Быть свободным от заблуждений и стать рабом свободы во Христе

Вспоминаю преследования за веру. Не безбожниками. Христианами. Православные гнали православных, тех, которые дерзали жить достойно. Молиться Богу живому. Не пьянствовать. Уважать людей. Честно работать. Их сектантами зловредными звали. Таких преследовали. Отправляли в тюрьмы, в ссылки, в Сибирь. Из страны изгоняли. Даже закон был в империи, что исход из православия является преступлением.

А потом империя рухнула.

Новая власть уравняла сектантов и православных в бесправии.

И баптисты, а они в ту пору бурно развивались, свои принципы веры и церковного устройства сформулировали. Среди прочих, приняли принцип равенства всех верующих. Нет разделения на клир и мир.

Хороший принцип. Библейский. Он обоснован Писанием. Рим 14:4: "Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его."

Невероятный уровень свободы веры.

Времена меняют и убеждения и принципы. Ныне конфессиональные рамки у протестантов жёстче, чем у православных двести лет назад. Достоинство людей определяются тем, в какой организации кто зарегистрирован. Наш и не наш сегодня приобретает характер инквизиции. Наш, это не потому что ученик Христа. Наш, это потому что в нашей организации записан. Не наш, это тот, кто не записан в нашей организации. И будь ты хоть святой, но коль не записан, значит не наш.

Ныне нередки случаи, когда за уход из поместной общины баптисты отлучают. Был наш, а теперь чужой. Не наш. А вдруг Господень? Предают анафеме человека за то, что он по зову Духа Святого вышел из общины.

Что-то в этом акте святом меня напрягает. Возникает чувство горечи. Здесь и вопрос жёсткого членства, с внесением в специальный журнал. С фиксацией всех данных. Здесь конечно и вопрос контроля и отчётности, как перед руководством общины, так и руководства общины перед светской властью. Такая структура диктует и нормы. Община приобретает характер организации, с властными структурами, с обязанностями, с подотчётностью жёсткой, и с репрессиями в том числе. Формализм душит дух. Благодать подавляется законом.

А как действовал Христос, наш Господь? Он ведь глава церкви. И вот читаю.

У Иисуса учеников было не мало. Однако курс был неформальный. Списков не было. Люди приходили и уходили. Даже ближайшие ученики, двенадцать, стали беспокоиться, мол, Учитель, смотри, так ведь и все разойдутся.

Учитель был невозмутим. Ин 6:67: "Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?"

Вот достойный ответ. Никаких осуждений ушедшим. Никаких угроз. Никаких репрессий. Не хотите ли и вы отойти?

Но и ответ, супер! Ин 6:68-69: "Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни, и мы уверовали и познали, что Ты — Христос, Сын Бога живого."

Вот достойное подражания убеждение!

Захотелось такой страсти.

Захотелось такого исповедания веры.

Захотелось именно такой зависимости.

Пошёл разгребать традиции и законы. Буду рыть, пока не упрусь во Христа. Чтобы с Ним! Чтобы в Нём!

Быть свободным от заблуждений и стать рабом свободы во Христе!

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку О поклонении мощам. Что нам сказал бы Николай-чудотворец и Пару слов об обольщении

Юрий Сипко