Нам нет ничего дороже

Диоклетиан расправлялся с христианами люто. Темница – обличен – не отрекся – смерть! Резали, распинали, заживо сжигали... Вся империя была залита кровью тех, у кого хватало смелости сказать хоть слово об Иисусе.

Представьте, как был удивлен и как негодовал император, когда узнал, что христиане есть даже среди его приближенных. Среди именитых и богатых сановников дворца!

Их привели к нему. Четверых, имена которых сохранились до наших дней. Васс... Евсевий... Евтихий... Василид…

- Ваши жены знают, что вы предали императора и богов Рима?

Молчание…

- Жен пытать!

Истязать женщин не пришлось. Они сказали, что веруют в Иисуса и готовы разделить участь своих мужей.

- Казнить! Отсечь головы!

На этом историю можно бы закончить, только вот оказалось…

Оказалось, что богатые сановники были совсем не тайными поклонниками Христа. Они проповедовали о распятом Иисусе не только своим родственникам, но даже своим слугам и рабам. Рабам!

Казнь состоялась.

Через несколько дней перед дворцом Диоклетиана собрались сотни людей.

- Кто они? Чего хотят?

- Это друзья, слуги и рабы казненных... Говорят, что они тоже христиане.

- Сами об этом говорят?

Император вышел на балкон:

- Вы пришли отречься и поклониться богам Рима?

- Нет. Мы пришли сказать, что слепым и глухим идолам, как и наши господа, не поклоняемся. Только Богу Живому – Иисусу Христу.

Диоклетиан подал знак. На площади перед дворцом появились римские воины. Они окружили собравшихся и обнажили мечи. Император снова заговорил:

- Зачем вы делаете эту глупость? Среди вас молодые женщины с детьми на руках... Старики... Вы же знаете, что Васс и другие с ним казнены. Неужели своим детям желаете смерти? Чем вам плохи боги Рима? Отрекитесь от Христа и будете жить. Тот, кто отречется первым, уйдет отсюда с дарами.

Люди смотрели в лицо Диоклетиану. Все давно и хорошо знали, что добрые слова этого человека только кажутся добрыми.

- Для нас нет ничего дороже Христа…

Император ушел. Ему было уже не интересно, что началось на площади. Воины безжалостно рубили и резали всех. Даже младенцев…

Тысяча и еще трое... Так о них вспоминают по сей день. Тысяча и еще трое! Ставшие перед императором. Смело сказавшие: «Мы – христиане!»

Как не вспоминать о них? Когда в Украине принимают законы против церкви? Когда под «императорской» охраной по улицам идут гомосексуалисты? Когда христиане говорят, что нам молиться надо. Спокойно... В норке... За жизнь тихую и безмятежную…

Тысяча и еще трое... О них помнят! Интересно, что однажды скажут о нас?

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Хватит врать! Или когда закончится война в Донбассе? и Диалоги: Самая большая ложь дьявола

Сергей Мирный