Мнимое последствие и Подмена признака. Логические ошибки (часть 24 и 25)

Мнимое последствие

Этот тип ошибки еще называют «Скользкая дорожка». С ним приходится иметь дело, когда в ходе полемики утверждается, что признание позиции оппонента ведет к пагубным последствиям независимо от условий.

Например: «Стоит позволить христианкам появляться где-либо в джинсах, и со временем вам придется венчать в церкви однополые пары!». Конечно, при достаточном уровне мотивации и определенной степени развития фантазии, можно придумать сценарий, в котором исходное условие окажется той «скользкой дорожкой», которая неизбежно приведет к такому результату. Но никакой прямой логической связи между ними нет.

Рассказывают, как однажды два человека стояли на перроне в ожидании поезда. Первый, мужчина средних лет в дорогом костюме и с кожаным портфелем нетерпеливо поглядывал на свои золотые часы. Второй, юноша с рюкзаком, одетый в джинсы и толстовку, спросил: «Сколько там?» Никакой реакции не последовало. «Не подскажите, который час?», снова спросил тот. Ответа снова не было. После паузы молодой человек предпринял новую попытку: «Простите, что доставляю вам беспокойство, но неужели так трудно ответить на простой вопрос – сколько сейчас времени?» «Послушай, – отозвался попутчик, – если я скажу тебе время, у нас завяжется беседа. Мы познакомимся, подружимся, и со временем я приглашу тебя к себе домой на ужин. Там ты встретишь мою красавицу-дочь, которой почти столько же лет, как и тебе, и влюбишься. Она ответит тебе взаимностью, ты сделаешь ей предложение, она согласится, и вы поженитесь. А я не хочу, чтобы моя дочь вышла за кого-то, кто даже часов себе купить не в состоянии!»

В Библии примером такой аргументации являются слова серебряных дел мастера по имени Димитрий: «Этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги. А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и испровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная» (Деяния 19:26,27).

Конечно же, теперь Димитрию и его коллегам придется искать иную нишу на рынке серебряных товаров. Но, позвольте! Если Артемида, действительно, – великая богиня, как может ее величие во всей Асии, и тем более во всей вселенной быть ниспровергнуто из-за падения доходов, которые получают торговцы сувенирами, вызванного речами провинциального проповедника?

Подмена признака

Эта ошибка характерна для рассуждения по аналогии. Достоверность всякой аналогии неизбежно ограничена как признаком, по которому она проводится, так и степенью подобия по этому признаку. Например, шекспировский Гамлет, уподобляя облака различным животным, имел в виду их очертания, а не вид системы кровообращения или способ размножения.

Впрочем, Полоний, скорее всего, соглашался бы с ним и в этом случае. Равно как современные Полонии от естествознания готовы согласиться с любой аналогией, проводимой их безумным принцем – дарвинизмом. Разочаровавшись в теории о том, что внешняя гомология (подобие) органов животных свидетельствует о родственных связях, они выдвинули «продвинутую» теорию химической гомологии, согласно которой о родственных связях свидетельствует подобие химического состава организмов. В соответствии с этим выходит, что облако уже может быть не просто похожим, скажем, на медузу внешне, но, поскольку их химический состав совпадает на 98% (Н2О), мы можем считать их на 98% родственниками.

Рассматривая аналогию как иллюстрацию к аргументу, немаловажно помнить о тезисе, в поддержку которого приводится аргумент, и тему дискуссии. Тогда мы не упустим из виду, по какому именно признаку проводится сравнение аналогичных объектов. Однако впадаем мы в такое заблуждение довольно часто. Например, в случае притчи о сеятеле нам самим предоставляется определить значение проведенной аналогии: если хотите получить урожай – нужно готовить почву. Но мы, вслед за учениками, довольствуемся лишь разъяснением образов, на которых построена притча, и не идем далее, лишая себя должного назидания.

С другой стороны, в случае притчи о богаче и Лазаре (От Луки 16:19-23), которая была рассказана по вполне конкретному поводу и имеет вполне конкретный вывод, соответствующий этому поводу, толкования доводится встречать самые разные – от рассуждений, притча ли это вообще, или же реальная история, до составления топографических карт загробного мира. Причем, «лоно Авраамово» оказывается там некой географической областью блаженства праведников, в то врем как выражение быть у кого-либо на лоне (т.е. на груди) всего лишь означало занимать почётное место за трапезой, по правую руку от главы стола (пищу в то время вкушали полулежа, облокотившись на левую руку, и голова возлежащего справа от вас была на уровне вашей груди). Так, один из учеников Господа «возлежал у груди Иисуса» во время прощальной трапезы (От Иоанна 13:23).

Контрастная аналогия истории, рассказанной Иисусом сребролюбивым фарисеям (От Луки 16:14), проста: тот, кто при жизни страдал у ворот, будучи не в силах преодолеть эту пропасть, чтобы напитаться крошками, падающими со стола пиршествующего богача, после смерти попадает на пир (образ Царства Небесного). Причем, на самое почетное место – по правую руку от Авраама, главы пира. Тот же кто «каждый день пиршествовал блистательно», оказывается за пропастью, вовне, и мечтает хотя бы прохладить язык. «Ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (От Луки 12:15).

Но суть-то притчи не в этом! В какой связи рассказывает ее Иисус? Дискуссия с фарисеями возникла по поводу Закона. И разве Иисус говорит им: «Что, мол, интересного вы нашли в Законе? Давайте я вам лучше по загробный мир расскажу»? Ничего подобного! Он рассказывает им притчу о Законе, отталкиваясь от вполне конкретного заявления: «Скорее небо и земля прейдут, нежели одна черта из закона пропадет» (От Луки 16:17). И вывод из притчи соответствует цели дискуссии; он ясен и однозначен: «если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (От Луки 16:31). Наделение же одного из персонажей притчи личным именем «Лазарь», служит вполне конкретной задаче – через неделю после того, как притча была рассказана, по молитве Иисуса воскреснет из мертвых человек как раз с этим самым именем! И это не сможет не напомнить фарисеям вывода из притчи о Законе и пророках!

Экстраполяция (продление) аналогии далее признака, по которому проводится уподобление, бессмысленна. Но не менее бессмысленна и подмена типа подобия. Сталкиваясь с аналогией, важно установить: является данное уподобление аналогией свойств или аналогией отношений? Так, параллель между Царством небесным и купцом, ищущим хороших жемчужин (От Матфея 13:45), не означает необходимости искать что-либо круглое и блестящее. Это – аналогия отношений, а не свойств: мы должны стремиться к подлинным ценностям, и без сожаления отказываться от всего, что таковыми не является.

С другой стороны, многие, ища аналогию отношений там, где ее нет, считают закваску библейским символом греха, а потому испытывают трудности при толковании притчи: «Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки, доколе не вскисло все» (От Матфея 13:33). Но это – аналогия свойств. У закваски нет отношений ни с кем, но есть два характерных свойства: (1) попав в соответствующую среду, она полностью меняет ее; (2) это требует некоторого времени. Потому-то Царство Небесное подобно закваске: если в каком-либо коллективе оказался верующий, там уже ничто не останется таким, как было раньше. С другой стороны, надлежит бояться закваски фарисейской, поскольку лицемерие не менее заразительно, чем вера (От Луки 12:1). Наконец, наш выход из рабства греха должен быть не постепенным, а мгновенным, подобно выходу Израиля из плена египетского – враз; так быстро, чтобы даже тесто не успело вскиснуть (Исход 12:39; 1 Коринфянам 5:8).

Больше по теме: «Библейская стратегия благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин