Предвзятый эпитет и Подмена контекста. Логические ошибки (часть 13 и 14)

Предвзятый эпитет подразумевает использование эмоционально или этически заряженной лексики в поддержку логически недоказанного вывода. Это может быть слово или фраза, заведомо содержащие обидную, враждебную или презрительную оценку.

Например, серебряных дел мастер Димитрий сообщает своим коллегам: «Не только в Ефесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги» (Деяния 19:26). Эмоционально заряженный глагол «совратил» заведомо предполагает, что проповедуемое апостолом учение не может быть верным. Он как бы не оставляет слушателям возможности предположить, что Павел на самом деле никого не совращал, а, наоборот, наставил всех обращенных на истинный путь.

Аналогичным образом, первосвященники и фарисеи, пришедшие к Пилату «на другой день, который следует за пятницею», «говорили: господин! Мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: после трех дней воскресну; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики Его, придя ночью, не украли Его и не сказали народу: воскрес из мертвых; и будет последний обман хуже первого» (От Матфея 27:62-64). Три дня еще не прошло, и потому никакого повода называть Казненного обманщиком еще не было. Правдой были Его слова или обманом, – выяснится лишь по истечении указанного срока. Так что эмоционально заряженный эпитет «обманщик» пока что не имеет какого-либо реального основания. Его цель – породить у слушателя отрицательные ожидания в отношении предстоящего события.

Подмена контекста – логическая ошибка, возникающая, когда логически верные выводы, основанные на одних предпосылках, огульно переносятся в контекст рассуждений, исходящих из совершенно иных, а то и вовсе противоположных предпосылок.

Наиболее ярким примером такого подхода является так называемый диалектический материализм. Пытаясь придать атеистическим идеям некую наукообразность, Фридрих Энгельс (1820-1895) огульно приложил гегелевские идеалистические законы диалектики, основанные на совершенно иных исходных аксиомах, к материалистической философии, чем окончательно запутал материалистов. Ибо, если материя первична, почему она должна подчиняться законам развития идей, а не наоборот?

Не останавливаясь на достигнутом, он взялся за поиск естественнонаучного теоретического обоснования марксизма на основе идей Дарвина и даже вывел (правда, не совсем понятно, каким образом) математический закон биологической эволюции: «По отношению ко всей истории развития организмов надо принять закон ускорения пропорционально квадрату расстояния во времени от исходного пункта» («Диалектика природы»).

Это – весьма интересное «наблюдение». Оно означает, что эволюция в настоящее время должна идти несравнимо большими темпами, чем когда-то в прошлом. Так, если в соответствии с геохронологической концепцией, беспозвоночные эволюционировали в рыб 500 млн. лет тому назад, и заняло это у них 70 млн. лет, то в наше время качественный скачок подобного уровня должен занимать всего 5 млн. лет. Представляете, с какой скоростью тогда должно идти видообразование? Так, глядишь, есть опасность поутру не узнать собственную собаку! Однако – все по той же геохронологической теории – млекопитающие как появились 230 млн. лет назад, так больше никакого класса из них не образовалось – где уж тут говорить о типе!

«Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евреям 11:1). И когда очень хочется верить во что-то, подобные несоответствия уже несущественны. В итоге материалисты из атеистов превратились в латентных пантеистов широкого спектра – дарвинистов, марксистов, толстовцев, ницшеанцев, фрейдистов, космистов и т.п. Недаром в столь эклектичном идеологическом контексте уютно чувствовали себя и марксист Вернадский, и католик Шарден.

Впрочем, Тейяр де Шарден (1881-1955) пошел еще дальше. Он обильно сдобрил сей идеологический винегрет неогностическим соусом интуитивизма Анри Бергсона (1859-1941), которым увлекался со студенческой скамьи, и ринулся толковать, а затем и развивать в узко-материалистическом контексте базовые космологические концепции эволюционного теизма. В итоге от исходного контекста не осталось и тени.

В христианской проповеди подмена контекста – весьма распространенная ошибка при толковании таких текстов как, скажем: «Кто разведется с женою своею и женится на другой, тот прелюбодействует от нее; и если жена разведется с мужем своим и выйдет за другого, прелюбодействует» (От Марка 10:11,12). Нередко на этом основании и развод, и повторный брак объявляются непоправимым грехом – эквивалентом прелюбодеяния (т.е. супружеской измены – тяжкого прегрешения, за которое Закон Моисеев предписывает предавать виновных смерти – Левит 20:10). Но об этом ли говорится в данном стихе?

Развод, совершенно однозначно, является нарушением изначального Божьего замысла, на что Иисус и указывает в исходном тезисе приведенной беседы: «Сначала не было так» (От Матфея 19:8). Равно как не входили в этот замысел болезни, страдания, смерть. Это все – трагические последствия грехопадения. Безусловно, еще в Адамовом завете (относящемуся ко всем людям, независимо от их убеждений) человеку заповедано хранить святость брака. Но царящий грех, проявляющийся в эгоизме, своеволии, гордыне, жадности, похоти, насилии и проч., делает и эту святыню весьма хрупкой и уязвимой. Именно по этой причине был дан Закон, признающий истинное положение дел – «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими» (От Матфея 19:8).

То есть, по словам Спасителя, при определенных условиях Закон Моисеев не исключает развода. Получается, что сам по себе развод – не грех, но одно из последствий греха. Даже в Новом Завете ясно говорится о как минимум двух легитимных причинах для развода – супружеская измена (От Матфея 5:32) и инициатива неверующего супруга (1 Коринфянам 7:15). Хотя в обоих случаях сохранение брака, либо его последующее его возобновление на основе смиренного раскаяния, взаимного прощения и подлинного примирения в любви куда предпочтительней: «Вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, – если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, – и мужу не оставлять жены своей» (1 Коринфянам 7:10,11).

В неявном виде новозаветный текст указывает и на единственное ограничение на повторный брак, приведенное в Ветхом Завете. На него, собственно, и ссылаются фарисеи в разговоре с Иисусом, подменяя тезис этой заповеди:

«Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное, и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего, и она выйдет из дома его, пойдет, и выйдет за другого мужа, но и сей последний муж возненавидит ее и напишет ей разводное письмо, и даст ей в руки, и отпустит ее из дома своего, или умрет сей последний муж ее, взявший ее себе в жену, – то не может первый ее муж, отпустивший ее, опять взять ее себе в жену» (Второзаконие 24:1-4).

Вопрос фарисеев, решивших испытать юного Раввина, касался именно нюансов Закона Моисеева. А как сказал Сам Спаситель, «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (От Матфея 5:17). Как же тогда понимать его ответ о повторном браке как прелюбодеянии? Для этого нужно знать контекст, в котором вопрос был задан.

Закон Моисеев допускал развод как крайнюю меру, но он не запрещал полигамии! Мужу дозволялось взять вторую жену. Однако при этом первая жена «не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития» (Исход 21:10). В противном случае она имела право покинуть мужа вместе со своим приданным и без возвращения брачного выкупа. Это было серьезным ударом по его бюджету и репутации, а порой лишало нерадивого, но похотливого мужа возможности уплатить брачный выкуп за новую жену.

Вот тут-то фарисеи и нашли в законе «лазейку»! А что значит, что муж найдет в жене «что-нибудь противное»? Например, если какая-либо другая женщина покажется ему более приятной, достаточно ли этого, чтобы развестись с женою без каких-либо моральных и финансовых обязательств – просто написав ей разводное письмо?

В отличие от фарисеев, Иисус вовсе не подменяет тезиса, вдаваясь в абстрактные рассуждения. На вполне конкретный вопрос «По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?» (От Матфея 19:3) Он дает вполне конкретный ответ: нет, не по всякой. Если муж разводится с женою, потому что ему захотелось жениться на другой, или жена разводится с мужем для того, чтобы выйти за другого, они посягают на святость самой сути брака. Единственным оправданием тому может быть лишь оскверненность их отношений уже произошедшей супружеской изменой. По большому же счету даже похотливый взгляд на сторону уже, по сути, есть нарушение верности брачному завету (От Матфея 5:28).

То есть речь в беседе с фарисеями идет вовсе не о разводе как таковом и не о повторном браке как таковом, а о разводе с непосредственной целью вступления в новый брак – т.е. о юридически безупречно оформленной супружеской измене! Огульное же перенесение слов Иисуса, сказанных по этому конкретному поводу, на всякую ситуацию, независимо от контекста, навсегда лишают переживших в прошлом трагедию развода шанса на создание семьи. Причем – вопреки апостольскому наставлению «Но если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Коринфянам 7:9).

Вычленение слов Иисуса о разводе из контекста намерений разводящегося тут же вступить в новый брак неимоверно облегчает жизнь христианского служителя. Ведь вместо оказания реальной пастырской помощи тем, кто переживает семейную трагедию, куда проще ограничиться обвинениями и запретами. В итоге это лишь усугубляет кризис, накладывая на тех, кто нуждается в помощи, бремена еще большие, чем те, что были установлены Моисеем.

Хуже того, порою верующие супруги, чьи отношения разрушены и они желают получить легитимный повод для развода, живут в надежде на измену со стороны своих спутников жизни, и даже всячески провоцируют их на это. И подобное лукавство ничуть не лучше того, за которое Господь обличал фарисеев. (Подробнее см. Джерри Джонс. «Брак, развод и повторный брак в свете Божьей сущности и разумения Христа»).

В популярном богословии последних десятилетий с подменой контекста нередко приходится иметь дело, когда так называемый «закон сеяния и жатвы» толкуется как рецепт достижения материального процветания. Слова апостола «Бог поругаем не бывает. Что посеет человек, то и пожнет» (Галатам 6:7) интерпретируются как гарантия «беспроигрышных инвестиций в Божий бизнес». Чем больше, мол, финансов ты «посеешь» на благо Божьего дела, тем обильнее будет урожай твоих доходов.

Не будем спорить – между жертвенным служением человека и Божьей заботой о нем связь имеется. Соломон пишет: «Отпускай хлеб твой по водам, потому что по прошествии многих дней опять найдешь его» (Екклесиаст 11:1). Но об этом ли пишет здесь Павел? Достаточно прочесть следующий стих, чтобы убедиться: речь идет о приобретениях отнюдь не материальных! Да и, к тому же, возможно, вообще не об имеющих отношение к нынешней жизни: «Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление, а сеющий в дух от духа пожнет жизнь вечную» (Галатам 6:9).

Ну а уж если совершить герменевтический подвиг и потрудиться посмотреть в предыдущем стихе, к чему же, собственно, это все говорится, апостольская рекомендация окажется еще конкретнее: «Наставляемый словом, делись всяким добром с наставляющим» (6:6). Оказывается, апостол пишет: ученики, заботьтесь о своих учителях! Бутерброд, который вы съедите сами, насытит вас лишь ненадолго. Мудрость же, которою делится с вами ваш наставник, у вас уже никто не отымет. Так что разделите свой бутерброд с ним – не пожалеете. Вы делитесь тем, что временно и эфемерно, он – сокровищем вечным и нетленным!

Впрочем, когда подмена контекста умышленно очевидна, она может выполнять юмористическую роль, эмоционально окрашивая речь – как позитивно (ирония), так и негативно (сарказм). Говорят, мудрый муж на вопрос жены «Тебе больше нравлюсь я или мой борщ?», отвечает: «Первое!». Он никогда не скажет жене, сделавшей новую прическу: «Как ты помолодела – выглядишь на все сто!». Ну а я, когда даю свою новую книжку собственным детям, всегда при этом приговариваю: «Почитай отца своего».

Больше по теме: «Библейская стратегия благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин