Божественная хореография

Тому, что человек создан по образу и подобию Бога, Писание придает особое значение. Но оно не указывает, что именно подразумевается под понятиями образа и подобия. Судить об этом мы можем, лишь следуя косвенным указаниям, обращая при этом особое внимание на детали текста.

Одной из таких деталей является то, что в Первой и Второй главах Книги Бытия слово «человек» (по-еврейски – «адам») употребляется с артиклем. И только в тексте Бытие 4:25 «Адам» впервые используется без артикля, – как личное имя первого мужчины. Так что ранее этого стиха толковать слово «адам» как имя и писать его с заглавной буквы ошибочно. Когда впервые заходит речь об образе Божьем, слово «адам» – собирательное существительное, обозначающее полноту совокупности людей, все человечество. В данном аспекте Синодальный текст оказывается более точным: «Сказал Бог: сотворим человека – и да владычествуют они» (Бытие 1:26). И Бог, и человек упоминаются как единые сущности, но – во множественном числе. Речь идет о создании человека как некой множественности, являющейся отображением той исходной множественности, которая характеризует единую сущность Бога.

Писание говорит о единстве в разнообразии с одной стороны, и различии в подобии – с другой. Человек изначально был сотворен не просто в отношениях «я» и «ты», а во взаимоотношениях: «я», «ты» и – «мы», в принадлежности к некой общности. (Даже если человек ненавидит других людей и целенаправленно противопоставляет себя обществу, он делает это исключительно в отношении общества – вне этого контекста само противопоставление было бы бессмысленным.)

Единый Бог познаваем, как Отец, Сын и Дух Святой. При этом и Отец, и Сын, и Дух Святой являют всю божественную полноту, как в совокупности (то, что богословы связывают с понятием «Троица»), так и по отдельности – вся полнота божества пребывает и в Отце, и в Сыне, и в Духе Святом. Ни Отец, ни Сын, ни Дух не являются «третью Бога», но являют всю полноту и величие Его славы. Это сокровенное божественное взаимное единство традиционно обозначается латинским термином circumincessio (сонеотделимость) или греческим перихоресис (взаимообращение). Слово перихоресис – составное. Первая его часть, пери, означает «окружать». Вторая, хореин – «уступать», «освобождать место». Именно от нее происходит известное нам понятие «хореография». Ипостаси Божественной Сущности как бы пребывают в вечном динамическом движении – неком «танце», где каждый обращается вокруг другого, уступая ему свое место.

Аналогично, о человеке сказано: «Когда Бог сотворил человека, создал Он подобие Божье. Он мужчину и женщину сотворил, благословил, и, сотворив их, дал им имя “человек”» (Бытие 5:1,2 РБО). Бог творит человека как совокупность. При этом ни мужчина, ни женщина не суть «полу-человеки», но каждый из них являет всю полноту человеческого естества. Ведь тот, кто неполноценен или не в состоянии быть счастливым сам по себе, не сможет ни полноценно одарить, ни осчастливить другого.

Нет ничего более взаимно подобного в творении, чем мужчина и женщина. С другой стороны, различия между мужчиной и женщиной очевидны. Все мы, люди, – мужчины и женщины. Но при этом мы исключительно либо – мужчины, либо – женщины. Человек обречен быть мужчиной или женщиной. Он не может быть и тем, и другим одновременно. Будучи личностью во всей полноте, человек всегда имеет перед собой иной, недоступный ему способ бытия. Мужчине не понять, каково это, быть женщиной. Равно и женщине невозможно познать, что значит быть мужчиной. Мы не взаимозаменяемы.

И мужчина, и женщина отражают Бога особым образом, каждый по-своему. Это сохраняется даже в уже падшем мире. Так, подлинная отцовская забота – это отображение Божьей заботы о человеке. Но отцовская любовь в мире зависит от множества условий, а любовь Божья безусловна. Потому наилучшим отображением Божьей любви является безусловная материнская любовь.

Даже само влияние греха проявляется в мужчине и женщине по-разному. Например – в отношении к маленьким детям. Психологи утверждают, что отцы склонны воспринимать малышей, как свою собственность, матери же – как продолжение собственной личности. Это, в частности, проявляется в виде конфликтов, связанных с вопросами воспитания. Отцы зачастую проявляют излишнюю требовательность, забывая, что перед ними – личность, еще только начинающая процесс формирования. Матери же порой любое замечание, сделанное ребенку, принимают на собственный счет.

Носителем образа и подобия Божьего являются как индивидуальный человек (и мужчина, и женщина), так и все человечество во всем его совокупном многообразии. При этом ни один человек сам по себе, ни какая-либо совокупность людей, не отражает всей полноты образа Божьего.

Наконец, важной деталью является то, что и мужчина, и женщина, и все человечество в его полноте разделяют Божье благословение и заповедь владычествовать над творением: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Бытие 1:28).

Из книги «По образу и подобию» 

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин