Один день в Кесарии

Это был особенный момент в истории. III век. Время жестокого Диоклетиана. О его отношении к христианам знали все. Император часто повторял: «Их нужно уничтожать, как всякого, кто смеет не почитать богов великого Рима». Но волна гонений уже утихла. Где-то еще, может, и есть христиане... Попрятались и сидят тихонько, как мыши. Не то, что на улице, даже в своем доме никто не рискует прошептать: «Иисус...» Как и прежде, на крестах распинают разбойников. О христианах вспоминают все реже и реже.

Так не только в Риме. По всей империи! Христианской крови пролито столько – страшно вспомнить. Никто больше рот не откроет. Не посмеет! А со временем о Христе забудут и те, кто о Нем хоть что-то слышал. И вот в один из этих дней...

Палестинский берег Средиземного моря. Известный и довольно большой в то время город Кесария. К городским воротам подходят пятеро парней. Родные братья. Как оказалось, братья не только по крови, но и по духу.

Стражи у ворот задают обычный вопрос:

- Кто вы и зачем пришли?

Ответ заставил обернуться всех, кто это услышал:

- Мы - христиане. Пришли говорить людям о единственном истинном Боге и Спасителе нашем Иисусе Христе!

Стражники онемели. Это что – глупая шутка? Может, послышалось? Похоже, что нет... Наглецов схватили. Доложили сотнику о том, что случилось, и тут же получили приказ:

- Тащите их к градоначальнику!

Фирмилиан правил Кесарией уже полтора года. За это время в большом торговом городе никаких волнений. И вдруг! Он смотрел на «сумасшедших» с нескрываемой злобой.

- Ваши имена?

- Илия...

- Иеремия...

- Исайя...

- Самуил...

- Даниил...

- Что за имена такие? Уродливее отец с матерью придумать не могли?

- От имен, которые дали нам отец с матерью, мы отреклись. Так назвали себя сами... Именами людей Божьих... Когда уверовали.

- Откуда вы?

- Из Иерусалима.

- Не слышал о таком селении.

- Есть такой город. Город святых.

- Где он?

- Примешь Христа Господом – узнаешь.

- Пытать! О тайном городе, который построили себе эти.., узнать все.

Одного из парней привязали к столбу. Стали бить плетьми. Но он больше не сказал ни слова. Когда мясо от его тела отваливалось кусками, он уже не мог говорить.

- Отрубить им головы! – приказал Фирмилиан. – Тела закопать. О том, что здесь было, всем забыть.

Он уже собрался уходить, когда услышал из толпы:

- Отдайте их тела мне...

Это сказал парень. Такой же молодой, как и приговоренные. Житель Кесарии.

- Зачем они тебе?

- Я похороню их, как надо.

- А как надо?

Молчание...

- Ты что – тоже христианин? – взвился Фирмилиан.

Молчание...

- Не слышу!

- Да... Я – христианин.

- И ему отсечь голову! Еще кто хочет сказать?

Люди отворачивались и стали расходиться...

- Почему я не знаю о христианах в Кесарии? – повернулся Фирмилиан к сотнику. – Может, еще есть?

- Есть...

- Что?

- В темнице... Трое...

- Почему говоришь это только сейчас?

- Их заточили еще при прежнем градоначальнике.

- Сюда их! Бегом!

Привели двоих мужчин и старика. Грязные... Тощие...

- Ваши имена?

- Памфил...

- Валент...

- Павел...

- Сколько ожидаете суда?

- Два года.

- Одумались?

Молчат.

- Богам Рима готовы поклониться? – крикнул строже Фирмилиан.

- Нет богов Рима. Есть только один Бог...

- Хватит! Выведите их за городскую стену. Головы отрубить. Их тела пусть сожрут собаки.

Не прошло и получаса. Сотник доложил, что поймали еще одного христианина:

- Когда мы выгнали осужденных за городскую стену, этот мужчина подошел и обнял одного из них. Мы слышали, как он о них молился...

- Привязать к столбу на площади и сжечь! На городской стене поставить наблюдателя. Любого, кто подойдет к телам или будет отгонять собак, казнить.

До сумерек над городом висело напряжение. Люди не оставляли своих домов. Тихо было даже на рынке. Но вечером... Наблюдатель со стены подал знак. Воины выбежали из городских ворот. Возле тел убитых на коленях стоял странник. Ему не дали и слова сказать. Просто отрубили голову...

Ночью за городской стеной поставили крест. На рассвете кесарийцы увидели на нем одного из самых верных слуг Фирмилиана. Феодула. Оказывается, в конце ушедшего дня от подошел к своему господину и честно сказал:

- Я – христианин!

Скоро по всей империи шла молва... В то время, когда многие думали, что с христианством покончено.

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Хватит врать! Или когда закончится война в Донбассе? и Диалоги: Самая большая ложь дьявола

Сергей Мирный