Операция устрашения. О суде над пастором в Набережных Челнах

Отношение к различным церквям в судах остается ярким свидетельством реального отношения к религии в российском обществе и отсутствия как таковых знаний о христианстве. Иначе сложно объяснить, зачем, например, запрещать крещение и штрафовать за то, что одни люди собрались крестить других, так как потенциально это может нести угрозу для жизни. Именно это произошло в Республике Татарстан. 

Суд в Набережных Челнах 23 ноября 2018г. оштрафовал пастора Церкви евангельских христиан-баптистов «Возрождение» (около 300 чел. в общине) Леонида Поворова на 20 тысяч рублей по ч.2 ст.20.2 КоАП РФ за проведение публичного мероприятия без уведомления – крещение в реке Кама. Причем, перед днем судебного заседания пастора заключили на ночь в камеру, а в зал суда привели в наручниках. 

Руководство Российского союза Евангельских христиан-баптистов в лице Петра Мицкевича и Виктора Игнатенкова выступило с беспрецедентным заявлением: «Таким образом, в городе Набережные Челны была проведена операция устрашения. Руководство Российского Союза евангельских христиан-баптистов оценивает этот случай как посягательство на конституционные права и свободы верующих в нашей стране, что неизбежно влечет дискриминацию по религиозному признаку». Таких заявлений по поводу текущих дел – сотен дел по Закону Яровой - уже давно не появлялось ни от каких крупных религиозных организаций России. Исключением можно назвать лишь нерегистрированных баптистов из Совета церквей евангельских христиан-баптистов, у которых в нескольких регионах пытаются по суду снести Дома молитвы, так как они записаны на частных лиц. 

   Фото sclj.ru

Постановление Набережночелнинского городского суда от 23 ноября 2018 года (судья Михеев Р.Н.) описывают два типа страхов, которые возникают у представителей власти в современной России. Во-первых, это страх перед массовыми мероприятиями, а во-вторых, это страх перед религией само по себе и ее проявлениями.

Как и в большинстве дел, которые касаются неправославных верующих, вдруг появляется свидетель, обладающий фото или видео (в данном случае только фото). Поскольку мероприятие (крещение) проводилось вдали от людей и было непубличным в этом смысле, то для возбуждения дела понадобился велосипедист. 

В постановлении отмечается: «29 июля 2018 года в обеденное время им, как руководителем религиозной организации, организован выход на «природу» с прихожанами, на котором пили чай, а также проходил религиозный обряд «Крещения» прихожан. Местность выбрали отдаленную, что бы не создавать дискомфорта горожанам. Мероприятие было не публичное, реклама его в СМИ не освещалась и посторонние не приглашались. Во время проведения мероприятия видел, как посторонний велосипедист фотографировал прихожан, в связи с чем он ему сделал замечание, что это делать без согласия фотографируемых лиц некорректно. После чего велосипедист уехал, предполагал, что именно он позвонил в полицию». 

Само по себе описание собрания верующих предполагает, что оно могло быть политическим, но им не стало: «…проводилась проповедь и обряд «Крещение». На нем требования по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики не выдвигались, транспарантов не было…».

Наконец, судья в своем постановлении открыто описал антирелигиозную фобию, которая сложилась в России, в особенности, после принятия и применения Закона Яровой в части контроля миссионерской деятельности: «Вопреки доводам Поворова Л.В. указанные действия создавали опасность нарушению общественного порядка, поскольку открытая демонстрация религиозных убеждений может раздражать или оскорблять тех, кто исповедует иную религию или не исповедует никакой религии, а, следовательно, этим создавалась потенциальная опасность причинению ущерба нравственному и физическому здоровью граждан, что требует должного контроля со стороны органов публичной власти, а проведение религиозного обряда в условиях открытого водного объекта, при отсутствии ответственных за безопасность лиц могло создать угрозу жизни и здоровью их участников».

Непосредственная связь с Законом Яровой есть и в случае с пастором баптистской церкви Леонидом Поворовым. По его словам, «В 2017 году у нас было два суда по вывескам на Домах молитвы. Дела в отношении церквей возбуждала прокуратура (штрафы за отсутствие вывески с полным наименованием по Закону Яровой). На двух Домах молитвы евангельских христиан-баптистов вывески были внутри. В обоих случаях мы судебные процессы закончились в нашу пользу. Я тогда говорил, что вместе того, чтобы возбуждать дела, сказали бы по-человечески и верующие пошли бы навстречу – повесили бы таблички с названием церкви на первой двери, на любых дверях». Очевидно, что пастору баптистов могли нанести ответный удар – ночь в камере, наручники, штраф.

В 2017-2018 гг. в Набережных Челнах успешно прошла кампания против другой протестантской церкви пятидесятников – «Дом Евангелия» во главе с епископом Василием Евчиком. Церкви временно запретили пользоваться зданием, оштрафовали, ликвидировали общереспубликанскую организацию, провели рейд с проверкой документов и срывом богослужения.

Руководство Российского союза Евангельских христиан-баптистов в своем обращении утверждает, что действия в отношении их пастора оскорбляют религиозные чувства. 

Однако жизнь и судебная практика показывают, что чувства у всех разные, и их не только можно оскорблять по-разному, но и на протяжении долгого времени терпеть их оскорбление и даже платить за это (по Закону Яровой верующими уже выплачено штрафов на сумму более 4 млн рублей). Между тем, современную российскую религиозную политику, основы и принципы государственно-церковных отношений спустя почти 30 лет после распада СССР в одном метком афоризме сформулировал простой судья из Набережных Челнов: «открытая демонстрация религиозных убеждений может раздражать или оскорблять».

Первоначально статья была опубликована на сайте «Религия и право» адвокатского бюро «Славянский правовой центр».

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Особо опасные церкви. За что ликвидируют верующих в России и Скрытая угроза. Силовые структуры берут "рынок религиозных услуг" под свой контроль

Роман Лункин