеком на обман, «Подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» (Бытие 3:1), или, со ссылкой на мотивы, «Разве даром богобоязнен Иов?» (Иов 1:9).

Весьма распространенным примером неловкого вопроса является: «Вы уверены, что разбираетесь в обсуждаемой теме лучше всех?» (В более грубой форме: «Ты что, самый умный?»). Отвечать на подобные хамские заявления бессмысленно. Как правило, их нужно просто игнорировать.

Но можно выбрать и более агрессивную ответную тактику. Естественно, уподобляться оппоненту в выборе грязных методов ведения дискуссии не стоит ни в коем случае. Но можно заинтересованно попросить: «Повторите, пожалуйста, свой вопрос». С одной стороны это продемонстрирует, что вас не удалось смутить, с другой – может смутить самого собеседника, заставляя тем самым признать, что это была умышленная уловка, а не случайная обмолвка. А можно еще и приспроситься: «Не могли бы Вы, пожалуйста, уточнить, что именно Вы имеете в виду?» Разъяснение будет неизбежно представлено в утвердительной, а не в вопросительной форме, и потому уязвимо для конструктивной критики.

Таинственный персонаж 

Таинственный персонаж – логическая ошибка, в основе которой лежит утверждение, что поскольку участник некоего события нам неизвестен, никто из известных нам людей быть им не может. Эту ошибку называют также «Мистер Икс» (по имени главного героя оперетты Имре Кальмана «Принцесса цирка») или «Секрет Кларка Кента» (отсылка к образу застенчивого и неуклюжего журналиста, за которым скрывался Супермен – популярный с 1938 г. персонаж американских комиксов).

Именно на основании этой ошибки жители Иерусалима отказывались признать Иисуса Христом: «Мы знаем Его, откуда Он; Христос же когда придет, никто не будет знать, откуда Он» (От Иоанна 7:27).

Библия полна таинственных персонажей – как в писаниях Ветхого, так и Нового заветов. Но если, скажем, с тем, кто такой «один … из учеников Его, которого любил Иисус» (От Иоанна 13:23) все более-менее согласны, относительно прочих мнения весьма расходятся.

Кем был, к примеру, юноша, который, когда все ученики Иисуса бежали, «завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его, но он, оставив покрывало, нагой убежал от них» (От Марка 14:51,52)? Явно об этом ничего не сказано. Но стоит только признать, что это – некто, нам неведомый, тут же «Таинственный незнакомец» вступает в реакцию со «Ссылкой на неведение», производя фантастический фейерверк бурных фантазий! Каких только версий не наслушаешься! От совсем диких, типа склонности учеников Иисуса к педофилии, до совсем экзотических, типа того, что это, мол, – восставший из гроба мертвец.

Не смейтесь! Последний вариант был озвучен весьма известным проповедником, выступления которого годами транслировались во многих странах мира! Вы же знаете, – говорил он, – что дело происходит на Элеонской горе, где располагается кладбище (спикер забывает добавить, что кладбище там располагается сейчас, а во времена Второго Храма это все были сельскохозяйственные угодья). Так вот, когда пришедшие сообщили, что ищут Иисуса Назорея, а в ответ «Иисус говорит им: это Я» (От Иоанна 18:5), на самом деле Он сказал «Аз Есьм», то есть назвал непроизносимое Имя Божье. И сила Божья изошла от этих слов, и потрясла землю, и мертвые (ведь уже сказано, что происходит это не в саду, а на кладбище!) встали из могил, и один из них нарвался на храмовый патруль. Извините, что повторяю здесь этот бред, но я действительно слышал это собственными ушами!

Но действительно ли мы не в силах догадаться, кто он, этот юноша, не упоминаемый ни одним евангелистом кроме Иоанна Марка? В Евангелии от Марка есть еще одна особенность. В то время, как прочие евангелисты говорят о саде на Масличной горе, Марк (14:32) называет Гефсиманию селением (хорион – земельный участок, имение, поместье). Нам известно, что именно в доме матери Иоанна Марка собиралась Иерусалимская церковь (Деяния 12:12). Имея достаточно большой дом в столице и даже слуг, она, похоже, была весьма богатой вдовой. Ввиду же отсутствия мужа, воспитание Марка, ее сына, впоследствии берет на себя ее брат или деверь по имени «Иосия, прозванный от Апостолов Варнавою, что значит – сын утешения» (Деяния 4:36).

Дядя Марка тоже был не из бедных. Будучи жителем Кипра, он был там вхож в дом проконсула (13:7) и имел поместье, продав которое, «принес деньги и положил к ногам Апостолов» (4:37). Варнава будет по возможности всюду брать племянника с собою (12:25, 13:5, 15:37,39), из-за чего у него с Павлом даже возникнет острый конфликт (15:38).

Стоит также вспомнить, что Гефсиманский сад – не городской парк, куда любой может свободно зайти на ночлег. Он был чьим-то поместьем, хозяин (или хозяйка?) которого позволял Иисусу с учениками там находиться. Лука упоминает в числе учеников Иисуса множество знатных женщин, «которые служили Ему имением своим» (От Луки 8:3).

То, что пресловутый юноша оказался на улице, «завернувшись по нагому телу в покрывало», говорит лишь об одном: в то время, как все ученики Иисуса коротали ночь на свежем воздухе одетыми, он спал в доме, в собственной постели, пока не услыхал шум на улице и не вышел посмотреть – что там происходит. Большинство исследователей соглашаются, что таинственный юноша у Марка, скорее всего – «камео» самого евангелиста.

Понятно, что, как и в случае с подошедшим к Иисусу богатым юношей из начальствующих, это всего лишь предположение, сделанное по вероятности. Но оно, тем не менее, куда более обосновано, чем какие-либо беспочвенные фантазии.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин