Воображаемый противник и Ссылка на силу. Логические ошибки (часть 39 и 40)

Воображаемый противник​

Эта ошибка известна также под названиями «Бой с тенью», «Чучело» или «Манекен для битья». Вместо того, чтобы обосновывать собственный тезис, спорщик приписывает оппоненту наиболее радикальный либо самый нелепый из возможных антитезисов, который впоследствии триумфально разносит в пух и прах. Например, «Библия учит, что миром правит седобородый дедушка, сидящий на облаке». Или – «креационисты считают, что биологические виды сотворены неизменными».

Подобным образом противники апостола Павла неоднократно выдвигали против него и его спутников надуманные обвинения: «И, приведя их к воеводам, сказали: сии люди, будучи Иудеями, возмущают наш город и проповедуют обычаи, которых нам, Римлянам, не следует ни принимать, ни исполнять» (Деяния 16:20-21). «Между тем, во время проконсульства Галлиона в Ахаии, напали Иудеи единодушно на Павла и привели его пред судилище, говоря, что он учит людей чтить Бога не по закону» (Деяния 18:12-13). И т.п.

Прекрасным примером такого подхода является «комментарий» на Книгу Бытия Айзека Азимова, одного из ведущих атеистов ХХ века. В этом шедевре экзегетики под названием «В начале» при «толковании» на первый стих («В начале сотворил Бог небо и землю») говорится: «… под небом понимается … твердая полусфера, куполом простирающаяся над Землей. … Земля – плоское, возможно ограниченное окружностью пространство…». Далее же этот новоявленный библеист наголову разбивает столь примитивное представление о «небе и земле» с точки зрения современной астрономии, причём – совершенно справедливо. Но какое отношение эта критикуемая им позиция имеет к реальному значению библейского текста?

Ссылка на силу

Эта ошибка известна также как «Палочный довод» или «Апелляция к городовому». «Почему ты взял две конфеты, – спрашивает младший брат, – их же здесь всем по одной?». «Щас как дам больно!», – отвечает старший, и вопроса, как и не возникало. Понятно, что к логике этот ответ не имеет никакого отношения.

Стоит вспомнить, как члены синедриона не решались обвинить апостолов Петра и Иоанна во лжи, поскольку весь народ был свидетелем истинности того, что они проповедовали. «Отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто; ибо это не в углу происходило», – скажет царю впоследствии Павел (Деяния 26:26). Но, не желая отступать, народные вожди не гнушались палочной аргументации: «Приведя же их, поставили в синедрионе; и спросил их первосвященник, говоря: не запретили ли мы вам накрепко учить о имени сем? и вот, вы наполнили Иерусалим учением вашим и хотите навести на нас кровь Того Человека … и, призвав Апостолов, били их и, запретив им говорить о имени Иисуса, отпустили их» (Деяния 5:27-28, 40).

 

Такой подход – довольно распространенный метод общения властей со своим электоратом (так теперь называется то, что раньше звалось гражданами, народом или просто – людьми). К сожалению, не чужд он и для тех, кто наделен церковной властью. Даже богословские споры Первого вселенского собора (325 г.) не обошлись без данного способа аргументации. Вот как описывается это в истории соборов Григория Орлова: «Уважаемый епископ был Николай, святитель ликийского города Мир… Он славился высокою добродетелию, милосердием своим к страждущим и силою чудотворной… Не стерпев богохульных слов Ария, он ударил его в виду всего собора, за что был лишен епископского сана; но сан был ему потом возвращен вследствие небесного видения. Наша Церковь глубоко чтит память великого святителя Николая, мирликийского чудотворца». Мол, бить за слова – нехорошо. Но если слова эти нам не нравятся, а бьющий – наш человек, то можно, и даже похвально. Кстати, именно этот специалист по дискуссиям общеизвестен сегодня как Санта Клаус.

 

Немало усилий приходится затрачивать адептам обеления церковной истории для оправдания деятельности александрийского епископа Кирилла (376 – 444), также не чуравшегося этого метода аргументации. Спектр его «заслуг» простирается от политических интриг и манипуляций, чинимых его сторонниками, до потворничества их кровавой расправе над выдающийся общественной деятельницей, философом, математиком, астрономом и механиком Гипатией. Лишь учась признавать злом любую несправедливость вне зависимости от того, являются ее источником наши противники или сторонники, мы становимся Христовым присутствием в этом мире.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин