Что случилось с урожаем?

Ненормальная ситуация (переполнение церкви младенцами во Христе и нехватка опытных служителей, которые могли бы с этим справляться) остро ощущалась на рубеже веков практически всеми, и во всех церквях предпринимались стихийные попытки решить проблему. В каждой деноминации организовывались курсы по подготовке служителей, региональные колледжи и семинарии, организовывались всевозможные семинары, чтобы как можно эффективнее переработать то «топливо», что переполняло «карбюратор». Это было крайне необходимо, но не всегда одинаково успешно. Духовные плоды не бывают скороспелками. Без освобождения приходящих в церковь от ложных верований, без подготовленной для посева почвы, без радикального изменения мировоззрения («метанойи») в пост-советском пространстве, всегда изобиловавшем множеством общественных, политических, профсоюзных и проч. организаций, нередко общины формировались в соответствии со знакомой с детства моделью светских объединений граждан. Откуда было взяться другой модели?

Недаром, дойдя в Послании к Римлянам до устройства церкви, апостол вновь напоминает: «не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (К Римлянам 12:2). Необходим уход от мирских моделей и представлений через преобразующее обновление ума. И уже сама лексика этого стиха наводит нас на небезынтересную аналогию. Греческое слово метаморфозо, переведенное как «преобразуйтесь», наиболее часто встречается в античной литературе в сказках (в известных произведениях Овидия ил Апулея оно даже является заглавным) и означает волшебные превращения одних существ и предметов – в другие. Практически единственным приложением этого понятия к явлениям реального мира является метаморфоз гусеницы в бабочку.

Мы все рождаемся в духовный мир гусеницами, способными лишь ползать и поглощать пищу. Бог же замыслил нас бабочками. 

Это – истина, и потому гусеницу, в принципе, можно убедить, что ее предназначение – летать. Но полетит ли она от этого? Гусеницы могут начать изучать законы аэродинамики и правила навигации. Могут даже регулярно подпрыгивать – для тренировки. Могут даже организовывать курсы подготовки лидеров по подпрыгиванию. Но это будут всего лишь прыгающие гусеницы. Порхать они так и не смогут – сущий от земли земной и есть (От Иоанна 3:31). Для этого гусенице нужно стать бабочкой, пережить новое рождение. А для этого, в свою очередь, она должна умереть – вместе со своими, «гусеничными», представлениями. Должен произойти метаморфоз, обновление ума. Только тогда полет их будет естественным, свободным и прекрасным. Учебные программы могут лишь ускорить процесс насыщения гусеницы пищей Божьего Слова, чтобы метаморфоз произошел как можно скорее, но заменить его они не могут.

Безусловно, раз уж проблемы на нас свалились, решать их было надо. Но не учит ли Писание, что, собравшись строить башню, следует заблаговременно предусмотреть все издержки (От Луки 14:28)? Может, позаботься мы тогда заранее о возможных проблемах нынешнего дня, их бы и не было вовсе? Недостаток планирования всегда ведет к авралам. Конечно, с Божьей помощью, делалось все возможное, чтоб не потерять тех, кто пришел в церковь. Но, вот, проблема уже почти решена. И что же? Бензобак-то пуст! Уже никто на улице не подбегает с интересом на крик «Бог тебя любит!», и прохожие шарахаются от протягиваемых им буклетов. Все больше церквей, ежегодно проводивших крупномасштабные евангелизационные акции, отказываются от них – затрачиваемые усилия не оправдывают себя в той мере, как раньше. Все это свидетельствует о пустоте в бензобаке. А апологетикой – разработкой естественных ресурсов, подготовкой почвы, никто не занимается. Что мы будем делать дальше? 

Методы благовестия, ставшие традиционными в христианском обществе, больше не работают. 

Новых мы не разработали (если не считать сомнительной пропаганды коммерческих, политических или исторических преимуществ христианства), старые – забыли.

Проведя этот анализ и, как нам казалось, нащупав суть проблемы, мы поделились своими соображениями с братьями, работавшими на миссионерском поприще в разных странах: не заблуждаемся ли мы? Ведь Библия учит: все испытывайте (1 Фессалоникийцам 5:21). Слишком уж велик соблазн принять свои абстрактные рассуждения за то, что происходит в реальности. Каково же было наше удивление, когда мы получили такой ответ: «Так, значит, вот, что случилось у нас в Чили!»

Во время режима Пиночетовской хунты в этой латиноамериканской стране были запрещены любые митинги и собрания, в том числе – евангелизационные. Разница с нашим положением заключалась в том, что Пиночет установил конкретную дату окончания военной диктатуры, после которой были назначены демократические выборы. И многие христианские организации ждали этого момента, ведя подготовку программ миссионерской работы в Чили. Братья, ответившие нам, разработали, в ожидании открытия возможности благовествовать в Чили, комплексную четырехуровневую стратегию.

Первой ступенью была работа со скептиками («эллинами»). Она заключалась в установлении первичных контактов через переписку, пересылку литературы, заочные курсы по основам Библии. Вторым уровнем была работа с «искателями Бога», как они их называли (в нашей аналогии это – бензобак, «иудеи»). На этом этапе практиковалось создание домашних групп для общения, углубленного изучения Писания и свидетельства на личном уровне. Третий уровень предполагал работу с «младенцами во Христе»: их обучение, наставление, назидание для духовного роста. Четвертым же уровнем была подготовка служителей для работы на всех четырех уровнях.

Это была прекрасная тщательно продуманная стратегия. Проблема оказалась в том, что стратегия эта была рассчитана на нормальные условия – такие, как обычно. Но, хотя период, когда благовестие было запрещено, в Чили был короче, чем в Советском Союзе, там сложилась аналогичная ситуация – переполненный бензобак. Когда все топливо хлынуло оттуда, карбюратор залило. И, хотя на бумаге оставалась все та же многоуровневая стратегия, на нас, – пишут братья, – свалилось такое количество работы на третьем уровне, что для остальных уровней уже не хватало ни времени, ни средств, ни людей. Все наши ресурсы засосало в этот самый карбюратор, и больше ни чем заниматься мы были не в состоянии. Когда же проблема была, наконец, разрешена, и в стране образовались большие хорошие церкви, они больше не росли. И все потому, что пока разбирались с карбюратором, никто не разрабатывал естественных ресурсов, не заполнял бензобак, не подготавливал скептиков к Благой Вести; словом – не проповедовал единого Бога язычникам. И бензобак теперь практически пуст.

Фрагмент из книги «Библейская стратегия благовестия»

Думаю, вам будет интересно прочесть мою колонку Сыны Божьи в книге Бытие, кто они? и Впускать ли Иисуса в церковь? Или почему Ван Гог, сын пастора, не узнал Бога

Сергей Головин