Основы педагогики отца 33-х детей Геннадия Мохненко

Этот человек считает своими детьми тридцать три бывших беспризорника. Он помнит историю каждого усыновлённого ребёнка до мелочей, и с каждым совершенствует свой отцовский опыт.

Геннадий Мохненко — основатель и руководитель детского реабилитационного центра «Республика Пилигрим», инициатор кругосветного велопробега «Мир без сирот», низменный герой множества новостийных сюжетов в украинских и мировых СМИ, а также главный герой фильма, снятого голливудскими документалистами и получившего множество наград.

Геннадий поделился с «Клубом LIFE» некоторыми личными педагогическими наработками и приёмами, которые помогают ему «достучаться» до самых сложных подростков.

В этом году 1 сентября я сел за парту со своим 33-м усыновленным ребёнком.

Я повёл Рому первый раз сразу в 7-й класс — так бывает в жизни. Буквально за неделю до этого он оказался в моей семье.

Мальчишка покорял Говерлу и вернулся на свежую могилу матери, откуда его привезли ко мне в дом. Честно говоря, за эти 20 лет у меня уже есть 32 приёмных ребёнка. К тому же, война, супруга болеет, и мы думали, что остановимся на этой цифре, ведь 32 ребёнка — это сверхдостаточно. Но когда Рому привезли ко мне, я посмотрел в глаза и понял — если скажу ему «нет», слишком велика вероятность того, что он окажется в интернате, и его судьба будет поломана.

До этих событий он прожил в центре полтора года. Его отец-офицер повесился, а потом умерла мама. В нашем детском центре он находился по заявлению мамы — мы понимали, что семья близка к катастрофе. К сожалению, именно это и случилось. Мама сильно пила, и после её смерти мальчик оказался в статусе сироты. Следующий шаг для него был — или интернат, или семья. И моя жена сказала: «Слушай, давай усыновим!» Так он и оказался в нашем доме.

Кстати, буквально через два дня мы поехали в службу по делам детей — это был его день рождения, Роме исполнялось 13 лет. Думаю, что семья — это был наилучший подарок для него, хотя и не единственный в тот день. Мы подписали документы на временное содержание в моей семье и начинаем юридическое оформление в семью. Это будет длиться месяца два-три, но парень уже дома.

В этот же день мы поехали отпраздновать это событие в кафе, и там Ромка, робея, начал подъезжать с вопросом: «Пастор, а ты не будешь против, если я тоже буду называть тебя папой?» Я, конечно же, с большой радостью ответил «Да!»

И я очень рад, что потом он выскочил туалет. Это дало мне время успокоить свои эмоции, потому что сколько бы раз я не слышал эти слова, они каждый раз рвут мне сердце.

Я — обычный папа, а это значит, что иногда безответственный, иногда эгоистичный, иногда ленивый — всё есть.
Но, иногда — безусловно — крутой.

Ребятам совершенно не нужны «отцы». Им нужны ИХ отцы — те, к кому можно зайти и поделиться самыми глубокими сердечными переживаниями. Так, как это сделал на днях Рома. Он на днях зашёл в мой кабинет, закрыл дверь и говорит: «Папа, есть серьезный разговор». Речь шла о девчонке из его класса. Здорово, что подросток может зайти и поделиться чувствами! У него есть его отец.

В Библии есть фраза о том, что «плод правды сеется у тех, кто хранит мир». На современном языке это означает, что «хороший результат будет там, где есть хорошая атмосфера».

Я совершенно убеждён, что для успеха любых педагогических действий нужна позитивная атмосфера радости, светлых эмоций, доброты, веселья. Это то, что создаёт необходимый фон для влияния на ребёнка.

В позитивной ауре легче лепить подростка. Он тогда гибкий как пластилин, его можно формировать. Строгость, без которой нам никак нельзя, должна быть с улыбкой на лице — это виртуозная педагогика, а наказание в весёлой атмосфере — это высший пилотаж.

Вчера я весь день провёл на фронте, выполняя мои капелланские обязанности — были очень мрачные думы, горькие переживания, усталость. Но ты не можешь позволить себе заносить тревогу, печаль и депрессию по возвращению в дом. Тебе нужно это всё скинуть на пороге, даже если очень тяжело, всё равно ворваться в дом с каким-нибудь криком: «Эй, кролики-лёлики-болики, где же мои карасики-ёжики?!»

Неважно, как их назвать — это куда уже попрёт. А уже после этого мы обязательно доберёмся до разбора полётов, просмотра дневников, замечаний от матери и так далее.

Простите за грубую аллегорию, но перед ребёнком как перед осликом нужно «вешать морковку» — перед ним обязательно должна быть какая-то увлекающая его цель, история.

Впереди должно быть что-то, что его стимулирует, ребёнок всё время должен к чему готовиться, чего-то ждать. Как пример — это поход, в который вы скоро отправитесь вместе с ним.

У моих, конечно, есть большие «морковки» — мы закончили кругосветку (!) на велосипедах. Но уже сейчас мы закинули цель на следующий год и планируем большое серьёзное восхождение в Альпах — вплоть до покорения Монблана, вершины Альп. Это долгосрочная перспектива, но я уже сегодня начинаю разжигать эти цели.

Я хочу, чтобы мы помнили, что отец — самое великое звание!

Оно дороже, чем президент, в моем случае — чем епископ. Оно дороже, чем бизнесмен. Оно несоизмеримо важнее, чем любые банковские счета или какая-нибудь недвижимость в самом прекрасном райском уголке этого мира. И мне так грустно видеть, как этот самый великий дар отцы часто меняют на пьянку, наркотики или другую «симпатичную тётю». Это — безумие!

Во-первых, прошу отцов никогда не оставлять своих детей. Чтобы ни случилось! Я ненавижу фразу «Подрастешь — поймешь!» Её слышали многие мои приёмные дети, когда их отцы хлопали дверью и исчезали из семьи.

Я прошу мужчин — если можете в своей семье найти ещё одно место для детской кроватки, а в своём сердце место для ещё одного ребёнка — сделайте это! Взять приёмного ребёнка  в семью — одна из лучших вещей, которую вы можете сделать!

Видео интервью полностью.

Также смотрите и читайте это интервью на сайте klub.life по ссылке!

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Как найти спутника жизни, если уже за тридцать? и Чудеса случаются там, где в них верят (свидетельство)

Клуб LIFE