Порочный круг и Тавтология. Логические ошибки (часть 11 и 12)

Логическая ошибка «Порочный круг в доказательстве» или «Круговая аргументация» заключается в том, что для доказательства тезиса используются аргументы, истинность которых можно доказать только предположив истинность самого тезиса.

Примером круговой аргументации может служить такой диалог:

   – Всевышний ежедневно разговаривает с нашим раввином.

   – Откуда ты знаешь?

   – Раввин рассказал!

   – А он не обманывает?

   – Разве может обманывать человек, с которым каждый день разговаривает Всевышний?

Порочный круг в аргументации является характерной чертой методов датирования осадочных порд в современной эволюционной геологии. Уже сами по себе эти методы базируются на двух недоказанных чисто умозрительных предпосылках. Первая заключается в том, что чередование слоев с характерными для каждого ископаемыми окаменелостями – это не последовательность уничтоженных Потопом одна за другой экосистем от наиболее глубоководных донных морских до наиболее мобильных сухопутных, как это считалась ранее, а смена эпох эволюционного развития земной биосферы. Другая же предпосылка исходит из предположения о том, сколько миллионов лет мог бы занять этот гипотетический эволюционный процесс. Так геологическая колонна чудесным образом превратилась в геохронологическую, в которой каждому геологическому слою-периоду поставлено в соответствие свое «руководящее ископаемое» (индекс). К примеру породам, впервые описанным в Уэльсе (древнеримское название – Cambria) и содержащим окаменелости трилобитов (вымерший класс сложных морских членистоногих) был присвоен возраст в 485 – 541 миллион лет.

Теперь же, поскольку вся концепция держится исключительно на беспочвенных умозрительных предпосылках, любой палеонтолог с уверенностью заявляет: трилобиты существовали порядка полумиллиона лет тому назад – это доказывается тем, что мы обнаруживаем их в кембрийских горных породах. С другой стороны, геолог будет не менее безапелляционен: кембрийские осадочные породы отложились порядка полумиллиона лет тому назад – это доказывается тем, что мы находим в них трилобитов. Ну и, в конце концов, любая порода, в которой находят окаменелость трилобита, автоматически становится кембрийской независимо от ее структуры, твердости, цвета или местоположения.

Нередко, впрочем, мы и сами попадаемся в ловушку круговой аргументации, пытаясь переубедить своих оппонентов:

   – Нужно верить Библии!

   – Почему?

   – Потому что это – Божье слово.

   – С чего ты это взял?

   – Так написано в Библии!

   – А почему я должен верить тому, что написано в Библии?

   – Потому что это – Божье слово!

Подобными построениями мы можем долго уговаривать самих себя, но вдумчивого собеседника такое рассуждение вряд ли убедит. Мы доказываем лишь то, что сами же взяли за исходную посылку.

Слава Богу, Он не оставил нас без внешних подтверждений истинности Писания, к которым относятся свидетельства философии, науки, истории, археологии, этики, исполнившихся пророчеств, текстуального единства и проч. Достоверность Библии, как надежного источника информации, которую мы можем подвергнуть проверке, свидетельствует о ее божественном происхождении. Впрочем, это уже область апологетики, где логика перестает быть предметом изучения и становится эффективным рабочим инструментом.

* * *

Тавтология (от греческого ταυτο, «то же самое», и λογος, «слово») – наикратчайшая разновидность рассуждения по кругу. Мы лишь повторяем то же самое высказывание другими словами, выдавая это за его обоснование.

Пример тому – фраза из наставлений инструктора по гражданской обороне: «Атомная бомба обладает свойством всегда попадать точно в эпицентр». Но ведь эпицентр, согласно определению, – место на поверхности земли, на котором, под которым (при подземном взрыва) или над которым (при воздушном взрыве) произошел подрыв атомной бомбы. Т.е. куда она попадет – там и будет эпицентр!

К этой же категории относится классическая уоллесовская сентенция, «позаимствованная» у него Дарвином: «выживают наиболее приспособленные». Поскольку «наиболее приспособленные» и есть, по определению, «те, кто выживет», это утверждение не несет абсолютно никакой информации и не может быть использовано для доказательства чего бы то ни было. Если бы речь шла о выживании наиболее длинных, наиболее зеленых, наиболее трезвых, в конце концов – наиболее сильных, это утверждение соответствовало бы научному требованию фальсифицируемости (поддавалось бы проверке на возможную ложность). Но сколько наблюдений не делай – выживать всегда будут наиболее приспособленные, ведь выживание и есть признак приспособленности. Впоследствии в каждом конкретном случае мы можем находить объяснение, почему выжили именно те или другие особи – самые крупные или самые мелкие, самые бесстрашные или самые осторожные, раскрашенные наиболее вызывающе или наиболее неприметно. Но исключительно факт выживания является единственным существенным критерием наибольшей приспособленности.

С тем же успехом мы можем создать теорию, что по окончании уроков первыми школу покидают «наиболее выходибельные» ученики. И сколько бы экспериментов мы ни ставили, наиболее выходибельные будут выбегать на улицу первыми с корреляцией в 100%! Ведь наиболее раннее выбегание и есть признак наибольшей выходибельности, какова бы ни была тому причина – наибольшая спешка, ближайшее расстояние до двери, наиболее сильные локти, равнодушие к произошедшему внутри чему-то интересному, и т.п.

Следует также заметить, что ключевое понятие эволюционной биологии «приспосабливаемость» граничит с персонификацией, поскольку в неявном виде предполагает целенаправленность процесса. По этой самой причине «бойцовский пёс Дарвина» Гексли постоянно требовал от корифея замены данного термина каким-либо другим, поскольку нужда была именно в теории, отвергающей наличие разумного замысла в природе, и приписывающей видообразование случайным процессам. Но Уоллес другого термина не изобрел, а сам Дарвин так и не смог предложить какого-либо варианта.

 

Больше по теме: «Библейская стратегия благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин