Евангелие оправдания. Культурные аспекты Евангельских повествований. Часть 1

В контексте представлений о культурной многомерности Благой Вести наиболее ясно раскрывается фокус четырех новозаветных Евангелий относительно их целевой аудитории. Будучи по отдельности адресованы ко всем трем типам культуры (культуре вины, культуре позора и культуре страха), в совокупности они раскрывают библейские категории Истины, Пути и Жизни во всей полноте.

Евангелие от Матфея является самым еврейским евангелием из четырех. Оно написано евреем и, в первую очередь, – для евреев. Эллинизированная иудейская культура эпохи Второго Храма однозначно относится к культуре вины. Поэтому матфеево Евангелие в наибольшей мере апеллирует к категории Истины, провозглашая Божье оправдание.

По свидетельствам Папия и Евсевия, местом написания Евангелия от Матфея является Палестина, хотя отдельные части могли быть написаны и в Антиохии. Обращено оно «к погибшим овцам дома Израилева» (10:6, 15:24). Христос в нем открывается, как Сын Давидов и Сын Авраамов (1:1), чтобы целевая аудитория могла прочувствовать собственную причастность к описываемым в нем событиям. Недаром начинается его повествование с родословия Иисуса от Авраама через Давида, которое разделено на три блока по четырнадцать родов. Согласно гематрии (иудейской нумерологии, ставящей смысл слов в соответствие с их численными значениями), три – это символическое число Бога, а четырнадцать – суммарное число имени Давид דָוד) : 4 [далет] + 6 [вав] + 4 [далет] = 14). Для иудея, знакомого с системой счисления имен, это должно указывать на мессианскую божественность Иисуса.

Контекстуализация содержания достигается через соотнесение описываемых событий с ветхозаветными пророчествами, хорошо знакомыми его читателям. Никто другой из евангелистов к этому не прибегает, у Матфея же ключевая фраза «Это произошло, чтобы исполнилось то, что сказал Господь через пророка» повторяется десять раз!

Содержание Евангелия представляет Иисуса как Учителя – того самого нового Моисея, к которому относится ветхозаветное обетование: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, – Его слушайте» (Второзаконие 18:15, впоследствии эта цитата дважды повторяется в книге Деяний апостольских в контексте проповеди иудеям – 3:22, 7:37). В повествовании просматривается целый ряд сюжетных параллелей между жизнеописаниями Иисуса и Моисея. Так, избавление Христа от избиения вифлеемских младенцев Иродом напоминает нам о спасениии Моисея от уничтожавшего еврейских младенцев фараоном (2:16). Возвращение святого семейства из Египта сопоставляется с Исходом оттуда еврейского народа (2:15). Сорок дней испытания Иисуса в пустыне перед началом Его служения ассоциируются с сорока годами, проведенными там Израилем прежде завладения обетованной землей.

По аналогии с Пятикнижием Моисеевым, Матфей разделяет учение Иисуса на пять блоков, каждый из которых начинается словами «начал Иисус учить» и заканчивается фразой «закончил Иисус учить» (5-7, 10, 13, 18-19, 24-25). Дарование заповедей Моисею на горе Синай сопоставляется с Заповедями блаженства и Великим поручением, провозглашенными Иисусом на горе в Иудее. Все Евангелие от Матфея пронизано ветхозаветным символизмом.

«Основы кросскультурного благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин