За высокой стеной

Восемь человек. Все убийцы. Все приговорены к пожизненному. Все просидели в своих камерах уже не по одному году. Времени у них было – воз и маленькая тележка. Каждый перещупал прожитую жизнь по секунде. Ночами в четырех стенах вспомнилось даже то, что давным-давно было забыто.

К чему привели бы их раздумья, я не знаю. Но в мыслях обо всем промелькнула и мысль о Боге. Зацепилась... Закрепилась... Хочешь Библию почитать? На, держи...

Вот они стоят. Семеро держат большой мешок. Не мешок даже, а непонятно что, спаянное из нескольких разрезанных целлофановых мешков. Эта «емкость» наполовину наполнена водой. Семеро держат за края, чтобы вода не вытекла. Восьмой ступает в воду:

- Исповедую Иисуса Христа моим Господом и Спасителем. Обещаю до конца моих дней служить Ему чистой совестью.

Садясь на пол, погружается в воду.

За первым принимает водное крещение второй... Третий... Сменяя друг друга, они все держат мешок с водою. Входит в воду и восьмой.

- Исповедую Иисуса Христа моим Господом и Спасителем...

Позже я слышал разные разговоры о том, как восемь пожизненников приняли водное крещение... Как в колонии родилась церковь... Кто-то говорит, что никакое это не крещение, потому что не было священника... Не было того, кто крестил. Спорить не буду. Знаю одно, если человек встретил Христа и пошел за Ним, ритуалы – это внешнее. Павел встретил Христа по дороге в Дамаск... Бог ослепил его, чтобы он понял, насколько слеп. Разбойник висел рядом с Иисусом на кресте... Им было уже не до водного крещения, но убийца услышал: «Ныне же будешь со Мною в раю».

Важно другое. В холодных сердцах... За холодными толстыми стенами... Сказал человеку Господь... И человек раскаялся! Один... Другой... Третий... Они уговорили начальника зоны... Убедили его, что это для них жизненно важно... Им дали целлофановые мешки, потому что ничего другого не было...

Восемь человек. Все приговорены к пожизненному. Семеро держат края целлофана, чтобы вода не вытекла...

- Исповедую Иисуса Христа моим Господом и Спасителем. Обещаю до конца моих дней служить Ему чистой совестью...

Не было священника... Не было братьев и сестер, которые спели бы псалом, обняли, поздравили... Был Бог! Ему одному судить...

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Хватит врать! Или когда закончится война в Донбассе? и Диалоги: Самая большая ложь дьявола

Сергей Мирный