Вина и оправдание

Апостол пишет: «Бог… нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом… в Котором мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов по богатству благодати Его» (Ефесянам 2:4-5, 1:7). Именно к этому культурологическому измерению Благой Вести относится большинство распространяемых сегодня «западных» евангелизационных книг и программ. С ним мы достаточно хорошо знакомы, поэтому отметим лишь основные характерные для него моменты.

В этом измерении культуры человек, прежде всего, определяется тем, что делает. Недаром люди западного склада, желая получше узнать кого-либо, в первую очередь интересуются: чем этот человек занимается? Какова его профессия? Какое у него хобби?

Ключевым понятием этого измерение служит суд – определение степени виновности обвиняемого и вынесение соответствующего вердикта о его вине, либо же его оправдание. Соответственно, высшей ценностью является справедливость, ведь именно ради ее торжества и должен устанавливать истину всякий суд. Измерение это, в первую очередь, рационально. Потому-то столь важное место уделяется ему в европейской культуре, выросшей на почве греческой философии и римского права.

Основной акцент в этом измерении делается на поступках. Праведность – это когда человек поступает в соответствии с установленными правилами или заповедями. На нарушающего заповеди возлагается вина за чинимое им беззаконие, и он в таком случае подлежит осуждению. Воздаяние за грех также проявляется в действиях, но – обратной направленности: наказание, возмездие, расплата, возмещение урона. И если человек не в состоянии искупить свою вину самостоятельно, в этом случае кто-либо иной может «оплатить его штраф». Именно это и сделал Иисус, приняв смерть за грешников.

Сферой воздействия греха на людей здесь является «совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Римлянам 2:15). Потому-то первая же естественная (т. е. присущая самой человеческой природе) реакция в данном измерении – перекладывать вину на другого, искать внешнее оправдание своим действиям. Так, опоздавший школьник всё сваливает на не вовремя пришедшую маршрутку. Или, помните, как искали крайнего в Эдемском саду? «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел»; «Змей[, которого Ты создал,] обольстил меня, и я ела» (Бытие 3:12-13). Ложные надежды возлагаются при этом на законничество, на добрые дела, на былые заслуги.

В данном контексте Иисус – заместительная Жертва за наши грехи, а результат спасения – восстановление праведности, признание грешника невиновным. Воскресение Христа с этой точки зрения является гарантией нашего спасения, свидетельством нашего оправдания в Нем. Церковь же – это место учебы, наставничества, постижения Бога и Его воли. Она – «опора и утверждение истины» (1 Тимофею 3:15, МБО).

Хотя мы не должны сводить Благую Весть исключительно к категории «Истина», пренебрегать этой категорией тоже не следует. Истина – оружие против лжи и невежества. «Мы сокрушаем хитросплетения ума и высокомерие, восстающие против познания Бога, и берем в плен всякие помышления, покоряя их Христу» (2 Коринфянам 10:5, РБО). Однако важно при этом помнить: всякий раз, когда Писание говорит об истине и знании, речь идет о практическом опыте, а не об одной лишь только рассудочной проинформированности, ведь «и бесы веруют и трепещут» (Иакова 2:19). На память приходит лозунг времен «развитого социализма»: «Знание – сила». Вот бесы, как раз, и обладают и знанием, и силой. Но без послушания Богу это ничего не стоит.

Вспомните тех двоих, к которым примкнул Иисус на пути в Эммаус (От Луки 24:13-33). Пока они шли, «начав от Моисея и всех пророков, Он объяснил им, что было сказано о Нем во всех Писаниях» (От Луки 24:27, МБО). Входя под вечер в селение, путники уже были лучшими специалистами по христологии во всем мире! Им можно было по три докторских диплома выдать! На тот момент они лучше всех на свете знали все об Иисусе. Сам Господь полностью растолковал им Писание, начиная от Моисея и включая всех пророков! Но единственное, чего они при этом желают, – это чтобы Учитель оставался с ними и продолжал делиться информацией. Они уподобились тем, кто «вечно чему-то учатся, но никак не могут прийти к познанию истины» (2 Тимофею 3:7, РБО). Об Иисусе они уже знали всё. Но лишь узнав Самого Иисуса, они тут же, сквозь ночь, бегут в Иерусалим, чтобы рассказать о Нем другим.

Кто угодно может рассказать вам о каком-либо человеке, скажем, – о короле Непала. Но реально познакомить вас с ним может только тот, кто сам лично с ним знаком. Точно так же и знать о Христе – не проблема. Но только тот, кто знает Его лично, будет в состоянии познакомить с Ним других. И потому наше благовестие не должно ограничиваться лишь одним только рациональным измерением.

Из книги «Основы кросскультурного благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин