Во всей полноте

Человек был сотворен как:
– единая и неделимая сущность (индивидуальное, ипостасное описание), 
– включающая как видимые (тело), так и невидимые (душа/дух) свойства (дихотомическое, феноменологическое описание), 
– в полной гармонии материального (тело), эмоционального (душа) и рационально-волевого (дух) аспектов личности (трихотомическое, онтологическое описание). 

Именно потому, что человек неделим (лат. – индивидуум), грехопадение неизбежно повлияло на все аспекты его сущности. Ни одна из сфер не осталась незатронутой при искушении (Бытие 3:6): «И увидела жена, что дерево
– хорошо для пищи, и что 
– оно приятно для глаз и 
– вожделенно, потому что дает знание»

Соответственно, и результат грехопадения проявляется во всех этих сферах (1 Иоанна 2:16): «Ибо все, что в мире: 
– похоть плоти, 
– похоть очей и 
– гордость житейская, 
не есть от Отца, но от мира сего»

Грехопадение не сказалось на одном только теле, оставив неповрежденными чувства, а также волю и/или сознание , как утверждали схоласты. Грех затрагивает всю человеческую природу целиком – повреждены и воля (греховные стремления), и разум (греховные мысли), и эмоции (греховные наслаждения) и тело (греховные действия). Как следствие, разрушен гармонический баланс между аспектами человеческой сущности. И в зависимости от того, какой аспект доминирует, Писание подразделяет людей на три категории: плотские, душевные и духовные.

Плотской человек – тот, в ком доминируют желания плоти. Апостол пишет верующим Коринфа: «Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы?» (1 Коринфянам 3:3). Речь не идет о том, что плотской человек неодушевлен или бездуховен, но, как мы видим из данной апостолом характеристики, и душевные, и духовные аспекты подчинены в них желаниям тела. «Сии злословят то, чего не знают; что же по природе, как бессловесные животные, знают, тем растлевают себя» (Иуды 1:10).

Душевный человек – тот, в ком доминируют чувства. Эмоциональная составляющая управляет и волей, и сознанием, и телом. 

На этот счет у меня имеется пример из собственной жизни. Когда, в бытность студентом, меня направили на дипломную практику в Ленинград, обнаружилось, что тамошняя фабрика грамзаписи в огромном разнообразии выпускает пластинки с произведениями классической музыки, каких в те годы больше нигде найти было невозможно. Причем, стоили они почти вдвое дешевле дисков с советской попсой. В течение нескольких месяцев я питался лишь один раз в день, чтобы на сэкономленное покупать эти пластинки! Домой я возвращался с огромной фонотекой классической музыки – несколько похудевший, но несказанно счастливый. И моя воля, и мое сознание, и нужды моего тела, – все было подчинено стремлению к эмоциональному удовольствию. Я был очень душевным человеком.

Однако, не стоит забывать: в то время, как в популярном мирском сознании «душевный человек» – комплимент, в Писании это – упрек: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно» (1 Коринфянам 2:14). 

Духовный человек – тот, в котором доминируют воля и рассудок. И снова, не торопитесь с выводами. Общепринято воспринимать понятие «духовный» как нечто положительное. Но духовность-то бывает разная! «Не знаете, какого вы духа», – упрекал Иисус учеников, скорых на расправу (От Луки 9:55). Сатанисты – тоже глубоко духовные люди, подчиняющие воле и разуму свои тело и чувства. Только духами они водимы совсем не теми. 

Духовными людьми были также книжники, досконально знавшие Писание, и фарисеи, серьезно относившиеся к своей вере. Но семикратный вердикт Спасителя (От Матфея 23:13,14,15,23,25,27,29) не теряет своей злободневности по сей день: горе вам, досконально знающие Писание, и серьезно относящиеся к своей вере, если этим отображение Бога в вас и ограничивается. Во Христе мы достигаем не «духовности», а восстановления полноты, утраченного баланса: становимся такими, какими должны быть по замыслу своего Создателя. 

В свою очередь апостол Павел всячески предостерегает нас от крайностей «духовности», в которые впадали гностики, либо изнурявшие свои тела, либо, наоборот, полностью потакавшие их желаниям (поскольку те, все равно, обречены на погибель): «Если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: “не прикасайся”, “не вкушай”, “не дотрагивайся” – что все истлевает от употребления, – по заповедям и учению человеческому? Это имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти» (Колоссянам 2:20-23). «Облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти» (Римлянам 13:14).

Напротив, Писание провозглашает общий принцип: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фессалоникийцам 5:23). Речь здесь идет не о необходимости хранить одни части себя за счет других частей, а о восстановлении утраченного баланса во всей полноте человеческой сущности через освящение Богом во Христе Иисусе.

Из книги «По образу и подобию»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин